Факторы риска и факторы защиты от развития аддиктивного поведения у детей и подростков

В наркологии обычно выделяют три группы факторов, которые увеличивают шансы индивида стать потребителем и зависимым от ПАВ, так называемые факторы риска — социальные, психологические и медико-биологические. Социальные факторы, в свою очередь, делятся на макросоциальные и микросоциальные. Кроме того, сам подростковый возраст рассматривается как общий фактор риска развития многих нарушений поведения, в том числе аддиктивного поведения.

Многие современные авторы выделяют не только факторы риска, но и факторы защиты (протективные факторы) — обстоятельства, достоверно снижающие шансы индивида стать потребителем ПАВ. Кратко рассмотрим пять групп факторов риска возникновения аддиктивного поведения: макросоциальные, микросоциальные, биологические, психологические и возрастные, а также соответствующие им факторы защиты.

Макросоциальные факторы отражают экономическую, культурную, политическую и криминальную ситуацию в обществе. Факторами социального риска являются:

  • • разрушение института семьи;
  • • отсутствие жизненных перспектив у подростков, плохая организация досуга;
  • • целенаправленное "подсаживание на иглу" детей и подростков взрослыми наркоманами;
  • • высокий уровень преступности в регионе;
  • • недоступность служб социальной помощи;
  • • невысокое качество медицинской помощи;
  • • недостаточный контроль государства в сфере продажи лекарственной продукции населению и соблюдения закона о запрете продажи алкоголя и табака для несовершеннолетних.

Соответственно, к факторам защиты относятся:

  • • продуманная государственная политика в отношении семьи как социального института;
  • • низкая криминогенность;
  • • высокое качество медицинской помощи;
  • • доступность служб социальной помощи;
  • • организация доступного и разнообразного досуга подростков;
  • • законодательно закрепленные запреты в отношении продажи легальных ПАВ несовершеннолетним и контроль за их соблюдением;
  • • ограничение рекламы ПАВ в СМИ;
  • • организованная ранняя превентивная работа с детьми и подростками в школах.

Микросоциальные факторы — это непосредственное окружение ребенка: семья, школа и те люди, с которыми он общается помимо семьи и школы. Эта группа факторов является первостепенной в формировании химической зависимости. Обычно рассматривают социальные характеристики семьи, тип семейного воспитания, структуру семьи, отношения внутри семьи и личностные особенности родителей. Другую подгруппу составляют факторы социализации помимо семьи, такие как школьная успеваемость, характер общения и позиция в школьном коллективе, отношения с учителями, тип референтной группы.

К микросоциальным семейным факторам риска обычно относят:

  • • отсутствие семьи;
  • • асоциальные семьи с пьянством, криминалом и жестоким отношением внутри семьи;
  • • неполные и деформированные семьи.

В качестве важнейшего фактора научения аддиктивному поведению выступает злоупотребление ПАВ родителями и другими родственниками. Важными факторами риска являются высокий уровень семейного стресса, насилие в семье, безнадзорность, родительская жестокость, развод родителей и неблагоприятный для детей повторный брак, а также низкий уровень доходов в семье.

Из неблагоприятных типов семейного воспитания выделяют гипоопеку с эмоциональной холодностью как наиболее патогенный (воспитание по типу "Золушки"), гипоопеку с эмоциональным принятием (мало родительского контроля и внимания компенсируются вседозволенностью). Неблагоприятными типами являются также противоположные им — доминирующая гиперопека (чрезмерный контроль, лишение самостоятельности), потворствующая гиперопека (воспитание по типу "кумира семьи"), непоследовательный и противоречивый стиль семейного воспитания[1]. Помимо уже перечисленных, в качестве факторов риска отмечают оторванные от жизни ожидания родителей в отношении ребенка, непонимание родителями возрастных особенностей ребенка, низкий авторитет родителей[2].

Протективными факторами в данном случае являются:

  • • функциональная семья;
  • • гармоничные детско-родительские отношения;
  • • просоциальные установки в семье, отраженные в соответствующих внутрисемейных правилах;
  • • привитые с детства навыки общения с людьми;
  • • высокие моральные принципы и интеллектуально-культурная ориентация жизни в семье;
  • • уважение семейных ценностей.

К микросоциальным внесемейным факторам риска относят низкую учебную мотивацию, сниженную успеваемость, нарушения школьной дисциплины (прогулы и т.п.), низкий статус ребенка в школьном коллективе, трудности взаимодействия со сверстниками и учителями (конфликтность, агрессивность, избегание и т.д.). Неформальная группа, в которой подросток хочет получить недостающие ему дома и в классе понимание и поддержку, создает риск аддиктивного поведения, если в этой группе регулярно употребляют ПАВ, если это асоциальная или антисоциальная группа. Описание типов неформальных подростковых группировок и отношения в них к различным типам ПАВ приведено у А. Е. Личко, В. С. Битенского и других авторов.

Факторами защиты от злоупотребления ПАВ является хорошая школьная успеваемость, удовлетворяющие подростка статус в классе, отношения с одноклассниками и учителями, принадлежность к неформальной просоциальной группе, в которой не употребляют ПАВ совсем пли редко употребляют легальные ПАВ.

