Учение о праве

Есть законы природы и законы права. Законы природы абсолютны, тогда как созданные человеком правовые законы переменчивы (позитивное право), они возникают и исчезают, демонстрируя несовершенство и приспосабливаемость к изменяющимся условиям общественной жизни. В основе права лежит вневременная идея, включающая в себя совокупность понятий естественного права: равенство, свобода, справедливость, благо. История развития человеческого сообщества есть история приближения к раскрытию подлинного смысла, заключенного в этих основополагающих понятиях.

Гегель выделяет субъективную мораль и объективную нравственность, предполагающую проявление морали в общественных отношениях. Если в гражданском обществе частные лица нацелены па удовлетворение личных интересов, используя другого как средство, то государство представляется ему проявлением высшей формы нравственности в заботе обо всех, основанной на разуме и справедливости. Право выступает проявлением нравственной идеи (как составной части абсолютной идеи), объединяющей разрозненную совокупность в некоторое целое, где всеобщее возвышается над единичным (индивидом), подчиняя его себе и одухотворяя собой.

Эстетика

Само искусство Гегель разделяет на три составные части. Символическое искусство соотносит с помощью аналогии художественный образ и заключенную в нем идею с предметом лишь внешним образом. В классическом искусстве образ и объект, через который доносится образ, трудно различимы. В романтическом искусстве у автора возникает ощущение невыразимости идеи с помощью образа. При этом везде господствует субъективизм как характерная черта искусства. Гегель считал, что искусство на ступени романтизма, агонизируя, умирает, деградирует и разлагается. В принципе, это вполне соответствует его внутренней установке, так как абсолютную идею мироустройства возможно постичь не с помощью отвлеченного художественного образа, иносказания, а с только с помощью понятия.

Основные произведения Гегеля:

"Наука логики", "Философия природы", "Философия духа", "Феноменология духа", "Философия права", "Философия религии".

Людвиг Андреас Фейербах (1804–1872) в отличие от предыдущих философов, относящихся к субъективному и объективному идеализму, является материалистом, отрицающим существование сверхъестественной божественной силы в природе. Его учение носит название антропологический материализм.

Существование бога он выводит из чувства любви человека к самому себе, осознающего конечность своего существования (по сравнению с животными, не осознающими этого). В результате этого переживания человек стремится иметь бесконечность своего бытия при сохранении способности к размышлениям, проявлению воображения, воли, эмоций, т.е. всего того, что дарит ему радость от собственного присутствия в мире. Это вытекает из естественного стремления человека к счастью, исходящего из желания пребывать в состоянии бесконечного блаженства, что является подлинной сущностью религии, затмевающей ее нравственное содержание. Для человека бог подобен человеку; по аналогии птица представляла бы своего бога собственным подобием – с перьями, клювом и крыльями. Эта мысль повторяет смысл известного тезиса Ксенофана.

Человек приписывает богу любовь, потому что способен любить сам, приписывает мудрость и доброту потому, что считает разумность, способность к предвидению, могущество (способность управлять событиями) справедливость и доброжелательность достоинствами собственной сущности.

Разница лишь в том, что положительными качествами бог наделяется в наивысшей степени совершенства, которой нет и не может быть у человека. Свои предикаты (свойства, признаки) человек отделяет от себя, придавая им самостоятельное существование в цельном образе совершеннейшего существа. Поклоняясь богу, человек поклоняется всему лучшему, что есть в самом человеке.

Фейербах делает следующий оборот мысли: "Понятие бога обусловливается понятием справедливости, благости, мудрости; бог не благой, не справедливый, не мудрый не есть бог, а не наоборот. Качество божественно не потому, что оно свойственно богу, а, напротив, оно свойственно богу, потому что божественно само по себе, потому что без него бог был бы существом несовершенным"[1]. Преклонение перед лучшими человеческими качествами определяет существование бога, а стремление к нему есть стремление к собственному совершенству. Бог, считает Фейербах, отнимает у человека всю совокупность хороших качеств и при сравнении с его идеальным совершенством, на контрасте с ним, человек всегда оказывается испорченным, злым, несправедливым, корыстным и т.д., тогда как бог только благой, причем даже во гневе, который всегда праведен.

Нравственная сущность человека раздвоена, в ней есть темная и светлая стороны. Поклонение дьяволу как совершенству зла, наблюдаемое в сатанизме, отражает в человеке негативную сторону, которой человек поклоняется и стремится совершенствовать, а поклонение богу предполагает обратное движение души, связанное с совершенствованием зачатков своей благой сущности. Тем самым выдвигаемые человеком перед собой идеалы способны активно формировать его духовный мир.

Основное таинство религии заключается в объективации, самостоятельном существовании совокупности положительных качеств человека, доведенных до абсолютного совершенства при их инобытии вне человека. Идея бога как личности обеспечивает процесс общения человека с этой концентрированной совокупностью высших качеств при дополнительной возможности покровительства абсолютной сущности в его повседневных делах и заботах. Тем самым идея бога выполняет и охранительную функцию, способствующую успешному исполнению разнообразных желаний.

Если бог стремится к спасению человека, то оно заключается в исправлении его нравственности в процессе следования божественным заповедям, что обещает в результате вечное блаженство, а его ожидание выступает основным стимулом следования вере. Импульс к добру исходит от внешнего для человека источника, а именно оттуда, куда он от себя его перенес, придав добру статус высшей ценности, поскольку все остальные частные заповеди так или иначе служат ему. Бог выступает как существо во мне, действующий через меня и ради меня.

В христианстве смирение и самоотречение, самоуничижение доходит до крайних пределов, культивируя рабское повиновение и безропотное принятие всех ударов судьбы как наказания за греховность или как посланного богом испытания твердости веры в него. Помимо встречающихся на жизненном пути препятствий, человек дополнительно способен придумывать для себя искусственные мучения, истязающие его плоть ради угождения богу. Разлад человека и бога, когда в боге сконцентрировано все положительное, а в человеке – все ничтожное, несовершенное, демонстрирует разлад человека с собственной сущностью, с идеалом возможного совершенства и действительностью. Если бы раздвоение человеческой сущности носило непримиримый характер и бог был бы совершенно иным, чужеродным существом, нежели человек, то какое бы нам было дело до его совершенств? Отсюда проекция человека в образ бога оказывается непосредственной, что является антропоморфизмом, роднящим его со всеми другими, в том числе и древними верованиями.

Образ божества есть следствие деятельности рассудка, его способности к абстрагированию, по сам по себе в рациональной деятельности рассудок свободен от эмоций, хотя чувства и способны подталкивать его к обслуживанию иррациональной сферы человеческой духовности. Фейербах видит в религии доминирование чувства над рассудком, демонстрирующее привязанность человека к конечному (стремлению растянуть во времени положительную эмоцию, сохранить привязанность к существованию какого-либо исчезающего источника приятных переживаний) при желании сделать удовольствие бесконечным. Сущность человеческого разума выражается, помимо прочего, и в идее бога, созданной разумом с опорой на собственные свойства, в частности при использовании идеи архитектоники.

Одним из источников веры в бога Фейербах называет потребность объяснить мир, увидеть в нем разумность, причинно-следственную зависимость, поскольку в противном случае мир будет представляться игрушкой слепого случая, где все бессмысленно, в том числе и существование самого человека. Это стремление к пониманию мира исходит от разума, и хорошо известные положения "все происходит но воле бога", "так было угодно или неугодно богу" преодолевают этот провал в понимании мироустройства, представлявшегося до этого загадочным, где на сложные вопросы человек находит хоть и простые, но все же ответы.

  • [1] Фейербах Л. А. Сущность христианства // Фейербах Л. А. Избр. философ, соч.: в 2 т. М.: Политическая литература, 1955. Т. 2. С. 51.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >