Проверка обоснованности подозрения (обвинения) в совершении насильственных преступлений против жизни, здоровья, половой неприкосновенности и свободы личности

Содержание и направление деятельности по проверке обоснованности подозрения (обвинения) в значительной степени обусловлено условиями следственных ситуаций, сложившихся на момент ее осуществления.

Типичные ситуации, формирующиеся к указанному времени, традиционно классифицируются прежде всего в зависимости от отношения субъектов к возникшему подозрению или предъявленному им обвинению. В зависимости от этого выделяют ситуации признания или отрицания названными лицами своей вины.

Детализируя приведенную классификацию можно выделить ситуации, в которых подозреваемые (обвиняемые):

  • а) отказываются отдачи показаний;
  • б) выдвигают алиби;
  • в) не отрицают факта пребывания на месте преступления, но не признают совершения действий, образующих объективную сторону инкриминируемого деяния;
  • г) утверждают, что совершенные ими действия не являются общественно опасными;
  • д) отрицают выполнение некоторых элементов объективной стороны.

Важным, но не единственным элементом проверки обоснованности подозрения (обвинения) является допрос подозреваемых (обвиняемых). Следует отметить, что ситуации и приемы получения показаний подозреваемых и обвиняемых в известной степени отличаются. К моменту появления подозреваемых следствие не располагает доказательствами, достаточными для предъявления обвинения. Объем имеющихся в этот момент доказательств достаточно ограничен, а их достоверность, относимость и допустимость полностью не установлены. Органы расследования не всегда имеют возможность для глубокого изучения личности подозреваемого. Соответственно этому субъекты расследования могут использовать более обширную по объему и качественную по содержанию информацию. При допросе подозреваемого такие возможности следователя ограничены и нередко он вынужден использовать сведения, не имеющие статуса процессуальных доказательств, чаще применять приемы, не связанные с оперированием данными, которые удалось собрать к моменту проведения анализируемого следственного действия.

При выборе тактики допроса учитываются объем и качество информации об обстоятельствах и участниках преступления, сведения о свойствах личности допрашиваемого. С учетом этого избирается выжидательная (пассивная) либо наступательная (активная) тактика допроса, определяются приемы ее реализации. Последовательность, форма и время применения конкретных приемов планируются с учетом модели вероятного поведения допрашиваемого.

В ситуациях отказа от дачи показаний подозреваемых (обвиняемых), характеризующихся повышенной эмоциональностью, слабым контролем поведения, возможно использование этих качеств допрашиваемого для вовлечения его в диалог со следователем. В частности, после заявления стороной защиты об отказе от дачи показаний у подозреваемого можно поинтересоваться причинами такого поведения. На протесты защитника допустим ответ, что следователь должен выяснить, чем вызван отказ, не связано ли это с наличием оснований для отвода допрашивающего. Несдержанный допрашиваемый может отреагировать на такое поведение и высказать свои претензии. Следователь же имеет возможность, оперируя собранной по делу информацией, ответить на высказывания допрашиваемого, задать вопрос по существу возникшего подозрения или предъявленного обвинения. Таким образом формируется общение в форме диалога.

Нередко допрашиваемые отказываются от дачи показаний под влиянием адвокатов, отдающих предпочтение выжидательной позиции до получения более четкого представления об осведомленности следствия относительно обстоятельств расследуемого преступления и причастности к нему допрашиваемого.

В этих случаях возможно применение тактического приема обращения к примеру неудачной реализации стороной защиты аналогичной позиции в сходной ситуации. Особенно сильное воздействие оказывают такие примеры из практики адвоката, участвующего в допросе. Если допрашиваемый ранее привлекался к уголовной ответственности и, несмотря на отказ отдачи показаний, был признан судом виновным, ему можно напомнить об этом. Допустимо и приведение положительных примеров сотрудничества со следствием подозреваемых (обвиняемых) в совершении аналогичных деяний.

В процессе допроса подозреваемых (обвиняемых), выдвигающих алиби, следователь также может избрать выжидательную или наступательную тактику. Первоначально рекомендуется использовать тактический прием допущения легенды в сочетании с максимально возможной детализацией показаний. Это означает, что показания допрашиваемого выслушиваются, несмотря на наличие в них признаков лжи. Кроме того, детализируются показания об обстоятельствах прибытия и нахождения в указанном подозреваемым (обвиняемым) месте. При наличии у следствия доказательств, опровергающих показания об алиби, они могут быть предъявлены допрашиваемому. Алиби может опровергаться по существу, т.е. подозреваемому (обвиняемому) могут предъявляться фактические данные, подтверждающие не только нахождение его на месте преступления, но и выполнение действий, образующих объективную сторону инкриминируемого деяния. Опровержение алиби может состоять и в приведении подозреваемому (обвиняемому) доказательств того, что его показания недостоверны: поскольку он не мог добраться до указанного места за названное им время; не мог воспользоваться упомянутым им видом средств общественного транспорта, поскольку оно в анализируемый период времени не использовалось или находилось на другой территории; в указанном месте не происходили события и не находились люди, описанные подозреваемым (обвиняемым).

В сложных проблемно-конфликтных ситуациях, формирующихся к моменту первоначального допроса подозреваемого, следствие не всегда располагает полными и достоверными доказательствами, изобличающими допрашиваемого. Тем не менее у следствия имеются данные, послужившие фактическими основаниями для подозрения в совершении преступления рассматриваемой группы. По нашему мнению, эти данные могут использоваться для опровержения ложного алиби и предъявляться в ходе допроса.

Несомненно, любое алиби, выдвигаемое подозреваемым (обвиняемым), должно проверяться. В этих целях рекомендуется не только устанавливать и допрашивать свидетелей, которые находились в называемом подозреваемым (обвиняемым) месте, но и на пути к нему и от него. Целесообразно просматривать материалы камер видеонаблюдения, расположенных внутри и снаружи помещений, по маршруту предполагаемого следования и на территориях, где допрашиваемый якобы находился во время совершения преступления. Желательно также устанавливать в компаниях-операторах местонахождение в указанное время средств мобильной связи, принадлежащих подозреваемому (обвиняемому). На предприятиях и в учреждениях осматриваются и при необходимости изымаются документы, фиксирующие посещение этих организаций, выполнение определенных операций, проведение различных мероприятий, наличие в них называемых подозреваемым (обвиняемым) материальных предметов, людей и другие сведения (проездные, входные билеты, пропуска, копии чеков о продаже товаров конкретного наименования или на определенную сумму в указанное время, справки о работе отделов, секторов, сотрудников, об ассортименте предлагаемых товаров, о расположении средств трансляции рекламы, развлекательных фильмов, справочных данных о содержании материала, транслируемого в указанное время, и т.д.).

В ходе допроса подозреваемых (обвиняемых), полностью или частично отрицающих выполнение действий, образующих объективную сторону инкриминируемого деяния, также могут использоваться приемы допущения легенды и максимальной детализации показаний, предъявления доказательств, указания на противоречия между отдельными частями показаний допрашиваемого.

Лица, полностью отрицающие вину в совершении насильственного преступления, повлекшего смерть, иногда заявляют, что покинули потерпевшего, находящегося в полном здравии, либо обнаружили на месте происшествия уже труп пострадавшего. В подобных ситуациях подозреваемым (обвиняемым) предъявляются доказательства выполнения ими действий, повлекших смерть потерпевшего. К таким фактическим данным относятся протоколы освидетельствования и заключения экспертиз, зафиксировавших наличие на теле, одежде допрашиваемого повреждений, следов крови, происходящей от потерпевшего, образовавшихся в результате выполнения оспариваемых действий. Имеющиеся у них повреждения подозреваемые (обвиняемые) могут объяснять событиями, не связанными с расследуемым преступлением. Такие показания проверяются в ходе осмотра мест, где якобы происходили названные события, допроса находившихся на этих участках свидетелей, предъявления этим лицам для опознания подозреваемого (обвиняемого), проведения между ними очных ставок, а также дополнительных экспертиз для выяснения возможности образования обнаруженных повреждений при описываемых обстоятельствах в указанных условиях и названное время.

Дополнительные экспертизы могут проводиться и для выяснения возможности образования найденных следов крови от касания опачканных кровью участков поверхности трупа. Полученные данные, опровергающие утверждения подозреваемых (обвиняемых), предъявляются им в ходе дополнительного или повторного допросов.

Некоторые подозреваемые (обвиняемые) утверждают, что смерть пострадавшего наступила в результате несчастного случая — от удара жертвы, не сумевшей сохранить равновесие, о твердые или тупые предметы. В подобных случаях допрашиваемым предъявляются заключения судебных экспертиз, содержащих сведения о механизме образования смертельных повреждений и положении потерпевшего в этот момент. В необходимых случаях могут быть проведены дополнительный осмотр места происшествия для поиска следов контакта тела и одежды пострадавшего с объектами, о которые он якобы ударился при падении, а также проверка показаний подозреваемого (обвиняемого) на месте с обязательной видеозаписью утверждений проверяемого и воспроизводимых им событий, в ходе которых, по его версии, был смертельно травмирован пострадавший.

Полученные материалы направляются на экспертизу для проверки возможности причинения смерти при обстоятельствах, описываемых подозреваемым (обвиняемым). Таким же образом проверяются показания о причинении смерти в состоянии необходимой обороны. Среди дополнительных мероприятий по проверке таких показаний могут быть названы экспертизы повреждений на теле и одежде допрашиваемого с целью установления времени и механизма их образования.

Подозреваемые (обвиняемые) в совершении насилия в отношении пострадавших, оставшихся в живых, также могут частично или полностью отрицать свою вину. При этом показания изобличающих их потерпевших называют оговором. Такие ситуации нередко возникают при расследовании насильственных сексуальных посягательств, совершенных в отношении знакомых и родственников. Названные субъекты категорически отрицают выполнение каких-либо сексуальных действий, особенно в отношении малолетних. Основными доказательствами выполнения таких действий являются повреждения, нанесенные в процессе преодоления сопротивления жертвы, возникшие в области половых органов в результате полового контакта, следы спермы на теле и одежде пострадавшей, выделения половых органов потерпевшей, обнаруженные на теле, одежде подозреваемого (обвиняемого). Биологические следы выделений могут быть обнаружены на постельном белье, поверхностях, на которых совершался насильственный половой акт. Если к моменту допроса вышеперечисленные следы еще не обнаружены, проводятся осмотры места происшествия, обыски, выемки, осмотры и экспертизы изъятых предметов, на которых могут находиться указанные следы. Важное значение имеют судебно-медицинские экспертизы подозреваемых (обвиняемых) и потерпевших, в результате которых выявляются не только телесные повреждения, но и следы полового контакта, в том числе биологические.

Принимаются также меры к выявлению свидетелей, которые видели и общались с участниками расследуемого преступления непосредственно после его совершения. Этих свидетелей допрашивают не только о наличии или отсутствии на участниках события повреждений, но и их психологическом состоянии. Потерпевшие от преступлений названной категории нередко испытывают стресс, неохотно контактируют с окружающими, иногда иносказательно сообщают о случившемся, описывая события, якобы произошедшие с их знакомыми, жалуются на неприятности, не раскрывая их, и т.п. Жертвы неоднократно повторяющегося насилия становятся раздражительными, у них наблюдаются перепады настроения: от пассивного безразличия к вспышкам агрессии. Подобные изменения могут наблюдаться вскоре после очередного факта посягательства. Некоторые из жертв такого насилия ведут дневники, в которых открыто или замаскировано описывают произошедшее, сопровождая это различными рисунками.

В ряде ситуаций субъекты сексуального насилия не отрицают полового контакта, но не признают выполнение действий по устрашению, преодолению сопротивления потерпевшей (-его) и т.п. Таким допрашиваемым предъявляют протоколы осмотра одежды, освидетельствования пострадавших, в которых зафиксированы повреждения осматриваемых объектов, изъятие текстильных микрочастиц, волос, подногтевого содержимого; заключения экспертиз о возможности образования выявленных повреждений во время совершения преступления при обстоятельствах, описываемых потерпевшей; заключения экспертов о происхождении вышеназванных микроследов от подозреваемого и его одежды.

Некоторые подозреваемые признают причинение жертве телесных повреждений, но отрицают половой контакт с ней. В ситуациях поступления заявления сразу после совершения преступления в процессе медицинского освидетельствования из влагалища потерпевшей берутся мазки, изымается и осматривается ее одежда с целью обнаружения следов спермы. При обнаружении в указанные сроки в отношении предполагаемого субъекта насилия проводятся аналогичные действия для выявления на его теле и одежде следов выделений организма потерпевшей, микрочастиц, происходящих от тела и одежды жертвы.

Более сложные ситуации возникают, когда потерпевшие обращаются в органы расследования спустя длительное время, за которое утрачиваются биологические следы полового контакта, волосы, а также микрочастицы. Однако эти следы могут быть найдены на месте совершения предполагаемого преступления. На грунтовой поверхности участков открытой местности возможно обнаружение объемных следов лежащих тел, упора в землю ног потерпевшей, пытающейся вырваться, участков с примятой травой и сломанными зелеными насаждениями и других признаков сексуального насилия. С места происшествия должны быть изъяты образцы грунта, поверхностей, на которых располагались потерпевшая и субъект посягательства в момент совершения преступления. В дальнейшем одежда, обувь потерпевшей (-его), подозреваемого (обвиняемого) направляются на экспертизу для обнаружения микрочастиц с места преступления на участках одежды, которыми названные лица должны были касаться поверхности в процессе совершения сексуального насилия.

При допросе потерпевшей должны выясняться признаки нижнего белья, которое было на субъекте в момент совершения преступления, особые приметы, расположенные на участках тела, которые обнажались при выполнении нападавшим преступных действий. Эти показания проверяются в ходе освидетельствования подозреваемого (обвиняемого), осмотра предметов его одежды, допроса свидетелей из числа близких подозреваемого (обвиняемого) о признаках вещей, одетых на нем в день совершения расследуемого преступления. Целесообразно также проведение допросов свидетелей, которые видели подозреваемого (обвиняемого) и потерпевшую сразу после окончания расследуемого события. Они допрашиваются о том, как выглядели названные лица: имелись ли повреждения и загрязнения на их одежде и открытых участках тела; как объясняли потерпевшая или подозреваемый происхождение имеющихся следов; каково было психологическое состояние этих лиц; не наблюдалось ли в их поведении что-либо необычное; не сообщали ли они, откуда двигаются и что происходило до встречи со свидетелем.

Некоторые следователи в подобных ситуациях сразу проводят очную ставку между подозреваемым (обвиняемым) и потерпевшей. В ряде ситуаций подобная поспешность может привести к негативным результатам: потерпевшие из страха перед подозреваемым (обвиняемым) либо возникшего под влиянием подозреваемого (обвиняемого) на очной ставке могут отказаться от ранее данных показаний, заявив, что оговаривали невиновного. По этим причинам очная ставка должна тщательно готовиться. До ее начала целесообразно провести проверку показаний потерпевшей (-его), использовать все имеющиеся на данном этапе возможности по обнаружению и исследованию материальных следов насилия, получению достоверных показаний свидетелей.

При принятии решения о проведении очной ставки необходимо учитывать психологические особенности личности и состояния потерпевшего (-ей). Если потерпевший (-ая) глубоко переживает случившееся, угнетен совершенным в отношении него насилием, испытывает чувства стыда и подавленности, очную ставку проводить нельзя. Для определения состояния потерпевшей (-его) рекомендуется получение заключения или показаний специалиста-психолога. Представляется обязательным проведение специальных исследований малолетних потерпевших, для которых новая встреча с насильником может оказаться психотравмирующим фактором, усугубляющим и без того тяжелое состояние жертвы.

Нежелательно производство очной ставки с потерпевшими, легко поддающимися постороннему влиянию.

Версия о невиновности должна проверяться и в тех ситуациях, когда подозреваемые (обвиняемые) признают свою вину в совершении насильственных преступлений. В подобных условиях следователь не должен ограничиваться суждением типа: "если признает вину — значит, виновен". Обязательно должна проверяться версия о самооговоре подозреваемого (обвиняемого). Как известно, признаками самооговора являются абстрактность, общность показаний, в которых отсутствуют сведения о деталях совершенного преступления; наличие противоречий между отдельными частями показаний подозреваемого (обвиняемого), между ними и другими материалами уголовного дела; безэмоциональность поведения подозреваемого (обвиняемого) в ходе допросов, вязкость темы, заученность отдельных объяснений подозреваемого (обвиняемого); данные (показания свидетелей, результаты оперативно-разыскных мероприятий, сведения, полученные в ходе контроля телефонных и иных переговоров, осмотре материалов переписки и т.п.), свидетельствующие о недостоверности признательных показаний.

В некоторых ситуациях возникают сомнения в существовании события преступления. Подобные ситуации формируются при расследовании уголовных дел об убийствах, по которым трупы потерпевших не обнаружены. Сходные условия возникают при расследовании некоторых дел о насильственных сексуальных действиях. В этих случаях оцениваются собранные по делу данные об обстоятельствах и характере события. Для устранения возникших сомнений целесообразна организация поиска и исследования дополнительных источников информации, применение для проверки уже собранных доказательств еще не использованных средств доказывания.

В ситуациях, когда имеется достаточное количество фактических данных об обстоятельствах и характере расследуемого события, проверяется, обладает ли подозреваемый (обвиняемый) свойствами личности, которые отразились в способе совершения и следах преступления. Проверке и оценке подлежат не только физические качества, но и психологические, в том числе обусловливающие принятие решения о совершении преступления.

Оценивая предлагаемую подозреваемым (обвиняемым) версию об обстоятельствах инкриминируемого деяния, необходимо выводить из нее логические следствия о характере и локализации следов, которые должны были образоваться в результате описываемого развития событий. Эти предположения, мысленные модели следов сравниваются с признаками реально обнаруженных отображений. В случаях сохранения возможности выявления моделируемых следов проводятся следственные действия по их обнаружению.

Версия о невиновности подозреваемого (обвиняемого) проверяется с момента появления в уголовном деле этих процессуальных фигур до принятия решения об окончании производства. При этом рассматриваемая версия должна быть опровергнута. Даже при наличии оснований для равновероятностных выводов как о причастности, так и непричастности подозреваемого (обвиняемого) к расследуемому преступлению, нельзя делать выводы о его виновности. Это обусловливается принципом презумпции невиновности, предписывающим однозначное толкование сомнений в пользу подозреваемого (обвиняемого).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >