Полная версия

Главная arrow Право arrow Адвокатура России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Профессиональная деформация личности адвоката

Профессия часто влияет на личность, в особенности это касается специальностей, связанных с общением. Учителя, врачи, юристы, психологи больше других подвержены риску профессиональной деформации. Причем в наибольшей степени профессиональная деформация выражена у представителей тех профессий, чья работа связана с людьми, имеющими отклонения от нормы (физической, интеллектуальной, поведенческой).

Профессия адвоката также оказывает на личность влияние, которое может быть как положительным, так и отрицательным.

Возможности положительного влияния профессии адвоката на личность очевидны. Как правило, с годами, благодаря профессии, у адвокатов повышается коммуникативная компетентность: умение разбираться в людях, устанавливать психологический контакт, оказывать влияние на людей в процессе общения, эффективно разрешать конфликты, контролировать свои эмоции и т.д. В ходе выполнения профессиональных обязанностей развиваются познавательные процессы: мышление, память, внимание, совершенствуются ораторские умения, расширяется кругозор. В процессе профессионализации адвокатов происходит развитие организаторских качеств личности: педантичности, дисциплинированности, самостоятельности, ответственности, умения организовать группу на решение конкретных задач.

Но на этом влияние профессии адвоката на личность не исчерпывается. К сожалению, можно наблюдать примеры и отрицательного воздействия этой профессии на личность.

Профессиональная деформация личности – это деструктивные изменения качеств личности, происходящие под влиянием профессиональной деятельности, негативно влияющие на ее продуктивность и создающие проблемы в личностном общении.

Профессиональные деформации появляются под влиянием стереотипов профессиональной деятельности, механизмов психологической защиты, возрастных изменений профессионала и могут носить эпизодический или устойчивый характер, быть поверхностными или глубокими, проявляться в профессиональной деятельности или распространяться и на личностное общение. Профессиональная деформация может возникнуть на ранней стадии формирования профессионала, еще в процессе обучения, или позднее, в профессиональной деятельности. Она проявляется в манере поведения и речи, неадекватности восприятия людей и ситуаций, даже в физическом облике. Иногда говорят о профессиональном типе личности. Профессиональная деформация личности препятствует развитию и самосовершенствованию профессионала.

В литературе встречаются разные подходы к проблеме профессиональной деформации личности. Представляется наиболее перспективным и научно обоснованным тот, который считает профессиональной деформацией изменения в личности, происшедшие под влиянием профессии и влияющие не только на профессиональное общение, но и на повседневную жизнь, личностное общение.

Например, представим себе много лет проработавшего в своей профессии учителя, личность которого подверглась профессиональной деформации. Такой учитель будет продолжать всех "учить" не только на работе, но и в семье и дружеской компании. Это отрицательно влияет на профессиональную деятельность и затрудняет повседневное, дружеское общение, создает проблемы личного характера.

Профессия адвоката относится к группе "человек – человек", тесно связана с людьми, причем часть из них отличается асоциальным поведением. Поэтому адвокаты, наряду с другими профессионалами, также подвержены профессиональной деформации.

Профессиональная деформация адвокатов проявляется в возникновении специфических психологических свойств личности, которые отрицательно сказываются на выполнении профессиональных обязанностей и в личной сфере. Профессиональная деформация может стать серьезным препятствием на пути достижения адвокатом профессионализма.

Условно в профессиональной деформации адвоката можно выделить те проявления, которые являются общими для юридических профессий, и те, которые являются специфическими и обнаруживаются именно у представителей адвокатской деятельности.

К числу деформаций, проявляющихся у адвокатов как у представителей юридических профессий, можно отнести следующие.

