Институционализация политической теории

В XIX в. на основе проанализированных выше трансформаций в общественно-политической мысли стран Запада началось формирование и постепенное размежевание различных политико-философских и идейно- политических течений и направлений, призванных обосновать те или иные альтернативные пути общественно-исторического развития. Эти течения и направления, получившие в XIX в. названия "либерализм", "консерватизм", "марксизм", "социал-демократизм", "анархизм", "радикализм" и т.д., отличаются друг от друга:

  • – по трактовке места и роли отдельного человека, групп, партий, социальных сил, классов и др. в мире политического;
  • – форм государственного устройства;
  • – места и роли основных социально-экономических и общественно- политических институтов (частной собственности, свободного рынка, власти, государства, партий и т.д.);
  • – путей и средств решения важнейших экономических, социальных и политических проблем.

Различны и предлагаемые ими программы и средства решения стоящих перед обществом важнейших экономических, социальных и политических проблем и т.д. (Более подробно об этом будет рассказано в главе 3.)

Начались разработки новых специальных методов исследования, неуклонно возрастал интерес к методам формально-правового и сравнительно-правового анализа, логике систематизации фактов. Исследовательские методы, приемы и понятия, выработанные в естественных науках, становились достоянием социальных и гуманитарных наук.

Рационализм и рационалистические методы в трактовке общественно- исторических процессов особенно широко использовались в позитивизме. Основатель позитивизма и позитивистской социологии О. Копт разработал теорию этапов общественно-исторического развития человечества, методологию исследования процессов формирования, эволюции и функционирования общества. Он ставил своей целью обосновать идею, согласно которой главные факторы развития общества коренятся в господствующих идеях и умонастроениях людей, а кризисы общества считал результатом разногласий и борьбы между ними. В одной из работ Конт отмечал, что "идеи управляют и переворачивают мир", а кризис общества наступает от умственной анархии.

Позитивисты поставили своей целью отказаться от разного рода абстрактных, по их мнению, теорий и идей, оторванных от реальной жизни, и стремиться получить о ней позитивное знание. Главную свою задачу они видели в обосновании путей и средств гармонизации общества, утверждения органической связи порядка и прогресса.

Общество, по убеждению позитивистов, представляет собой живой организм, где каждый его элемент выполняет конкретную функцию – таким образом обеспечивается его нормальное функционирование. Так, последователь Конта, английский социолог Г. Спенсер, проводил аналогию между биологической и социальной эволюцией, живым организмом и обществом. Это открывало возможность применения в социологии естественнонаучных методов исследования.

Поставив вопрос "Что такое социальная эволюция?", Спенсер пришел к выводу, что ее суть состоит в прогрессивном развитии общества по пути усложнения и совершенствования социальных и политических институтов. По его мнению, "прогресс в человеческих обществах всегда происходит в направлении поглощения индивидуальных действий действиями корпоративных органов"[1]. Он был убежден в том, что любые попытки подтолкнуть социальную эволюцию с помощью регулирования спроса и предложения, радикальных реформ в политической сфере или иных искусственных мер без учета характера и уровня развития членов общества могут обернуться непредсказуемыми негативными последствиями.

В XIX в. большое внимание уделялось теме гражданскою общества в его связи с государством. Главная заслуга в разработке теории гражданского общества в его взаимосвязи с государством, несомненно, принадлежит Г. В. Ф. Гегелю. На основе систематизации наследия французской, английской и немецкой общественно-политической мысли Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию диалектического движения от семьи к государству в процессе длительной и сложной исторической трансформации от Средневековья к Новому времени.

Гражданское общество состоит из комплекса институтов, организаций, классов, групп, корпораций, сословий, частных лиц и др. Многочисленные его составляющие зачастую несопоставимы, неустойчивы и подвержены серьезным конфликтам. Оно напоминает ноле боя, где одни частные интересы сталкиваются с другими.

При этом Гегель критиковал теорию естественного права за то, что оно смешивает гражданское общество и государство, рассматривает последнее как партнера его подданных и тем самым подвергает сомнению "абсолютный божественный принцип государства". По его мнению, идеальное государство представляет собой гарантию сохранения и нормальной жизнедеятельности гражданского общества. Оно соединяет различные конфликтующие группы и коллективы в единое целое более высокого порядка.

Лишь признавая и удерживая гражданское общество в подчиненном положении, утверждал Гегель, государство может обеспечить его свободу. Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно сохраняется и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и более высокого сообщества, которое организовано политически.

Особый подход к проблеме гражданского общества прослеживается в марксизме. Вслед за Гегелем К. Маркс рассматривал гражданское общество как исторический феномен, результат исторического развития, а не как данное природой состояние. Государство и гражданское общество составляют исторически детерминированные образования, характеризующиеся особыми формами и отношениями производства, классового разделения и классовой борьбы и защищаемые соответствующими политикоправовыми механизмами.

В марксистской теории государство выражает общий интерес, а гражданское общество – частный. Гражданское общество относится к материальной сфере, в то время как государство составляет надстройку. Во введении к работе "Критика политической экономии" (1857–1858), пользовавшейся в свое время большой популярностью, Маркс характеризовал гражданское общество как производное от материальных условий жизни и утверждал, что "анатомию гражданского общества необходимо искать в политической экономии"[2].

Незаменимый вклад в разработку политической теории внес немецкий политолог и социолог начала XX в. М. Вебер, который рассматривал политические явления как особые реальности, имеющие собственную логику развития и, соответственно, собственную историю. Он, в частности, полагал, что политика обусловлена не только производственными отношениями, как у К. Маркса, или разделением труда, как у Э. Дюркгейма, но и в равной степени – влиянием административных структур. Большое значение имели сформулированные Вебером концепции бюрократии и плебисцитарно-вождистской демократии.

Особо важное значение с точки зрения становления как политической философии, так и теоретической социологии имела разработка Вебером теории идеальных типов. Идеальным типом он называл теоретическую модель, воспроизводящую изучаемое явление в чистом, логически непротиворечивом и рациональном виде. Идеальные типы не имеют эмпирических прообразов в самой реальности и не отражают ее. По мнению Вебера, "реальное поведение чрезвычайно редко... и только приближенно соответствует конструкции идеального тина"[3]. Он был убежден в том, что именно в силу предельного обобщения реального явления такая конструкция позволяет постигать его значимый для людей социальный смысл.

Вебер внес существенный вклад в разработку теории бюрократии, легитимности власти, монополии государства на законное насилие и др. В частности, он рассматривал легитимность как основу стабильности и жизнеспособности существующей властной системы, системы "политического господства". По его мнению, легитимность представляет собой внутреннее основание и смысл политического господства. Основываясь на таком понимании легитимности, он выделял традиционный, харизматический и рациональный типы господства. Для понимания позиции Вебера в трактовке этих феноменов особенно ценна его работа "Политика как призвание и профессия" (1919).

Одним из главных научных достижений Вебера можно считать разработанную им теорию рождения капиталистического духа из протестантской этики, которая изложена в труде "Протестантская этика и дух капитализма" (1905).

Вслед за М. Вебером целая плеяда ученых – В. Вильсон, Дж. Брайс, В. Парето, Р. Михельс, Г. Моска, М. Острогорский и др. – выдвинули собственные теории политики и политического развития: теории элиты и элитизма, власти, демократии, института выборов и избирательных систем И др.

На протяжении XX в., особенно после Второй мировой войны, эти теории получили дальнейшее развитие. На их основе были разработаны новые идеи, концепции и теории, среди которых следует назвать теорию групп вообще и заинтересованных групп в частности, связанную с ней теорию равновесия политических сил (Д. Трумен, Д. Истон, Р. Тейлор), теории демократии (Р. Лрон, Р. Даль, Дж. Сартори, А. Дейпхарт, С. Хантингтон и др.), тоталитаризма и авторитаризма (X. Арендт, Р. Арон), элит и элити.зма (Р. Миллс), власти, контроля и влияния (Дж. Кэтлин, Ч. Мерриам, Г. Моргентау, Р. Арон).

Начались и широкомасштабно осуществлялись исследования политических систем современности (Д. Истон, К. Фридрих, К. Дойч, Г. Шильс, Р. Арон), партийно-политических систем (М. Дюверже, У. Д. Бернхэм, Дж. Сандквист, К. Байме), структурно-функционального анализа мира политического (Т. Парсонс, Ч. Бернард, Р. Мертон), идей конфликта и консенсуса в политике (С. М. Липсет, Л. Коузер) и др.

Большую популярность в западной политической науке приобрела школа реальной политики, или политического реализма (Р. Арон, Г. Моргентау). Ее сторонники определяют власть как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего даже прямое насилие.

Если в 60-х гг. XX в. преобладал позитивистский подход с акцентом па фактографическую сторону исследования мира политического, то в 70–80-е гг. постепенно растет интерес к "большим" теориям, макрополитическим феноменам и процессам, философии и морально-этическим составляющим политики. Показательно, что на смену теориям конца идеологии, получившим популярность с подачи Р. Арона и Д. Белла в 60-х гг. прошлого столетия, в 70–80-е гг. на волне так называемой неоконсервативной волны появились идеи и теории реидеологизации политики. Это свидетельствует о возрождении в тот период интереса к ее идеологическим проблемам.

С этой точки зрения несомненный интерес представляет работа Дж. Ролса "Теория справедливости" (1971), получившая широкую известность прежде всего как труд политико-философского характера. Заслуга Ролса состояла в том, что в условиях господства позитивизма и бихевиоризма в социальных и гуманитарных науках он предпринял попытку сформулировать "большую" теорию политики и общества, снова заявить о легитимности политической философии и ценностного подхода.

Антиавторитарные движения и процессы в Южной Европе в середине 1970-х гг., а также антикоммунистические революции в Восточной Европе в конце 1980-х и распад СССР в самом начале 1990-х гг. в совокупности привели к окончанию холодной войны и двухполюсного миропорядка. Появились различные версии теории политической модернизации и демократического транзита, или перехода к демократии. Среди них особенно популярными стали теории третьей волны демократизации С. Хантингтона, консоциативной демократии А. Лейпхарта, "конца истории" Ф. Фукуямы, экспорта демократической революции американских неоконсерваторов и др.

  • [1] Спенсер Г. Система синтетической философии. СПб., 1899. Т. i. С. 229.
  • [2] Маркс. К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 13. С. 1-167.
  • [3] Там же. С. 609, 629.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >