Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Психология журналистики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5.1. Информационная открытость: есть ли пределы?

Скандал с британским таблоидом News Of The World в свое время разделил медийный мир на период "до" и "после" обнародования фактов со скандалом вокруг незаконного прослушивания телефонных разговоров звезд. Последний номер газеты появился в продаже в воскресенье, 10 июля 2011 г., а уже на другой день в ряде СМИ появились сообщения, что причиной закрытия одного из старейших изданий, выходившего с 1843 г., стали не только эти факты, по и "прослушка" телефонных разговоров британского премьера Дэвида Кэмерона. Мне сразу же вспомнился эпизод из культового российского фильма "Ширли-мырли", когда в разговор президентов СССР и США вклинивается некий представитель мафии и с характерным одесским говорком начинает комментировать их переговоры...

Комедийная фантасмагория, оказывается, была недалека от истины. Просто сценаристам и режиссеру в голову не могло прийти, что результаты, полученные в ходе подобных "прослушек", можно потом даже распространять по миру – эксклюзивная информация! Простой факт: в 2011 г. интернет-сервис Mondo Times признал издание Mezas Of The World англоязычной газетой с самым большим в мире тиражом. И вот конкретные журналисты, их издатель, и даже журналистика в целом – как социальный институт, что называется, "вляпались".

Позднее героем и одновременно антигероем для некоторых массмедиа стал Джулиан Ассанж – интернет-журналист, основатель международного социального сетевого проекта WikiLeaks (от англ, leak – утечка). Здесь в достаточно больших объемах были обнародованы сверхсекретные материалы о шпионских скандалах, коррупции в высших эшелонах власти, военных преступлениях и тайнах дипломатии великих держав. Целью проекта была объявлена "неотслеживаемая публикация и анализ документов, ставших доступными вследствие утечки информации"[1]. Причем стать анонимным источником информации может любой, кто ей располагает и пришлет в "редакцию".

Но оказывается, все эти скандалы были частным случаем системы повсеместной прослушки и контроля за коммуникационными актами в Интернете. Американский технический ассистент, бывший сотрудник ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден в начале июня 2013 г. передал газетам The Guardian и The Washington Post секретную информацию АНБ, касающуюся тотальной слежки американских спецслужб за информационными коммуникациями между гражданами многих государств по всему миру при помощи существующих информационных сетей и сетей связи. Это касалось всех ведущих держав мира, включая партнеров по НАТО. В связи с этим в США 14 июня 2013 г. ему заочно были предъявлены обвинения в шпионаже и похищении государственной собственности. Хотя разоблачения диссидента Сноудена, получившего вид на жительство в России, вызвали жаркие споры (практически во всех странах, включая и США, где у него нашлось немало сторонников) о допустимости массового негласного наблюдения, а также пределах государственной тайны и балансе между защитой персональных данных и обеспечением национальной безопасностью в эпоху повсеместного развития Глобальной сети. Следовательно, то, о чем можно было догадываться – что информационная эпоха и современные технологии делают мир практически прозрачным – подтверждено теперь фактологически. Но важно подчеркнуть и то, что конкретизируется и становится фактом каждый такой случай лишь при публичной его фиксации в текстах СМИ, причем авторитетных, имеющих соответствующую репутацию. Просто "выложить" в Сети или малоизвестном массмедиа информацию – ничего не значит, поскольку массовая аудитория, особенно российская, очень быстро разобралась в том, что многие любили цитировать словами одного из героев всенародно любимого сериала "Семнадцать мгновений весны": "Сейчас верить никому нельзя. Даже себе. Мне – можно..."

Как нам кажется, все вышеизложенное свидетельствует о том, что сегодня дискуссия по поводу аксиологической, смыслоценностной составляющей современной журналистики не просто актуальна, но имеет и прикладной характер. По крайней мере в связи с тем, что нужно не просто информировать общество, но доказывать практически каждому представителю мирового сообщества, что есть разные типы СМИ, разные виды массовой коммуникации, различные, наконец, цели и способы зарабатывания денег в нашей профессии. "До" истории, точнее – скандалов с News Of The World и повсеместной электронной слежкой это, казалось, многим людям было важно только с точки зрения теории журналистики, "после" – это взволновало миллионы. Точно так же чуть позднее вызвали не просто волнение, а острую настороженность истории с обнародованием данных посетителей интернет-магазинов на "Яндексе". В Екатеринбурге длительное время находились в свободном доступе данные о нарушителях правил дорожного движения со всеми их персональными данными...

Общество вдруг враз осознало: информационная открытость без правил и разумных ограничений (по крайней мере, относительно персональных данных) становится похожей на автомобиль, мчащийся с горки с отказавшими тормозами. Сегодня грань между журналистикой, пиаром, лоббистской деятельностью СМИ и политической рекламой бывает в повседневной деятельности медийщиков порой столь зыбкой, что один и тот же человек нередко в течение короткого времени выполняет самые различные функции. Причем чаще всего не по своей воле.

Проблематика этики профессии и в целом аксиологии журналистики многогранна, а в современных условиях к тому же тесно взаимосвязана не только с морально-этическими компонентами, но и теми, которые можно было раньше считать периферийными.

  • [1] URL: https://wikileaks.org/wiki/wikileaks/ru.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>