  • 1. Правовой нигилизм. Нигилизм – это отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Правовой нигилизм адвокатов проявляется в неуважительном отношении к праву и подталкивает их к решению проблем доверителя не на правовом уровне. Правовой нигилизм свойствен и представителям других юридических специальностей, например следователям, оперативным работникам и т.п. Эта профессиональная деформация может проявить себя и в повседневном общении как отрицание любых идеалов, моральных норм, правил поведения в обществе.
  • 2. Эмоциональная холодность, цинизм, доходящий до безразличия к судьбе доверителя. Чаще всего человек сталкивается с юристами (следователями, адвокатами и т.п.), когда находится в сложной жизненной ситуации и негативном эмоциональном состоянии. Он испытывает тревожность, страх, депрессию, может быть перевозбужденным или, наоборот, заторможенным, плакать при встрече с адвокатом. Сталкиваясь с человеческим горем, некоторые адвокаты черствеют душой, становятся нечувствительными, не способными проявить простое человеческое сочувствие. В профессиональном общении это приводит к обезличиванию клиента, который воспринимается как объект воздействия, а его проблемы – как поломка, которую нужно устранить. В повседневном общении это может проявляться в эмоциональной холодности, снижении эмпатии в отношении к близким людям, родственникам.
  • 3. Снижение уровня культуры общения. Подобные проявления наблюдается у адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам и имеющих дело с определенной категорией клиентов. В процессе бесед, переходя па "язык", попятный клиенту, такие адвокаты усваивают уголовный жаргон и начинают использовать его в повседневном общении. С подобными проявлениями деформации можно столкнуться и при общении со следователями, оперативниками, сотрудниками исправительных учреждений. Снижение уровня культуры общения может проявиться также в общении с друзьями и родственниками.
  • 4. Формализм, стереотипный подход к решению профессиональных задач. Высокая ответственность юристов, правовая регламентация их деятельности приводят к стремлению снизить степень ответственности. Работа по делам одних и тех же категорий (хулиганство, кражи, ДТП и т.д.) способствует тому, что у адвоката вырабатываются однотипные приемы и методы защиты, блокирующие способность творчески реагировать на появление новых обстоятельств, пропадает индивидуальный подход в работе с доверителями. В личностном общении это может выразиться в стремлении подвести любую жизненную ситуацию под некий стандарт, как формальный подход к семейным проблемам.

К специфическим деформациям, присущим именно представителям адвокатской профессии, относятся.

  • 1. Установка "всех жалко, всех обижают, всем помочь надо". Как врач, только взглянув на попутчика в поезде, уже ставит ему диагноз и советует, как надо лечиться, профессионально деформированный адвокат видит правовые проблемы всех, кто его окружает в повседневной жизни, и разъясняет права даже тем, кто в этом не нуждается. Благодаря профессиональным знаниям адвокат понимает, как можно помочь человеку решить его проблему, или видит необходимость принять меры, чтобы предупредить возможные проблемы в будущем, чувствует свою ответственность за соблюдение прав этого человека. Если же такой адвокат остается безучастным к судьбе человека, он начинает обвинять себя в том, что мог бы помочь своевременно, но не сделал этого. Навязчивое консультирование, принимающее формы поучения, раздача советов окружающим может осложнять повседневное личностное общение.
  • 2. Завышенная самооценка, позиция "всегда прав". В силу особенностей профессии адвокат должен преуспевать в умении всегда выглядеть в лучшем свете. Без навыков самопрезентации в этой профессии трудно быть успешным. Однако иногда эти особенности гипертрофируются. Излишняя самоуверенность, изворотливость, неумение признавать свои ошибки – все это не красит адвоката. Прибавим к этому владение профессиональным понятийным аппаратом, законами формальной логики, предоставляющими широкие возможности для конструирования оправданий на все случаи жизни. Неприятно, когда это распространяется и на сферу личного общения адвоката, и любые свои поступки он может объяснить разумными основаниями.
  • 3. Противопоставление себя доверителям, позиция "клиент – мой враг". Неумение при заключении соглашения с доверителем четко обозначить круг профессиональных обязанностей адвоката, отсутствие навыка установления доверительных, но деловых отношений с клиентом, неумение провести четкую грань между "профессиональным" и "личностным" общением, стремление позднее ограничить круг решаемых правовых проблем клиента с тем, чтобы он "нс садился на голову", приводит к формированию установки "быть всегда настороже с клиентом", "держать ухо востро". Излишняя осторожность, подозрительность, стремление держать дистанцию не способствуют и развитию личных контактов.

Влияние профессии на личность неизбежно, по профессиональная деформация возникает не у каждого адвоката, поскольку многое зависит от его личностных характеристик (внутренние, субъективные факторы): возраста, пола, семейного положения, характера трудовой мотивации, ценностных ориентаций, установок, стрессоустойчивости, характерологических свойств, уровня эмпатии, стиля взаимоотношений в коллективе, уровня развития интеллекта, способностей, свойств нервной системы, неспособности к релаксации. Повлияют на возникновение профессиональной деформации и внешние причины (объективные факторы): условия обучения в вузе, стаж работы, то, какие наставники встретятся на его пути, психологический климат коллектива, в котором он трудится, перегрузки на работе, дефицит времени, протекание кризисов профессионального становления и т.п.

Говоря о профессиональной деформации личности адвоката, необходимо пояснить значение термина "эмоциональное выгорание", впервые предложенного американским психиатром Фрейденбергом в 1974 г. Эмоциональное выгорание является близким по смыслу, но не тождественным понятию "профессиональная деформация". Иногда как синонимические используют выражения "эмоциональное сгорание" и "профессиональное выгорание".

Чаще всего синдром "эмоционального выгорания" встречается у тех профессионалов, которые вынуждены во время выполнения своих обязанностей тесно общаться с людьми. Эмоциональное выгорание проявляется в условиях сильных эмоциональных нагрузок и выражается в чувстве безразличия, эмоционального истощения, изнеможения; развитии негативного отношения к своим коллегам и клиентам, снижении самооценки. Адвокат с синдромом "эмоционального выгорания" не может отдаваться работе так, как это было прежде, испытывает ощущение тщетности своих профессиональных усилий, работа перестает приносить ему удовлетворение.

Эмоциональное выгорание возникает в результате внутреннего накопления отрицательных эмоций без соответствующей "разрядки" или "освобождения" от них, ведет к истощению эмоциональных, энергетических и личностных ресурсов человека. С точки зрения концепции стресса Г. Селье эмоциональное выгорание – это дистресс или третья стадия общего адаптационного синдрома – стадия истощения. В 1981 г. А. Морроу предложил яркий эмоциональный образ, отражающий, но его мнению, внутреннее состояние работника, испытывающего синдром эмоционального выгорания: "Запах горящей психологической проводки". Выделяют три стадии эмоционального выгорания.

Первая стадия характеризуется снижением положительных эмоций, связанных с работой, возникновением чувства неудовлетворенности, тревожности, пустоты.

Вторая стадия проявляется в неприязни, пренебрежительном отношении к клиентам, что проявляется сначала в разговорах с коллегами, а затем постепенно и в присутствии клиентов.

На третьей стадии эмоционального выгорания профессионал становится равнодушным, теряет интерес нс только к своей работе, но и к себе и близким людям.

Эмоциональному выгоранию может быть подвержен любой адвокат. Доказано, что скорость "сгорания" не связана ни с образованием, ни с уровнем интеллекта, ни даже с оплатой труда. Главной причиной, способствующей эмоциональному выгоранию, является перегрузка. Те адвокаты, у кого мало работы, могут жаловаться на скуку, но эмоциональное сгорание им не грозит.

На подверженность эмоциональному выгоранию влияет отношение профессионала к делу: риск выгореть выше у тех, кто считает, что всегда должен быть сдержан и не имеет права на ошибку. Высокая персональная ответственность адвокатов, эмоциональная насыщенность профессионального общения являются дополнительными факторами, способствующими эмоциональному выгоранию.

Нс менее опасна ситуация, в которой специалист постоянно ощущает, что его недооценивают, его усилия нс ведут к достижению намеченной цели, и он никак не может изменить положение дел. Неудовлетворенность результатами профессиональной деятельности, недостаток самостоятельности способствуют развитию эмоционального выгорания. Опасна и самоизоляция в доброжелательной среде единомышленников. Проводя все время на работе либо в дружеском общении с коллегами, можно "сгореть" всей консультацией. Чувство собственной значимости, напротив, способствует устойчивости по отношению к эмоциональному выгоранию.

Профессиональная деятельность адвокатов проходит в особых условиях нестабильности. Адвокаты самостоятельно ищут себе клиентов, могут испытывать дефицит работы, что особенно касается начинающих. Нестабильность рабочей нагрузки, публичность профессии, необходимость быть в курсе постоянно изменяющегося законодательства – все эти и другие стрессогенные факторы способствует эмоциональному выгоранию.

Особенно быстро выгорают специалисты с интровертированным темпераментом, поскольку их индивидуально-психологические особенности не соответствуют требованиям коммуникативных профессий. Они характеризуются замкнутостью, застенчивостью, концентрацией на профессиональных задачах. Вынужденные вступать в коммуникативные контакты но роду своей профессиональной деятельности, они прилагают для этого дополнительные усилия. Не имея избытка жизненной энергии, такие адвокаты накапливают эмоциональный дискомфорт и быстрее других истощаются.

Наличие внутриличностных конфликтов в связи с работой является дополнительным фактором, способствующим эмоциональному выгоранию. Внутриличностный конфликт – это столкновение противоположно направленных мотивов, потребностей, интересов, ценностей, целей. Потребность в оказании помощи другим людям, вступая в противоречие с потребностью в безопасности, создает почву для внутриличностного конфликта адвоката и тем самым повышает риск эмоционального выгорания. Женщины-адвокаты, переживающие противоречие между работой и семьей, находятся в еще более сложной ситуации.

Некоторые авторы рассматривают эмоциональное сгорание как разновидность профессиональной деформации. Это нс совсем правильно. Представляется более обоснованной точка зрения Д. Г. Трунова, который считает, что различие заключается в том, что о синдроме выгорания нужно говорить в контексте профессиональной деятельности, а профессиональная деформация относится в основном к жизни вне работы, т.е. синдром выгорания наблюдается тогда, когда в процесс выполнения профессиональных обязанностей проникает слишком много личного, происходит потеря контролирующей роли "профессионального" и внедрение "человеческого" в область профессиональной компетенции. О профессиональной же деформации есть смысл говорить тогда, когда в личную жизнь проникает слишком много профессионального, и, придя домой, человек продолжает нести на себе "деформирующий отпечаток" своей профессии и вести себя как специалист[1].

В связи с проблемами профессиональной деформации личности адвоката, отрицательно влияющими на качество профессиональной деятельности и на его личную жизнь, способными привести к потере квалификации, появляется практическая необходимость разработки эффективных методов профилактики профессиональной деформации и реабилитации эмоционального выгорания.

Возможны следующие пути профилактики профессиональной деформации и реабилитации личности[2]:

  • – повышение психологической компетенции адвокатов. "Предупрежден – значит вооружен";
  • – психологическая диагностика и индивидуальное консультирование адвокатов;
  • – тренинги профессионального и личностного роста адвокатов;
  • – овладение приемами саморегуляции эмоционально-волевой сферы и самокоррекции профессиональной деформации;
  • – повышение квалификации адвоката.

Некоторые авторы, в частности Н. Б. Москвина, рассматривают профессиональную деформацию как возможную компенсацию более опасных нарушений, например физического и психического здоровья[3]. Такая профессиональная деформация, как эмоциональная холодность, нечувствительность к чужому горю, может возникнуть как своеобразная защита от излишних переживаний особо чувствительных профессионалов, работающих с людьми. Такая деформация, возможно, предохраняет адвоката от более опасных нарушений психического, а возможно, и физического благополучия, от нервного, психического истощения. Вследствие этого профессиональную деформацию нельзя преодолевать, пока неизвестно, от каких более серьезных проблем она может защитить адвоката.

Следует помнить, что при организации профилактики профессиональной деформации все "воспитывающие" воздействия на личность нужно реализовывать в пространстве, непосредственно примыкающем к сфере профессионального труда и по поводу этого труда. В качестве мер профилактики профессиональной деформации может служить смена вида деятельности в нерабочее время. Усталость от профессии снимается покоем, отдыхом. Если возникает пресыщенность профессиональным общением, следует сменить круг общения или побыть наедине с собой. Умственное же утомление, которое может быть одним из последствий профессиональной деформации, снимается прогулками или занятиями спортом.

У одних адвокатов профессиональная деформация, проявление синдрома выгорания влекут за собой снижение уровня профессионализма, проблемы в семье, а иногда и конец карьеры. Для других осознание трудностей, поиск возможностей их преодоления как следствие профессиональной деформации, открывает новые перспективы в профессиональном и личностном росте, становится стимулом для повышения квалификации и освоении новых вершин в профессии.

  • [1] См.: Трунов Д. Г. Синдром сгорания: позитивный подход к проблеме // Журнал практического психолога. 1998. № 8.
  • [2] См.: Безносов С. II. Профессиональная деформация личности. СПб., 2004.
  • [3] См.: Москвина Н. Б. Попытка методологической автоэкспертизы диссертационного исследования: методология диссертационных исследований проблем образования в условиях модернизации. Волгоград, 2003.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>