Религия и культ

Культ обычно упоминается как обязательный компонент религии, без которого она существовать не может.

Трудность для современного религиоведения представляет то, что часто слово "культ" понимается как синоним слова "ритуал" или как нечто предельно близкое. Такое словоупотребление вполне допустимо, если делать предварительную оговорку касательно отождествления культа и ритуала.

Вместе с тем наблюдаются попытки говорить о культе как об относительно самостоятельном по отношению к ритуалу явлении, хотя и теснейше связанном с ним. В немалой степени таким видением проблемы культа мы обязаны феноменологической школе. Можно говорить о культе как о внутренней устремленности к богу, потустороннему вообще, для которой необходимо выразиться в чем-то внешнем. Таким средством выражения и оказывается ритуал. В этом случае культ и ритуал соотносятся примерно так же, как мысль и слово (разумеется, эта аналогия очень условна). С одной стороны, они не совпадают как явления, как внутреннее и внешнее, с другой – теснейше связаны, ритуал не может оторваться от культа и существовать независимо.

В то же время понятие культа шире и глубже понятия ритуала. Это прежде всего устремленность, а не действия и предметы, предназначенные для совершения этих действий (включая храмовые здания), из которых состоит ритуал. Как уже указывалось, ритуал – это воспроизводимый текст, состоящий из знаков разного рода. Культ же текстовой природы нс имеет. Мотивацией ритуала может быть и чистое стремление к божественному, не отягощенное прагматическими нуждами, культ же рассматривается вне его отнесения к каким-либо нуждам, в абстракции от них. В реальной жизненной, социокультурной практике эти явления тесно взаимосвязаны, но их различие от этого не исчезает.

При анализе культовых феноменов представляется уместным выделять два аспекта проблемы: собственно культ, который преимущественно изучается метафизикой культа, и его объективацию – ритуал, явление семиотическое, изучаемое преимущественно семиотикой и феноменологией. Полученные результаты образуют единое культурофилософское учение о культе (примерами могут служить, например, философские системы св. Фомы Аквинского (1224–1274) и П. А. Флоренского). Так, последний рассматривал культ как изначальное стремление человека подняться над миром, так чтобы между миром и человеком образовался бы интервал. Отсюда он делает вывод о том, что любая культура происходит из культа, поскольку культура всегда есть возвышение над природой, отрыв от нее.

Рассматривая разные религии можно говорить о горизонтальном и вертикальном измерениях культа и разных их соотношениях в разных религиях.

В случае вертикального измерения культ направлен от человека, от земного мира к потустороннему, запредельному. При горизонтальном – он охватывает людей, весь мир, втягивает их в себя. Например, можно говорить, что применительно к античной религии культ являл себя преимущественно в горизонтальном измерении: божества были настолько человекоподобны, населяя при этом всю природу, что преодолевать разрыв между ними и человеком почти не требовалось. В монотеистических религиях наблюдается тенденция к балансу вертикального и горизонтального измерений культа.

Культ не только устремляет человека к Богу и некоторым образом приближает последнего к человеку. Он стремится охватить собой все области человеческого бытия, объединить их и сделать, насколько возможно, хотя бы в какой-то степени причастными Богу. Так, в православии и католицизме храмовая литургия понимается как жертва за весь мир со всеми его нуждами. Культ не обходит быт, что выражается в ритуалах благословения обычной еды и предметов, наличия норм, регулирующих повседневное поведение, запрещающих одно и разрешающих другое. Он отсутствует только там, где имеется абсолютное противопоставление божественному (не случайно обряды сатано поклонников обычно вторичны, являются инверсией или пародией на церковные ритуалы). Многим людям присуща такая организация религиозного опыта, когда культ воспринимается как нечто первичное по отношению к другим компонентам религии (например, у В. В. Розанова (1856–1919), П. А. Флоренского). Такое восприятие религии является культоцентрическим.

Культ обладает свойствами цельности и плотности, что проявляется в необходимости возлагать на себя труд по пониманию и совершению ритуала (трудностей понимания – сложной символики обряда или малопонятного языка, необходимость психической концентрации; трудностей совершения – длинные молитвы и богослужения, преодоление стыда на исповеди, пренебрежение негативным мнением окружающих и т.п.).

Универсализм культа состоит в стремлении охватить все области жизни. Он не может быть сведен к морализаторству и моральной проповеди. Попытки истолковать религию чисто этически, исключая этот элемент, чреваты превращением ее в этическую систему.

Еще одним свойством культа является прочность, он не может быть эфемерным (религиозные ритуалы обычно очень устойчивы).

Также он непрерывен, распространяется в культуре, не образуя больших разрывов. Они появляются лишь там, где ему активно противостоит антикультовое начало. Даже очистительные обряды и табу нечистоты являются "зеркальным" отражением такой проницаемости. Только в более современной, секуляризующейся культуре культ и культовое сознание стали образовывать "прорехи", неохваченные места.

Культ выступает как связующее начало, способное скреплять разные секторы культуры в единое целое (например, объединять разных людей в религиозные сообщества на основе общих культовых устремлений). Он способен проникать в те области жизни и в те участки сознания человека и общества, которые им еще не охвачены.

У П. А. Флоренского на этом строится учение о культе как об основе мира, "бутоне" культуры и ее сущности. Для этого философа культ является первичным движением любой культурной деятельности, в результате чего устраняется строгий дуализм "потустороннее – земное". Все, чего он касается, становится причастным потустороннему, божественному. При таком подходе его "измельчание" с образованием пустых участков, лакун равно распаду и гибели, за которыми следует искажение и возможная гибель мира, который покинуло его объединяющее начало. Отступление культа из культуры, общества и мира в целом оказывается его угасанием и проявляется в разрушении и упрощении ритуалов и у Ж. Деррида (1930–2004). Отсюда приверженность идеям возврата к Средневековью в рамках целого направления религиозно-философской мысли XX в. – "Нового Средневековья".

Еще одно важное свойство культа – надежность. Он должен сочетаться с убеждением человека в том, что путь к богу выбран верно. Отсюда проистекает требование уверенности в том, что ритуалы совершаются не напрасно, если соблюдены условия их выполнения.

Культ укоренен на земле, среди обычных и будничнореальных вещей и субстанций, но устремляется в запредельность, требующую часто аскетического очищения и веры для принятия и созерцания, что и осуществляется при помощи оформления культа ритуалом. Если расширение культа, выражаемое, прежде всего активностью и повсеместностью ритуальной жизни, ограничено под давлением внешней силы (форсированная секуляризация культуры), то эта ситуация, будучи для религии драматичной, все же допускает сохранение и культа, и ее самой. Если же он сам сократил свое распространение в культуре, то это означает потерю им своей сущности и фактическую его гибель. Культ стремится не ограничиваться только лично-приватной сферой.

Кризис культа внешне проявляется в таких изменениях ритуала, как сокращение богослужений по времени, изменение манеры пения и языка для облегчения восприятия, упразднение аскетики, отбрасывание ряда элементов ритуала и т.д.

Можно говорить о следующих основных типах ослабления, кризиса культа:

  • локализация (от лат. locus – место, участок) – образование участков культуры, уже не охваченных культом;
  • замещение иными культами и смешение с ними; это проявляется в появлении смешанных, мозаичных ритуалов, в том числе ритуалов, заимствованных из религий с отличиями в особенностях культа, например, монотеистических и религий иного типа;
  • замещение суррогатными, заново созданными формами, что проявляется в виде создания новых искусственных ритуалов;
  • секуляризация, обмирщение – массовое вытеснение культа из культуры, сопровождающееся давлением на выражающие его ритуалы, стремлением ограничить их совершение или вовсе от них избавиться;
  • геттоизация – образование ограниченных очагов, где культ продолжает сохраняться, например, только в пределах храмовых зданий; в отличие от локализации это явление представляет сознательную позицию его защитников, считающих образование "гетто" (внутренне организованного и достаточно активного) единственной альтернативой растворению культа в иных формах культурной жизни, когда само существование религии оказывается под угрозой постепенного размывания.

Геттоизация наиболее типична для современной культуры, хотя в ней встречаются и все перечисленные выше формы изменения культа.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >