Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.2. Уильям Петти

Но перейдем к рассмотрению самих экономистов. Среди английских авторов большинством исследователей выделяется в первую очередь сэр Уильям Петти (William Petty, 1623–1687). Он родился в семье бедного торговца. Нанявшись юнгой, в одном из плаваний он сломал ногу и был высажен во Франции, где попал в иезуитский колледж. Завершал свое образование Петти уже в Оксфорде, выбрав медицину в качестве главной специальности. В 1651 г. стал главным врачом при главнокомандующем английской армии в Ирландии. В тот период присоединенные Кромвелем ирландские земли требовали оценки и распределения между завоевателями. Петти предложил свою помощь в этом сложном деле, на чем значительно разбогател. Впоследствии он был назначен генерал-контролером Ирландии, а в 1660 г. стал одним из основателей Королевского общества – знаменитой английской академии наук. В 1661 г. получил звание сэра. Его экономические изыскания были оформлены в целом ряде работ. Наиболее известным и ценным является "Трактат о налогах и сборах" (1662). Другие работы Петти – "Слово мудрым" (1664), "Политическая анатомия Ирландии" (1672), "Политическая арифметика" (1676), "Разное о деньгах" (1682).

Прежде всего У. Петти известен как основатель экономической статистики (политической арифметики). Следуя принципам Новой философии, он полагал, что наиболее надежным основанием любого исследования являются аккуратный сбор фактов и строгие расчеты. "Вместо того, чтобы употреблять слова только в сравнительной и превосходной степени и прибегать к умозрительным аргументам, я вступил на путь выражения своих мнений на языке чисел, весов и мер, употребляя только аргументы, идущие от чувственного опыта, и рассматривая только причины, имеющие видимые основания в природе"[1].

Научный характер работ Уильяма Петти также проявляется в его отношении к хозяйству как самостоятельному механизму, функционирование которого подчинено естественным законам и не зависит от воли человека. "...Подобно тому, как благоразумные врачи не пичкают чрезмерно своего больного лекарствами, скорее учитывая и сообразуясь с процессами природы, чем противодействуя им своими собственными насильственными действиями, так и в политике и экономике необходимо поступать подобным же образом, ибо Naturam expellas furca licet usque recurrit [гони природу в дверь, влетит она в окно]"[2], – пишет он в своем трактате 1662 г.

Присутствует у Петти и идея природной гармонии, которая в классической литературе воплотится в концепцию "невидимой руки". "Я хорошо знаю, что res nolunt male administrari [вещи не хотят быть плохо управляемыми], что дела будут идти своим чередом и природу не обманешь"[3]. Благодаря новому отношению к предмету исследования Петти выходит на принципиально новый для своего времени уровень анализа экономических процессов. Он стремится раскрыть сущность экономических явлений – как он пишет, "естественные основания" стоимости, ренты, процента, налогов, пошлин и т.д.

Переходя к содержательной стороне работ У. Пегги, начнем с определения богатства. Большую известность получила его фраза из "Трактата": "труд есть отец и активный принцип Богатства, а земля – его мать"[4]. При этом преимущество Петти отдаст именно труду. В частности, задавшись вопросом о том, как сравнить богатство нации в различные исторические периоды, Петти предлагает сопоставлять количество рабочих рук, которое можно было нанять на имевшиеся в каждый период средства.

К факторам, способствующим росту богатства, Петти относит в первую очередь многочисленное население и уровень мастерства. В трактате "Политическая арифметика", подсчитывая богатство Англии, Петти оценивает население страны с его квалификацией, сноровкой и трудолюбием в 417 млн фунтов стерлингов, в то время как все имеющееся материальное богатство лишь в 250 млн фунтов стерлингов. Наличие богатых природных ресурсов оценивается Петти негативно: в "Трактате о налогах и сборах" он пишет, что щедрость природы нс создаст условий для развития трудолюбия населения. В результате оно нс захочет прикладывать тех усилий, которых требует развитие ремесел. Такая оценка источников богатства ближе меркантилизму, чем классической политэкономии. Последняя наличие ресурсов считает абсолютным богатством, в то время как большое население под влиянием, в частности, Т. Мальтуса (T. Malthus) рассматривается скорее как проблема. Важное значение Петти придает также развитию дорог и торговли.

Деньги Петти не считает богатством. В его расчетах богатства Англии драгоценные металлы составляют менее 3% от всей суммы. Тем не менее количество денег в обращении Петти считает важным фактором, оказывающим свое влияние на экономику. Он называет деньги "политическим жиром", которого в хозяйстве, как и количество жира в организме человека, должно быть ровно столько, сколько необходимо для его нормального функционирования. Поскольку деньги, с точки зрения Петти, служат потребностям товарообмена и сбора налогов, их количество должно соответствовать размерам и частоте всех денежных платежей, "осуществляемых по закону и обычаю". Недостаток денег крайне негативно оценивается Петти, поскольку приводит к сокращению занятости населения. Излишек денег тоже вреден для экономики и в первую очередь в связи с тем, что деньги скапливаются в виде сокровищ, превращаются в "мертвые деньги".

Петти предлагает государству регулировать количество денег с помощью налогов: изымать излишек денег, повышая налоговые сборы, и, наоборот, в случае недостатка платежных средств сокращать отчисления в казну. Изъятие денежных излишков Петти рассматривает как эффективную меру борьбы с "мертвыми деньгами". В его эпоху вложение капиталов было делом очень рискованным. Высокую прибыль давала только внешняя торговля, ремесла и земледелие не были достаточно привлекательными для инвестиций, поэтому, по свидетельству историков, в экономике скапливалось большое количество средств, превращавшихся в сокровища. Одним из стандартных решений этой проблемы был рост расходов государя и прочих непроизводительных классов, благодаря которым сокровища превращались в доходы большого числа ремесленников и торговцев.

В целом проблема занятости является очень важной для Петти, что опять говорит, скорее, о влиянии эпохи меркантилизма, поскольку в классической политэкономии эта тема поднимается редко. Петти связывает богатство нации с количеством деятельного населения. Стимулом к деятельности является спрос, поэтому любые средства, стимулирующие как непосредственно занятость, так и спрос на отечественную продукцию, являются для Петти очень важными. Он положительно относится к потреблению отечественных предметов роскоши, к росту расходов двора, поскольку это повышает спрос на труд ремесленников, фермеров и торговцев, а следовательно, повышает не только доходы населения, но и развивает производства, совершенствует умение и мастерство работников. Отсутствие спроса на труд, с точки зрения Петти, подрывает основу богатства нации – трудолюбие, физическую форму и мастерство трудового населения. Например, обсуждая проблемы суконного промысла в Англии, Петти пишет, что "лучше сжечь продукт труда 1 тыс. людей, чем допустить, чтобы эти люди ничего не делали и вследствие этого теряли свое умение работать"[5]. Еще раз подчеркнем, что такой ход рассуждений далек от классического и скорее сближает умозаключения Петти с альтернативной традицией, которая берет свое начало у меркантилистов и далее через Т. Мальтуса – несмотря на то, что он классик, – получает свое развитие в трудах Дж.-М. Кейнса (J. М. Keynes).

Из представлений о богатстве вытекает теория стоимости Петти. Он считает естественным измерять вещи в том, из чего они созданы. Следовательно, естественным мерилом стоимости должны быть труд и земля. Стоимость товаров должна измеряться в стоимости определенного количества земли или определенного количества труда. Привычный измеритель стоимости товаров – деньги, по мнению Петти, является искусственным. Помимо этого, он не так удобен, поскольку стоимость самих денег подвержена большим колебаниям, нежели стоимость земли и труда.

Важно запомнить!

Пропорции обмена, по мнению Петти, устанавливаются в соответствии с затраченным рабочим временем. Продукт одного производства за вычетом издержек приравнивается чистому продукту другого производства, созданному за такое же время таким же количеством работников. При этом ни разница в мастерстве требуемого груда, ни различие рисков предприятий не влияют на стоимость. "Естественная цена" товаров определяется количеством затраченного рабочего времени. Это чисто аналитическое суждение выделяет Петти среди его современников и свидетельствует о том, что экономическая мысль выходит на новый з'ровень анализа, который будет характерен для классической политэкономии. Недаром К. Маркс, автор концепции абстрактного труда, очень ценил Петти и его теорию стоимости.

Реальная или "политическая цена", согласно Петти, может отклоняться от стоимости или "естественной цены" под воздействием целого ряда факторов: новизна товара, наличие заменителей, эмоциональные впечатления от товара, влияние примера вышестоящих слоев, предъявляющих спрос на этот товар (аналог демонстративного потребления). Влияя на спрос, эти факторы могут повышать или понижать "политическую цену" товара.

Петти вводит интересное понятие "естественной дороговизны", имея в виду общий уровень цен товаров. Этот уровень зависит от производительности труда и уменьшается с ростом последней. При этом реальный уровень цен, который Петти называет "политической дороговизной", может не соответствовать естественному. Это происходит, если в производстве заняты "лишние руки" или производитель несет "лишние расходы".

Определение стоимости земли является отдельной темой, очень интересовавшей Петти. Он вводит понятие "внутренней" стоимости земли, которая зависит от нескольких факторов: сравнительного количества и качества продуктов, поставляемых этой землей (плодородие); количества людей, проживающих вблизи этой земли (географическое положение); образа жизни людей, определяющего традиционный уровень спроса на продукцию этой земли. Эта внутренняя стоимость земли определяет размер ренты, который землевладелец получает с нее. "Естественную ренту" земли Петти рассчитывает как чистый хлеб, т.е. доход, полученный за год от обработки земли, за вычетом издержек. "Случайная рента" может отклоняться от естественной под влиянием спроса. Если рост спроса вынудит привозить на рынок продукцию с более отдаленных участков земли или потребует дополнительных расходов для интенсификации производства на ближних участках, то эти расходы повысят цену продукции на величину новых издержек, что соответственно увеличит и размер ренты.

Определяя естественную цену, по которой должна продаваться земля, Петти берет среднюю ренту за семь лет и умножает ее на количество лет, на которое, по мнению Петти, люди обычно заглядывают в будущее. Петти определяет его как время одновременного проживания трех поколений – деда, отца и сына. "Немногие имеют основание заботиться о более отдаленном потомстве", уточняет он. При этом в странах, где права на землю более надежны, где плотность населения выше, цена земли может рассчитываться и из большего количества ежегодных рент.

Мнение специалиста

Анализ доходов, проводимый Петти, наглядно демонстрирует, как в одной теории смешиваются поиски "естественных оснований" экономических явлений и чисто прагматические умозаключения человека, имеющего хозяйственный опыт. Например, суждения Петти о том, какой должна быть заработная плата, основаны на чисто практическом утверждении, что если она будет превышать прожиточный минимум, рабочие будут меньше работать.

В то же время, обсуждая процент, Петти ищет "естественные основания" его взимания. Он утверждает, что процент является платой за неудобства, вызванные невозможностью распоряжаться собственными средствами. "Естественный процент" Петти приравнивает ренте с участка земли, который можно было бы купить на отданные в кредит деньги (аналог альтернативных издержек). "Реальный процент" должен учитывать еще и риск потери денег. Петти подчеркивает, что этот риск может быть весьма значителен и увеличивать размер процента до бесконечности, но в пределах размера самой ссуды.

Столь же смешана позиция Петти в отношении вмешательства государства в экономику. С одной стороны, он видит целесообразность различных запретов и регулирующих мер. Мы уже говорили о том, что он считает полезным регулировать объемы налоговых сборов в зависимости от количества денег в стране. С другой стороны – он признает бессмысленность попыток вмешиваться в естественные процессы. Особенно это касается регулирования внешней торговли. Петти пишет, что это все равно что "уговаривать воду подняться по собственному почину выше своего естественного уровня"[6]. В частности, это касается его взглядов на запрет вывоза денег за границу. Петти понимает, что эта мера преследует разумную цель, поскольку ограничивает объемы импорта объемами экспорта и тем самым заставляет нацию "жить по средствам", т.е. покупать не больше, чем было произведено. В то же время он осознает, что сам запрет приведет лишь к росту махинаций и удорожанию услуги вывоза денег. Таким образом, Петти сохраняет меркантилистский подход целенаправленного управления экономикой, особенно в том, что касается роста конкурентных преимуществ на внешних рынках. Кроме того, он понимает, что интересы нации должны проводиться с учетом естественных экономических процессов и без ущерба для промышленности. В частности, обсуждая запрет вывоза шерсти и сукновальной глины, введенный Англией с целью помешать развитию голландской суконной промышленности, опережавшей отечественную, Петти указывает, что в результате Англия не только не защитила производство отечественного сукна, но и подорвала свое производство шерсти.

  • [1] Петти У. Экономические и статистические работы, М., 1940. С. 156.
  • [2] Петти У. Трактат о налогах и сборах. Verbum sapienti – слово мудрым. Разное о деньгах. Гл. VI, п. 17.5. М.: Ось-89, 1997. С. 52.
  • [3] Там же. С. 8.
  • [4] Там же. Гл. X, п. 10. С. 60.
  • [5] Петти У. Указ. соч. Гл. VI, п. 19. С. 52–53.
  • [6] Петти У. Указ. соч. Гл. VI, п. 17.4. С. 52.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>