Полная версия

Главная arrow Философия arrow История философии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

В результате освоения учебного материала главы студент должен:

знать

  • • основные концепции новоевропейских мыслителей;
  • • сущность понятий "рационализм" и "эмпиризм" в философии Нового времени;
  • • основополагающее для развития всей последующей науки различие между мышлением и протяженностью;
  • • способы доказательства бытия Бога и их место в философии Нового времени; уметь
  • • называть представителей рационализма и эмпиризма;
  • • продемонстрировать различие между первичными и вторичными качествами;
  • • указывать значимость этого различия для развития новоевропейской науки;
  • • указывать на способы отличать мышления от протяженности;
  • • представлять способы решения психофизиологического дуализма;

владеть

• навыками анализа и оценки метафизических, политических и этических принципов, установленных в философских концепциях Нового времени.

Логика античного мышления такова, что для эллина понять не означает познать сущность предмета. Это означает понять его "первосущность", т.е. уникальность бытия, его уникальное бытие. Это значит определить хаос в Космос. Средневековый человек имеет уже другую доминанту. Для него необходимо понять любой предмет как причащенный всеобщему субъекту, Богу, и это не только теология. Так здесь понимают и орудие, и навыки работника, и все особенности цеховых ремесел. Попять человека в ничтожности его самобытия и во всемогуществе его "причастия". В Новое время "понять" действительно равняется "познать". Познать сущность вещей, как они действуют, каким образом и почему действуют так, а не иначе.

Философия Нового времени была подготовлена мыслителями Возрождения, указывавшими на необходимость понимать "книгу Природы". Они разработали и транслировали мыслителям Нового времени правила рациональности – натуралистичность, логичность, простоту и ясность минимальных исходных принципов, "рациональный эмпиризм" и математическую формулировку качественного знания. Математика становится независимым языком культуры и философии. Период научной революции начинается с публикации труда Коперника "Об обращении небесных сфер" (1543) и длится до работы Исаака Ньютона "Математические начала натуральной философии" (1687). За это время научная картина мира приходит к пониманию Вселенной, подобной часовому механизму.

Становится экспериментальная форма знания, совершенствуются как инструменты, так и теории. Утверждается объективная естественнонаучная картина мира. Дух новой философии был возвещен, по мнению Гегеля, Ф. Бэконом и Я. Беме, примиривших средневековую противоположность между религией и природой, знанием и опытом, сделавшими близкой человеческому сознанию природу (человеческий чувственный мир) и христианскую религию. Однако практическая проблематика философии определяется в борьбе эмпиризма и рационализма.

Фрэнсис Бэкон

Вехи биографии

Обычно рассказы о жизненном пути людей, вошедших в историю философии, не отличаются яркостью. Но это не так в случае с Фрэнсисом Бэконом (1561 – 1626), лордом Веруламским. Родился он в семье нуворишей. Бэконы, Кавендиши – это английские семьи, которые приобрели титул лордов не благодаря знатности и древности рода, но в результате личной инициативы, успешных политических и экономических действий. Уже в начале карьеры Бэкон занял пост лорда-хранителя королевской печати, а затем лорда-канцлера – высшую должность, которую только могло в Англии занять лицо некоролевской крови. Но насколько блистательным был взлет, настолько тяжелым было падение: английский парламент набирает силу, стремясь потеснить королевскую власть, и в результате политических перипетий король вынужден был пожертвовать самой крупной фигурой в своей партии. Бэкон был обвинен во взяточничестве, осужден и приговорен к смертельной казни. Король смягчил приговор, но политическая деятельность лорда-канцлера была закончена: он отстранялся от всех должностей, ему было запрещено заниматься какой-либо политической деятельностью, и Бэкон всецело предается научной работе, которую не прекращал и будучи политиком.

Решительными были и его шаги в науке: Бэкон отвергает всякую схоластическую ученость, заявляя, что ее метод – силлогистика Аристотеля – "хороша для споров, но не для пользы". Бэкон предлагает иной способ познания: "Новый органон" – так называется его произведение, в котором он описывает свой индуктивный метод. Бэкон предлагает изменить оптику исследования: изучать не сущности, но "специи", виды, т.е. свойства, которые мы наблюдаем в вещах. Если мы будем знать, при каких обстоятельствах образуются и исчезают эти свойства, то поймем и природу вещей, и связи между ними:

"При этом мы даем не только историю тел, но сочли, сверх того, необходимым требованием для нашего усердия отдельно составить также историю самих качеств (мы говорим о тех, которые могут считаться как бы основными в природе и на которых явно утверждены начала природы как на первичных претерпеваниях и стремлениях материи, а именно о плотном, разреженном, теплом, холодном, твердом, жидком, тяжелом, легком и многом другом)"[1].

Поскольку замысел Бэкона всеобъемлющ, он обращается ко всем паукам, как естественным, так и политическим, соответственно, и историю делит па естественную и гражданскую. Историю Бэкон понимает как перечень, в котором описываются события и обстоятельства, к ним приведшие. Потому история искусств, например, оказывается частью естественной истории, ведь искусство – это то, что направлено на извлечение пользы из природы. Мы не в силах, утверждает Бэкон, изменять природные законы, но в нашей власти направлять ряды естественных событий к нашей выгоде: приумножению благосостояния, здоровья, могущества. Природу покоряют, подчиняясь, пишет он. Но такое подчинение, поскольку приумножает наше знание о свойствах тел, приумножает наши возможности. "Знание – сила" – знаменитый тезис Бэкона, который впоследствии неоднократно будет выступать в качестве принципа научных доктрин.

