Своебразие ренессансного натурализма: естествознание, натурфилософия и "натуральная магия"

XVI век рождался не только в исторических коллизиях и политических столкновениях, не менее драматично происходил процесс эмансипации научного знания из-под власти средневекового теоцентризма. Ведущую роль в этом процессе сыграл поиск нового экспериментального метода. Самым ярким начинанием в этом направлении было творчество гениального Леонардо да Винчи (1452–1519) – художника и мыслителя, наблюдателя "бесконечных произведений природы", экспериментатора, изобретателя, инженера. Человек, которого Леонардо считал "великолепным орудием природы", способен постичь истину вещей лишь на основе никогда не ошибающегося опыта. Опыт ведет к познанию законов природы, тогда как посредником на этом пути оказывается математика. Леонардо да Винчи разделял глубокое, платоническое по сути убеждение, что "книга природы" написана на "языке математики". В намеченном гением Леонардо синтезе теории и практики черпал вдохновение Джироламо Кардано (1501 – 1576) – итальянский математик, инженер, философ, медик. Кардано первым в Европе стал использовать отрицательные корни уравнений, изобрел названные в его честь карданов подвес и карданный вал, дал медицинское описание течения тифа и даже вошел в историю криптографии, сконструировав несложное шифровальное устройство, получившего название "решетка Кардано". Развитие экспериментального метода принесло плоды ренессансной медицине. Венецианский врач и писатель Джироламо Фра- касторо (1478–1553) открывает "контагию" как причину инфекционных эпидемических болезней, врач и анатом Андреас Везалий (1514–1564) создает анатомический атлас человека. Философы, естествоиспытатели и врачи Мигель Сереет (1511 – 1553) и Андреа Чезальпино (1519–1603) открывают законы кровообращения. Все перечисленные наблюдения и открытия готовили коренной переворот в естествознании Нового времени. Однако подлинной мировоззренческой революцией позднего Возрождения стало создание великим польским астрономом Николаем Коперником (1473– 1543) гелиоцентрической системы мира. Ученый опроверг аристотелевско- схоластическую космологию, остановив "охватывающую сферу неподвижных звезд" и объяснив ее видимое движение суточным обращением Земли. Тем самым для формирующейся науки Нового времени были открыты непрерывность движения и бесконечность мироздания.

В отличие от экспериментального естествознания натурфилософия на заключительном этапе эпохи Возрождения развивалась под мощным воздействием переведенного Фичино "герметического корпуса" и представляла собой обновление флорентийского неоплатонизма. Для светочей этого направления – Бернардино Телезио (1509–1588), Франческо Патрици (1529–1597), Джордано Бруно (1548–1600), Томмазо Кампанеллы (1568–1639) характерно стремление сбросить не только бремя схоластической теологии и университетского аристотелизма, но и груз гуманистической "книжной" учености. Именно этим можно объяснить сближение "натуральных философов", как они себя называли, с миром народной магии и знахарства с целью проникновения "в укромные уголки мира, в недра природы, в запасники и тайники Бога". Этот процесс следует толковать как "“александрийский” симптом, знак переходной эпохи, не столько форму культуры, сколько брожение культурной стихии"[1]. В обращении к природе "согласно ее собственным началам" (Телезио), в рассмотрении Универсума как одушевленного целого, в котором все существа обладают равным божественным достоинством, а человек является универсальным посредником всех мировых сфер; формируется гонимый церковью и отвергаемый равно школьной наукой и экспериментальным естествознанием пантеизм. Принцип пантеизма афористично сформулировал Дж. Бруно: "Природа есть Бог в вещах"[2] (лат. Natura est Deus in rebus), а значит, истинное откровение – это откровение самой природы как единой формирующей силы.

В сочинении "О природе вещей согласно ее собственным началам" (1565) Б. Телезио отстаивает приоритет чувственного восприятия и опытного познания, выбирая девизом тезис: realia entia, поп abstracta (сущности реальные, не абстрактные). В противовес христианскому креационизму он постулирует вечность и неуничтожимость материи – "телесной массы" (лат. corporea moles), которая не погибает, не рождается, но постоянно пребывает во всех вещах. Материя пассивна и лишена движения, она неподвижна, невидима и "черна". Источник движения "натуральный философ" усматривает в вечном противоборстве двух "бестелесных" начал – тепла и холода, как порождениях двух великих тел Универсума – неба и земли.

Тепло Телезио считает источником движения и жизни, а холод – источником смерти и покоя. Под влиянием теплового начала "телесная масса" расширяется и утончается, под воздействием холода сжимается и сплачивается. Эти воззрения философа напоминают учения ионийской натурфилософии, в частности Анаксимандра. Телезио отрицает существование аристотелева пятого элемента (эфира), но сохраняет предположение о существовании небесных сфер и не решается постулировать бесконечность вселенной.

Шлифуя пантеистическое мировоззрение Телезио, Франческо Патрици пришел к более радикальным выводам в своей концепции Всеединства (лат. Unomnia). Философия Патрици трактует это Всеединое на платонический манер, как единство священного начала – светового истока всего (лат. Panaugia), единство принципов ума (лат. Panarchia), единство души (лат. Pampsychia) и единство универсума (лат. Pancosmid). В сочинении "Новая философия Универсума" (1597) мыслитель утверждает, что "все находится в Едином, слитое воедино, и Единое есть слитое воедино Все". Тела состоят из четырех внутренних начал – пространства, света, тепла и потока. Активным создающим все вещи началом объявляется свет, причем как видимый свет физического мира, так и порождающий его божественный свет. Этот "первосвет" производит вещи благодаря исходящему от него теплу. Поток – это сама материя, находящаяся в однородном и бесконечном пространстве, вечно становящаяся и изменяющаяся. Бесконечное пространство заполнено "конечными мирами", Патрици полагает, что "отдельные звезды – это миры", гигантские живые существа, наделенные собственным интеллектом. За пределами материальной Вселенной пространство подчиняется тем же законами геометрии, но заполняется не материальными объектами, а особым сверхъестественным, исходящим от Бога светом. Во Вселенной Патрици все пронизано жизнью как движением сущности в самой себе, в великой цепи бытия всеобщая одушевленность присуща не только органическим, но и неорганическим телам. Противоречивость и эклектизм ренессансного неоплатонизма Телезио и Патрици преодолеваются в натурфилософии Дж. Бруно – одной из самых последовательных и глубоких в эпоху позднего Возрождения.

  • [1] Агутин А. В. Понятие "природа" в античности и Новое время ... С. 33.
  • [2] Бруно Дж. Изгнание торжествующего зверя; пер. А. Золотарева. Самара, 1997.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >