Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Психология журналистики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

1.4. Цель, задачи, принципы и функции психологии журналистики

Вышеописанная проблематика и в целом тенденции развития психологического знания о закономерностях массово-коммуникационной деятельности сопрягаются с доминантой результативности современных СМИ. Ибо одной из главных целей психологии журналистики как научно-практической дисциплины является помощь руководителям массмедиа и журналистам в выборе и принятии эффективных управленческих решений. Системные социально-психологические исследования в данной деловой сфере (сфере общего и творческого менеджмента СМИ) способствуют прежде всего реализации функций журналистики как социального института, организации диалоговых отношений с аудиторией, а также творческой работе журналистов.

Конкретизируем анализ. В частности, вышеописанные тенденции, характерные для развития современных СМИ, сопряжем с доминантой аналитичности, которая, как мы выяснили, доминирует в условиях формирования и развития нашего общества как информационного.

Известна структурная формула массовой коммуникации Г. Лассуэлла: "Кто говорит? – Что? – По какому каналу? – Кому? – С каким эффектом?" С точки зрения двусторонней, или партиципарной[1] связи с публикой (когда есть возможность прямого доступа общественности к производству и распространению информации по каналам средств массовой коммуникации), вопросы можно трактовать следующим образом.

"Кто говорит?" – поясняет, есть ли среди авторов не только журналисты и политики, но и эксперты в различных областях деятельности, а главное – представители общественности. Он также прямо связан с понятиями "свобода слова", "доступность участия в массово-коммуникационной деятельности" – обмене информацией с властями и согражданами, друг с другом. Объективность при этом понимается не просто как добросовестность в изложении фактов, своего их понимания, а как стремление отразить разные точки зрения. Журналистская позиция – по отношению нс только и не столько к власти, закону, рыночным отношениям и т.д., но и к ожиданиям общества. Профессиональная этика – нс только служение истине, добру, справедливости, но и готовность позволить и гражданам быть ответственными за происходящее, а значит участвовать во влиянии на него.

Вопрос "Что говорит?" по нашему пониманию предполагает анализ участия аудитории в тематизации – формировании "повестки дня": меру участия общественности и в освещении, и в обсуждении проблем из различных сфер жизни. О ком говорят СМИ, чей образ жизни, интересы, нужды, требования, оценки для журналистов первостепенны. Репрезентативна ли информация самой общественности, представленная в СМИ. Качественна ли сама информация: присуща ли ей оперативность, своевременность, актуальность. То есть могут ли субъекты информационной деятельности не только освещать что-то, но и готовить в различных формах принятие решения, обсуждать этот процесс с аудиторией, дискутировать. Важным является и такое понятие, как инструментальность информации: пригодность для понимания сути проблем, способность знакомить своих читателей, к примеру, с правилами игры, методами участия и т.д. В данном контексте информационная безопасность – не только теоретическое понятие, поскольку внешне демонстрируемый консенсус иногда держится на запасах общественного терпения.

Ответ на вопрос "По какому каналу?" включает в анализ, как нам кажется, понятие учета специфики различных форм коммуникативных контактов. Интерактивность есть не только возможность задать в присутствии аудитории тому или иному коммуникатору вопрос и получить от него публичный ответ, и это не только призыв к людям массово голосовать, что стало очень модно сегодня (причем без возможности участвовать кому-то со стороны в подведении итогов): это больше выявление мотивов, выбор точки зрения, которую разделяешь, из двух-трех или множества. Социальное участие – не только неограниченные интерактивные возможности новых информационных технологий или множество контактов, ведь ничто так не делает пассивным, как Интернет без ограничения, уход от реальности при посредстве лишь межперсональных контактов. В качестве негативного примера можно привести манипулирование внушаемыми группами аудитории в прямых радиоэфирах.

При этом подчеркнем тот факт, что пресса более, чем другие СМИ, предрасположена к развитию мыслительной, аналитической деятельности. Но, добавим, лишь с учетом использования всех уровней развития техники: взаимодействие различных каналов СМИ, сбор информации от людей и организаций через Интернет и т.д. Как пример обратного характера можно привести бесплатные информационно-рекламные издания, напрочь сломавшие систему газетных предпочтений и приучившие людей к мнимой бесплатности.

"Кому говорит?" – здесь мы в рамках психологической концепции привлекаем к анализу понятие "доступность СМИ": причем выделяем не только экономические аспекты, но и групповые – возрастной, гендерный, социальный, территориальный, этнический. С определенными оговорками можно включить сюда и ролевое участие журналистов (журналист меняет профессию, житейские подробности политиков разного уровня и звезд, рассказы журналистов о себе как о рядовом покупателе, родителе школьника и т.д.).

Важно и то, к кому обращена информация от журналистов и внештатных авторов (не только ли абстрактным власть предержащим). Как мудро заметил как-то на семинаре в Пермской области один из редакторов, в городе или районе все всё и без нас знают, лишь хотят убедиться, насколько смел редактор или правдивы и объективны журналисты.

Не менее сущностей в данном контексте и другой вопрос – насколько информация, распространяемая властью, соотносится с высказываниями общественности и вообще с реальностью. Ведь аудитория, наученная горьким опытом, сегодня нередко откровенно смеется над программными заявлениями в СМИ кандидатов всех уровней и их "завиральными" идеями.

Отвечая на вопрос "С каким эффектом?", необходимо подчеркнуть, что в современной практике массмедиа сейчас меняется объем и содержание понятий "эффективность", "действенность".

Во-первых, можно предположить, что сегодня иссяк ресурс давления, переданный средствам массовой информации от власти. Новые экономические отношения ограничили или даже свели на нет возможности экономического давления СМИ на власть, вторжения в сферу производственной деятельности или производственных отношений, что раньше было основой действенности.

Во-вторых, действенность сегодня необходимо понимать не только как результативность контактов с социальными институтами, выполнение непосредственно организаторских функций. Сам факт обмена мнениями тоже социальная ценность, так как способствует формированию и укреплению социальных общностей.

В-третьих, и эффективность сегодня следует рассматривать на уровне развития общественного мнения, а также с учетом тенденций в современном массовом сознании.

Есть несколько замечаний и по поводу других факторов системообразующего характера, свойственных именно формирующемуся информационному обществу. В среде журналистов-практиков нередко сегодня бытует дискуссионное мнение, что журналистика XXI в. – это прежде всего технологии, а не творчество. Хотя раньше, мол, тоже творчество не было первичным, поскольку в советской журналистике во главу угла ставилась идеология. Оставим в стороне истинность-неистинность данного высказывания, но согласимся с данным тезисом в одном: там, где есть жесткая технологичность, больше времени остается на творчество.

В по-настоящему технологичном современном СМИ нет жесткого плана, нет привязки к понятиям "количество" (а иногда и "качество") выпускаемого информационного продукта. Просто если ты, журналист, один раз пропустил или осветил хуже, чем конкуренты, некую новость, или не отследил, не дал квалифицированного анализа важной тенденции, – с тобой просто могут разорвать контракт.

В данном контексте важнейшим является вопрос – что понимается под профессиональной технологичностью?

Ответ на него все с большей интенсивностью ищут как исследователи журналистики, так и практики массмедиа[2]. Также напрямую он связан с рядом новейших понятий, таких как формат СМИ, модель издания, stylebook (книга стилей), стандарты навигационных элементов. Здесь же необходимо сказать о максимальном применении современных технологий сбора, хранения и использования в непосредственной профессиональной деятельности всех видов информации. Причем концептуальность эффективной организации данных процессов, как свидетельствует практика ведущих мировых СМИ, находит выражение в очень простой формуле: чем более прозрачен редакционный менеджмент, тем выше культура управления и взаимоотношений в коллективе[3].

Трансформация медиаинститутов в коммерческие организации неразрывно связана с изменениями качественного состава профессионалов, что остро актуализирует проблему формирования и развития профессиональной культуры журналистов. На наш взгляд, эффективно заниматься этим можно будет лишь в том случае, если па должную высоту будет поднята и система не только университетского обучения будущих журналистов, но и повышения квалификации и переподготовки журналистских кадров.

Ведь не секрет, что профессия журналиста в последнее время определенным образом девальвирована многочисленными СМИ, создаваемыми под политический заказ или по прихоти хозяина, имеющего на это "лишние" деньги. А информационное пространство многих регионов можно охарактеризовать как разрываемое противоречиями не только экономического характера. В связи с чем актуальнейшей, в том числе и для университетского нормативного курса "Психология журналистики", является проблема формирования системы профессиональной культуры журналистов, имеющей совершенно конкретные составляющие. Назовем, а далее конкретизируем основные из них (см. параграф 5.3).

Движущей силой развития профессионального сознания выступает постоянно воспроизводящееся противоречие между консервативным и динамичным началами. Отражением этого процесса является профессиональное самосознание, которое содержит устойчивые представления об определенной профессиональной, политической, социальной, психологической и нравственной идентичности членов группы (сообщества), о ее свойствах как целого.

Мы полагаем, что в одном ряду с профессиональным самосознанием журналистов стоит профессиональное мировоззрение как специфический срез общего мировоззрения и элемент профессиональной культуры. Объектом отражения профессионального мировоззрения выступает не только общая или специальная, но и социальная картина мира.

Особое место в профессиональной культуре журналиста принадлежит и профессиональному мышлению. Во многом обуславливаемое сегодня технологией и объективной логикой массово-коммуникационной деятельности, профессиональное мышление, в свою очередь, выступает в качестве организующего начала в процессе становления и самоопределения журналистики и дальнейшего развития данного вида профессиональной деятельности как истинно творческого. В этом качестве профессиональная культура журналиста есть способ формирования и мера реализации социальных и индивидуальных сущностных сил субъектов профессиональной деятельности во благо всего общества, а не отдельных его групп, что, как мы отмечали, сегодня нередко распространено.

Практически для всех СМИ характерно сегодня расслоение по уровню и качеству образования журналистов. Никого в провинции сегодня не удивляет, к примеру, тот факт, что один из руководителей может вообще не иметь никакого высшего образования. Непрофильное образование работников массмедиа – вообще явление скорее типичное, нежели исключительное. А то, что городские и районные газеты различных регионов (особенно сельские) па две трети, а то и более укомплектованы пенсионерами и вчерашними школьниками – факт непреложный.

Если в связи с этим говорить о самом актуальном, на наш взгляд, сегодня – культуре в целом и журналистской в частности, то стремится она стать по-настоящему профессиональной не тогда, когда происходит момент ее "адаптации" к современным технологиям и условиям жизнедеятельности определенной группы людей, но тогда, когда профессиональная культура становится продуктивной.

Бывший редактор "Известий", авторитетнейший в медиасреде человек – Раф Шакиров, определил себя однажды в одном из статусных представлений как "информационщик". Для любого практика данным определением сказано многое. Успешно поработав как в периодической печати, так и на телевидении, а также в сфере деятельности по информационному обеспечению массмедиа, Р. Шакиров, как нам кажется, на практике продемонстрировал, что современному журналисту не след замыкаться в узком смысле – в рамках типологического подхода к профессии, а в широком – внутри лишь четко очерченного круга собственных социально-демографических, социально-психологических или профессионально-творческих характеристик. Одним словом, тому же студенту-журналисту необходимо в нынешних постоянно меняющихся условиях учиться главному – быть по-настоящему универсальным специалистом, развивать себя как неординарную личность с неповторимым творческим почерком. И ни в коем случае нс слушать тех, кто живописует апокалиптические картины развития журналистики лишь как "приводных ремней" перманентно развивающегося информационного общества. Согласитесь, что это в истории нашей профессии уже было. Любая навязанная в той или иной форме модель профессиональной несвободы журналистики заканчивается весьма печально 15 целом для общества. В том числе и для того, которое гордо именует себя информационным.

Сделаем вывод. В целом формирование новой реальности, в которой сегодня функционируют СМИ России, представляет собой отнюдь не "естественный", идущий сам по себе процесс. Безусловно, что глобализация и технологический прогресс интенсифицируют процессы информационного обмена, повышают уровень диалогичности СМИ и их аудитории. Вместе с тем вышеописанные нами противоречия заставляют говорить скорее о глобальном медиапотреблении, чем о глобальном производстве контента средств массовой информации. Возможно, с экономической точки зрения это пока и выгодно, но никто еще всерьез, как нам кажется, не прогнозировал последствия другого рода. А то, что они будут, сомнения не вызывает.

  • [1] Подробнее см.: Фомичева И. Д. СМИ как партиципарные коммуникации: дис. в виде науч. докд. ... д-ра филол. наук. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002.
  • [2] Подробнее см.: Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные / под ред. А. Г. Качкаевой. М.: ФОКУС-МЕДИА, 2010: Бессонов С. И. Экономика и менеджмент СМИ. Специализация и профилизация в журналистике. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2013; Киршин Б. Н. "ЧР": Формула свободы. Челябинск: Челяб. Дом печати, 2004; Копылов О. В. Особенности творческой деятельности журналиста в условиях медиаконвсргснции. дис.... канд, филол. наук. Екатеринбург, 2013; Олешко В. Ф. До первой бури // Журналист. 2013. № 1; Пургин Ю. II. Функционирование медиахолдинга в условиях трансформации регионального информационного рынка (на примере издательского дома "Алтапреес"). дис. ... канд. филол. наук. Екатеринбург, 2011; и др.
  • [3] См.: Thompson J. В. The Media and Modernity: A Social Theory of the Media. Stanford University Press, 1995.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>