Основным методом познания для Бэкона является составление таблиц. Этот способ рассмотрения свойств (видов) он называет индукцией, т.е. движением от частного к общему. При этом таблицы являются способом организации и визуализации наблюдений. Они имеют несколько спецификаций:

  • Таблицы присутствия. Сюда мы заносим те природные явления, в которых присутствует изучаемое нами свойство. Например, если мы исследуем тепло, то в таблицу попадут лучи солнца; они же, сфокусированные в малом пространстве; огненные метеоры; молнии; пламя вулканов; естественные горячие источники; "все мохнатое, как, например, шерсть, шкуры животных, оперения, содержит немало тепла"... и т.д. Составляемая таблица не содержит никакого основания для классификации, дабы наш ум занимался не измышлением, а наблюдением.
  • Таблицы отсутствия. Здесь мы стараемся привести наблюдения к каждому из элементов первой таблицы, но при этом подбираем наблюдения так, чтобы тепло не наблюдалось: лучи солнца в приполярных областях; лучи лунного света и т.д.
  • Таблицы степеней составляются на основе двух предыдущих: здесь мы фиксируем те случаи, когда в сходных обстоятельствах исследуемое свойство отличалось по интенсивности.

И только теперь, после составления этих таблиц, мы приступаем к "сбору урожая", т.е. формируем гипотезу, что же собой представляет такое свойство как тепло. Причем здесь наш ведущий метод – метод элиминации, т.е. исключения неподходящих предположений. Так, тепло не небесного происхождения, поскольку и земные вещи им наделены: тепло не зависит от особого строения тела, поскольку любое тело может быть согрето. Элиминация будет постепенно подводить нас к "плоду", т.е. определению тепла. По н это определение не окончательное, оно лишь гипотеза, которую еще предстоит проверить путем перекрестного эксперимента: мы будем наблюдать случаи и перечислять возможные их причины. Та из причин, которая проявит наибольшую устойчивость, и будет истинной. Например, тяжелые либо тела стремятся к центру Земли благодаря собственным свойствам, либо притягиваются Землей. Для решения этого "перекрестия" требуется провести эксперимент с часами, принцип действия которых – свинцовые гирьки. И если па высокой вершине показания часов будут отличаться от них же на дне глубокой шахты (что можно проверить, имея рядом часы пружинные), тогда одно из предположений будет подтверждено.

Эксперименты Бэкон делит на светоносные и плодоносные. Первые указывают на причину природных явлений, вторые фиксируют обстоятельства, при которых проявляется искомое свойство.

Мы видим, что рассуждение, возможность дедуктивных выводов появляется только на последнем шаге исследований, и мы должны тщательно придерживаться табличных значений, чтобы не измыслить закономерности и нс внести искажения в действия самой природы. Природные богатства мы добываем, отказываясь от собственных предрассудков. Дабы предостеречь исследователя, расставив своеобразные знаки опасности, Бэкон формулирует теорию "идолов познания", т.е. тех структур, которые могут нарушить чистоту эксперимента.

Первый род идолов, которые поджидают всякого, кто берется за испытание природы, – это идолы рода. Эти заблуждения свойственны всем людям. "Человек считает верным предпочтительное и отвергает из-за нетерпеливости трудное". Другими словами, поскольку мы ленивы и невнимательны, мы вносим больший порядок в наблюдения, чем видим, и нам не хочется отступать от принятых убеждений. По этой причине Аристотель и его последователи, утверждает лорд Веруламский, приписывали орбитам планет круговую форму, а мы предпочитаем скорые объяснения трудным.

Идолы пещеры завладевают нашим умом, поскольку каждый из нас имеет индивидуальные склонности, как бы сидит в собственной пещере, куда не проникает подлинный свет. Один древнее предпочитает новому, другой – теоретическое рассмотрение практическому действию. Причины индивидуальных отличий коренятся и в воспитании, и в складе тела и характера, и в роду занятий.

Идолы площади, или рынка, – это заблуждения, порождаемые в нас языком. Эти заблуждения бывают двух видов: либо мы пользуемся словами, которые называют несуществующие вещи (Бэкон здесь в пример приводит "судьбу" и "перводвигатель"), либо это обозначения существующих вещей, но неточные и запутанные. Например, "восход", "закат". Поскольку эти идолы порождаются в нас "согласованием слов и вещей", т.е. работой, которая всегда будет нами производиться, избавиться от этих идолов навсегда невозможно, так же, как и от первых двух.

Идолы театра внедрены в наш ум различными некритически принятыми философскими доктринами, которые, как указывает Бэкон, всегда содержат в себе мифы, предназначенные не для реальной жизни, а для сценических постановок. Это единственный род идолов, от которых возможно окончательное освобождение, стоит только сформулировать и принять верную философскую доктрину.

Картину общества, в котором такая доктрина победила, Бэкон рисует в утопии "Новая Атлантида". В этом незаконченном произведении Бэкон рассказывает о научно-промышленной организации общества, довольно подробно описывая и совершенство нравов "атлантов", которое происходит от постоянного занятия наукой, и удивительные достижения, которых добились жители утопического острова, благодаря распределению усилий, направленных к одной цели – раскрытию тайн природы ради человеческой пользы.

  • [1] Бэкон Ф. Великое восстановление наук // Бэкон Ф. Соч.: в 2 т. М.: Мысль, 1977. Т. 1. С. 76.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>