Биологические факторы риска

В результате многих исследований было убедительно доказано существование генетической предрасположенности к формированию алкогольной зависимости. В частности, оказалось, что у детей из алкогольных семей, воспитывающихся в приемных нормальных семьях, риск заболевания алкоголизмом в 3,5 раз выше, чем у их неродных братьев. Генетические факторы могут объяснить 60% риска алкогольных расстройств, а остальные 40% относят к социокультурным и другим средовым факторам. Наследственность наркозависимых также отягощена алкоголизмом и наркоманией, особенно по мужской линии.

К частично обусловленным генетическими влияниями факторам риска относят индивидуальные характеристики, которые М. Шукит и Т. Смит назвали "комплексом нейрональной и поведенческой расторможенности" — повышенную импульсивность, поиск новизны, синдром гиперактивности и дефицита внимания, а также нарушения поведения в детстве.

К факторам нарушенного онтогенеза относят черепно-мозговые травмы, психотравмы, тяжелые соматические заболевания. Все эти нарушения ослабляют функциональные возможности мозга и способность ребенка или подростка переносить продолжительные нагрузки и стрессы. Увеличивается вероятность того, что подросток начнет использовать ПАВ как средство саморегуляции.

К числу биологических факторов риска также обычно относят патологию беременности, осложненные роды и психические заболевания у кого-либо из близких родственников.

Психологические факторы риска

Условно психологические факторы можно разделить на мотивационные и личностные.

Совокупность мотивов, побуждающих к употреблению алкоголя и наркотиков, определяет индивидуальный процесс приобщения к ПАВ. Были установлены три типа личностных мотиваций употребления ПАВ (которые, впрочем, характерны и для других форм аддиктивного поведения): позитивная (для получения удовольствия), негативная (защита, бегство от тоски, проблем и т.п.) и нейтральная (для приспособления к окружающим, по привычке). Одной из преобладающих мотивацией приема ПАВ для российских подростков является стремление "быть своим" в микрогруппе. Описано также семь моделей развития аддиктивного поведения у подростков по преобладающей мотивации.

  • 1. Успокаивающая модель. Наиболее распространенный вариант применения ПАВ для достижения душевного спокойствия, снятия напряжения, негативных переживаний, ухода от неразрешимых жизненных проблем.
  • 2. Коммуникативная модель. Может возникнуть из-за неудовлетворенной потребности в общении, любви, принятии. Прием ПАВ облегчает общение, помогает преодолеть стеснительность.
  • 3. Активирующая модель. ПАВ принимаются для подъема жизненных сил, достижения раскованности, бесстрашия и уверенности.
  • 4. Гедонистическая модель. ПАВ используются для получения удовольствия, психического комфорта.
  • 5. Конформная модель. В основе лежит стремление некритически подражать сверстникам, .лидерам, быть принятым группой.
  • 6. Манипулятивная модель. ПАВ используются для изменения ситуации в свою пользу и др., что часто характерно для подростков с демонстративным типом повеления.
  • 7. Компенсаторная модель определяется потребностью компенсировать какую-то личностную неполноценность или дисгармонию характера.

А. Е. Личко и В. С. Битенский выделяют следующие личностные расстройства и акцентуации характера, повышающие вероятность химической зависимости у подростков: гипертимность, эпилептоидность, истероидность и неустойчивость. Ц. П. Короленко среди черт личности подростков, которые могут способствовать аддиктивному поведению, называет сниженную переносимость трудностей, скрытый комплекс неполноценности, обидчивость, подозрительность, поверхностную социабельность, уход от ответственности, стереотипность и повторяемость поведения, тревожность, связанную с комплексом неполноценности.

Суммируем представления разных авторов о личностных факторах риска:

  • • низкий самоконтроль;
  • • импульсивность;
  • • сниженная способность к длительным и целенаправленным действиям:
  • • неумение прогнозировать последствия действий;
  • • эмоциональная неустойчивость и незрелость;
  • • сниженная или неадекватная самооценка в сочетании с экстернальным локусом контроля;
  • • несоразмерность притязаний;
  • • низкая стрессоустойчивость;
  • • тяга к риску, склонность к поиску ощущений;
  • • несформированность морально-нравственных ориентиров, неприятие социальных норм2.

Соответственно, факторами защиты от развития зависимости от ПАВ, относящимися к личностной, когнитивной и поведенческой сферам, являются:

  • • высокая самооценка;
  • • стрессоустойчивость;
  • • развитый самоконтроль;
  • • навыки самостоятельного решения проблем, поиска и принятия социальной поддержки;
  • • устойчивость к негативному влиянию сверстников;
  • • высокий уровень интеллекта[3].

К этому списку можно также добавить интернальный локус контроля (принятие ответственности за свое поведение) и подчиненное положение гедонистических ценностей в ценностно-смысловой иерархии.

  • [1] См.: Егоров А. /О., Игумнов С. А. Клиника и психология девиантного поведения.
  • [2] См.: Школа без наркотиков / под ред. Л. М. Шипициной, П И. Казаковой СПб.: Образование — Культура, 1999.
  • [3] См.: Сирота Н. А., Ялтонский В. М. Профилактика наркомании и алкоголизма.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >