Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.2. Теория производства и стоимости Смита и ее дальнейшая интерпретация

В Великобритании в эпоху Смита господствовала капиталистическая мануфактура – крупное по тем временам производство, основанное на ремесленной технике и разделении труда. Главное средство повышения производительности труда в мануфактурном производстве – это развитие разделения труда, ведущее к специализации орудий труда, а потому и самого труда, и, как следствие, упрощению производственных операций, что явилось важнейшей предпосылкой последующего перехода к машинному производству.

В силу той исключительной роли, которую играло разделение труда в условиях мануфактуры, оно выступает для Смита, по образному замечанию В. С. Афанасьева, как своего рода "историческая призма", сквозь которую он рассматривает экономические явления и процессы своей эпохи. Исследуя труд под углом зрения его разделения в обществе, которое представлялось ему как бы гигантской мануфактурой, Смит сумел уловить общественную целостность труда в отличие от его отраслевой специфики, на которую делали акцент его предшественники (меркантилисты – на труд в сфере торговли, добычи драгметаллов; физиократы – на труд в сельском хозяйстве). Тем самым Смиту удалось в значительной мере преодолеть отраслевой подход к анализу экономики, характерный для меркантилистов и физиократов. В его трактовке политическая экономия впервые предстает как наука об экономике в целом, а нс какой-либо ее отдельной сферы или отрасли, хотя бы и очень важной. У Смита она выступает именно как наука о богатстве народов.

Важно запомнить!

Смит подчеркивал, что в значительной мере степень развития разделения труда определяется емкостью рынка, как это явствует из названия третьей главы "Богатства народов". Если учесть, что разделение труда во времена Смита являлось главным средством повышения производительности труда, это положение приобретает существенную теоретическую и практическую значимость: в рыночной экономике уровень производительных сил общества в конечном счете определяется размерами рынка.

Смит установил фундаментальную роль труда в экономической жизни общества. Труд, писал он, доставляет людям "первоначальный фонд" в виде продуктов, необходимых для их существования и удобства жизни. Экономические явления и процессы тем и отличаются от всех других общественных явлений и процессов, что они представляют собой различные выражения человеческого труда (живого или овеществленного). Речь идет в данном случае о таких формах, как эффективность, уровень оплаты, распределение и обмен его результатами и т.д. По этой причине Смит вполне правомерно рассматривает различные экономические явления с точки зрения их отношения к труду. Это своего рода отправной пункт исследовательской программы Смита.

Смит исходил из того, что общество на всех исторических этапах его развития есть меновой союз, в котором люди обмениваются результатами своего труда. Именно поэтому труд и является мерой товарного обмена, выступая одновременно источником богатства в форме материальных благ. Таким образом, объектом политической экономии, по Смиту, является сфера материального производства независимо от его отраслевой специфики.

Значение труда как мерила меновых стоимостей всех товаров Смит подчеркивает в следующих словах: "Труд был первоначальной ценой, первоначальной покупной суммой, которая была уплачена за все предметы. Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира; стоимость их для тех, кто владеет ими и кто хочет обменять их на какие-либо новые продукты, в точности равна количеству труда, которое он может купить на них или получить в свое распоряжение"[1].

Кажется, яснее сказать о том, что стоимость товаров определяется затратами труда на его производство, трудно.

Мнение специалиста

И тем не менее рискнем предположить, что речь в данном случае идет у Смита о другом. Ведь не далее как через несколько строк, он пишет, что "хотя труд является действительным мерилом меновой стоимости всех товаров, стоимость их обычно расценивается не в труде... Более естественным является расценивать их меновую стоимость количеством какого-нибудь другого товара, а не количеством труда, которое можно на них купить"[2].

В том-то и дело, что в меновом хозяйстве наиболее приемлемым мерилом меновых стоимостей выступает у Смита количество покупаемого труда. В этом основа понимания Смитом существа меновой стоимости предметов (товаров) как цены приобретения, а не производства. Смысл обмена – экономия собственного труда. "Действительная цена всякого предмета, т.е. то, что каждый предмет действительно стоит тому, кто хочет приобрести его, есть труд и усилия, нужные для приобретения этого предмета. Действительная стоимость всякого предмета для человека, который приобрел его и который хочет продать его или обменять на какой-либо другой предмет, состоит в труде и усилиях, от которых он может избавить себя (Выделено нами. – Прим. авт. В. Н.) и которые он может возложить на других людей"[3].

Отсюда видно, что понятие стоимости у Смита очень мало связано с производством как таковым и поэтому не содержит какого-либо количественного определения ее величины, исходя из этого представляется надуманным выделение неких вариантов теории трудовой стоимости у Смита, которое стало уже общим местом. По сути же, речь везде идет о покупаемом или обмениваемом труде в условиях малоразвитого, говоря словами Смита, общества.

Количество труда в обмене являлось единственным адекватным мерилом взаимовыгодности в примитивных хозяйствах, тогда как в развитом меновом хозяйстве этого уже недостаточно. Последнее характеризуется, как известно, наличием частной собственности на землю и, следовательно, появлением класса земельных собственников, а также накоплением капитала в руках частных лиц. Это неизбежно приводит к тому, что величина покупаемого в обмене труда не сводится только к получаемому рабочим доходу, т.е. заработной плате, а должна включать в себя законные вознаграждения собственников капитала и земли, т.е. прибыль и ренту. Другими словами, стоимость покупаемого труда в этих условиях складывается из суммы доходов основных классов общества на ступени развитого менового хозяйства.

Но при этом, как подчеркивает Смит, "труд определяет стоимость не только той части цены, которая приходится на заработную плату, но и тех частей, которые приходятся на ренту и прибыль"[4]. Отсюда следует, что в стоимости, скажем, хлеба как продукта труда земледельца рента составляет первый, а прибыль – второй вычет из стоимости этого продукта. Но для Смита это всего лишь констатация того факта, что стоимость, или, по терминологии Смита, естественная цена каждого товара, включает в себя перечисленные доходы (в том числе заработную плату) как составные части. Что касается части стоимости, возмещающей израсходованные исходные материалы и рабочий инструмент, то она, по мнению Смита, также складывается их перечисленных доходов, поскольку все элементы орудий и сырья приобретаются на рынке. Следовательно, Смит не игнорирует материальные затраты в составе цены продуктов, а в соответствии со своей методологией так же сводит их к сумме доходов, исключая тем самым из стоимости годового продукта так называемый повторный счет. Такой подход был воспринят всеми последующими представителями классической политической экономии[5].

Говоря о различии между естественной и рыночной ценой продуктов, Смит анализирует работу рыночного конкурентного механизма, т.е. взаимодействие предложения и спроса в условиях свободной конкуренции. При этом рыночная цена может оказаться либо выше – в случае превышения спроса наличного объема продукта на рынке, либо ниже – в случае обратной ситуации – естественной цепы продукта. В том и другом случае действие конкуренции рано или поздно приведет к установлению рыночной цены на уровне естественной. Тем самым Смит описал действие закона стоимости – фундаментального закона менового хозяйства, или, говоря современным языком, рыночной экономики.

Исторический экскурс

Дальнейшая интерпретация взглядов Смита такими видными представителями классической политической экономии, как Ж.-Б. Сэй и Д. Рикардо, показала известную противоречивость и в подходе самого Смита, и в понимании идей его последователями. Это относится непосредственно к теории стоимости как отправному пункту теоретической системы классиков.

Жан-Батист Сэй (Jean-Baptiste Say, 1767–1832) считал себя комментатором и популяризатором идей Смита, однако при этом он во многом сознательно упростил, т.е. "очистил" от ненужных, по его мнению, абстракций систему Смита, прежде всего в анализе ценообразования. Сэй делал упор на наиболее очевидные положения смитовой концепции, а именно – сведение цены (а значит, и стоимости) предметов к сумме доходов владельцев основных экономических ресурсов (в терминологии Сэя – факторов производства).

Важно запомнить!

Прежде всего Сэй разделил политическую экономию на три самостоятельные части: производство, распределение и потребление. При этом законы капиталистического производства трактуются им как вечные и естественные, а сам процесс производства сводится лишь к воздействию человека на материю независимо от его исторической и социально-экономической формы.

Результатом процесса производства является продукт, ценность которого обусловлена, прежде всего, его полезностью (потребительной ценностью). Испытывая при этом затруднения в определении величины меновой стоимости и пропорций обмена, Сэй выдвинул вариант их количественного выражения через издержки производства, в основу которого им была положена концепция факторов производства.

Согласно этому подходу в создании ценности предметов равноправно участвуют труд (в его конкретной, полезной форме), капитал (отождествленный Сэем со средствами труда) и земля (природные ресурсы, или материя). Ценность предмета всегда находится в прямой зависимости от спрашиваемого количества и в обратной – от предлагаемого, и цена, таким образом, представляет собой результат взаимодействия спроса и предложения. Под влиянием конкуренции продавцов цены понижаются до уровня издержек производства, которые, в свою очередь, складываются из оплаты производительных услуг владельцев факторов производства, т.е. заработной платы, прибыли и ренты. Таким образом, характеризуя процесс ценообразования, Сэй использовал сразу три концепции – полезности, спроса и предложения и издержек производства, не особо задумываясь об их внутренней логической взаимосвязи.

Позиция Сэя опирается в том числе и на его собственный опыт предпринимательской деятельности. С этим связана и его оценка роли предпринимателя как центральной фигуры в экономике, и понимание производства в целом. Последнее он определял как деятельность человека, направленную на создание материальных и нематериальных полезностей, имеющих определенную ценность. Исходя из этого, даже услуги государства – это тоже производство полезности, и труд, затраченный на их создание, должен квалифицироваться как производительный, как и в традиционных сферах создания ценностей – промышленности, сельском хозяйстве и торговле.

Мнение специалиста

Как видим, делая акцент на полезности благ как основе их ценности, Сэй в значительной мере стирает границы между производительным и непроизводительным трудом. Напомним, что Смит, стоя на сугубо материалистической точке зрения, проводил четкое разграничение труда на производительный и непроизводительный. Первый, играющий ведущую роль в экономике, характеризуется тем, что он обменивается на капитал, тогда как второй обменивается на доход. Это значит, что производительный труд увеличивает стоимость исходного материала (т.е. создает новую стоимость) в процессе создания самого материального богатства. Непроизводительные работники (домашний слуга, государственный чиновник, государь) не обменивают свой труд на капитал, не создают ничего материального, а следовательно, ничего не прибавляют к создаваемому продукту.

Позиция Сэя оказалась в конечном счете более прогрессивной в контексте развития экономики и экономической науки.

Другой последователь Смита и его соотечественник Давид Рикардо (David Ricardo, 1772–1823), создавая свою систему политической экономии, в теории ценообразования опирался на исходное положение о труде как единственном источнике и главном мериле стоимости товаров. При этом подход Рикардо носит сугубо аналитический характер и базируется на использовании метода научной абстракции. Опираясь на него, он противопоставляет потребительную и меновую стоимость товаров и делает вывод о противоположном изменении богатства и его стоимости. В этом Рикардо резко расходится с Сэем, для которого эти понятия были фактически тождественными.

По трактовке Сэя, богатство (понимаемое как сумма потребительных стоимостей), создаваемое 1 млн человек, может возрасти в несколько раз, в то время как сумма стоимости произведенного богатства останется прежней или даже уменьшится, так как повышение производительности труда снизит стоимость не только вновь произведенных, но и ранее произведенных, но еще не потребленных товаров.

Мнение специалиста

Этот тезис с современной точки зрения выглядит абсурдным, но он находится в полном соответствии с принципами трудовой теории стоимости, согласно которой последняя определяется исключительно трудом, затраченным на производство товаров. Справедливости ради надо отметить научную тонкость и прозорливость Рикардо, обратившего внимание и на роль таких важных факторов ценности благ, как полезность и редкость. Другое дело, что этим факторам в процессе ценообразования он отводил очень незначительную роль, поскольку, во-первых, полезность, по мнению Рикардо, не является мерой меновой стоимости, а во-вторых, редкость определяет цены лишь ограниченного круга невоспроизводимых свободно товаров. Цены на них регулируются величиной спроса при неизменном предложении, поэтому, как подчеркивает Рикардо, "труд является основой всякой стоимости и... относительное количество его определяет почти исключительно стоимость товаров"[6].

Каким же образом определяется величина меновой, или, используя термин Рикардо, относительной стоимости товаров? В условиях производства, обеспечивающих разный уровень производительности для однородных товаров регулирующими затратами труда, образующими их стоимость, являются, но мнению Рикардо, наихудшие, поскольку только с учетом производимых при этих условиях товаров полностью обеспечивается спрос на них. Причину такого подхода следует искать в том, что он признавал действие принципа убывающей производительности (прежде всего в земледелии, а через него и во всех производительных отраслях). Здесь опять надо отметить недюжинное научное чутье Рикардо, поскольку впоследствии этот принцип будет рассматриваться в числе фундаментальных.

Важным моментом теории стоимости (ценообразования) Рикардо является то, что в цену товаров он включает суммарные затраты труда всех, кто так или иначе принимал участие в создании и реализации не только самого товара, но и тех, кто произвел сырой материал и необходимые средства для его производства. Весь вопрос, однако, в том, каким образом, т.е. в виде чего входят в цену товара эти затраты?

Важно запомнить!

Рикардо не использовал понятий прошлого и живого труда или перенесенной и вновь созданной стоимости, как это сделал впоследствии Маркс, зато свел все эти затраты к сумме доходов участников производства, т.е. уже хорошо известным заработной плате, прибыли и ренте. Однако он в гораздо большей мере чем до него Смит исходит из того положения, что сами эти доходы в отдельности и их сумма определяются количествами труда, воплощенного в обмениваемых продуктах. Как подчеркивал Рикардо, их относительные стоимости при этом нисколько не будут зависеть от изменений в заработной плате и прибыли, поскольку их величины в стоимости продукта могут изменяться только в обратном отношении. Если все-таки произойдет одностороннее увеличение заработной платы, то повысится лишь продажная цена продукта.

Использование в производстве товаров дорогого и долговечного оборудования, представляющего собой основной капитал, ведет к прямому снижению их меновых стоимостей, причем "чем большую долю составляет основной капитал, тем больше будет это падение"[7]. Здесь Рикардо делает вынужденную уступку своему базовому принципу объяснять изменения меновых стоимостей исключительно динамикой трудовых затрат. Тем не менее он по-прежнему считал этот принцип основополагающим для всех разновидностей менового хозяйства, включая современный ему капитализм, вследствие того, что это было удобным хотя и грубым приближением к реальности в короткие периоды времени, когда трудовые затраты составляли основную часть всех затрат.

Наконец, еще одна важная проблема в измерении относительных стоимостей товаров волновала Рикардо. Речь идет о нахождении "неизменной меры стоимости", т.е. некой единицы затрат, лишенной зависимости от колебаний в условиях производства, которым подвержены остальные товары. По существу, в данном случае речь идет о необходимости сведения (редукции) различных видов труда к определенному базовому, стандартному, служащему единицей сравнения для исчисления стоимости. Рикардо предположил, что ближе всего к такому идеальному измерителю, хотя и с известной оговоркой, подходят золотые деньги, т.е. проблема им была решена чисто поверхностно.

Исторический экскурс

Дальнейшая эволюция рикардианского подхода к стоимости, представленная в работах Джеймса Милля и Дж.-Р. Мак-Куллоха, Т.-Р. Мальтуса, характеризовалась отказом от признания затрат труда в качестве "почти исключительного" критерия меновых отношений, с одной стороны, и сведением меновой стоимости к сумме вознаграждения услуг собственников труда, капитала и земли, т.е. к сумме доходов – с другой. Это был основной вариант концепции издержек производства, коренным недостатком которой являлось определение цен ценами же и игнорированием необходимости нахождения конечного основания товарных цен, хотя формально признавалось значимость труда как общего источника создаваемого богатства.

Несколько особняком стоит Н.-У. Сениор, выдвинувший в 1836 г. на первый план субъективный подход к формированию издержек производства, первооснову которых образуют труд как "жертва" рабочего, теряющего свой досуг, и "воздержание" (abstinence) капиталиста от текущего потребления[8].

Наконец, у Дж.-С. Милля теория стоимости, с которой начинались книги Смита и Рикардо, отнесена в третью книгу его пятитомного труда "Принципы политической экономии" (1848). И это не случайно, поскольку стоимость у Милля имеет малое отношение к производству, а представляет собой явление сферы обмена (обращения).

Результатом этой эволюции будут постепенное угасание классической политической экономии в собственном смысле и трансформация ее в неоклассическое направление. Ниже мы более обстоятельно рассмотрим этот процесс, сейчас же перейдем к рассмотрению анализа распределения доходов в рамках классической школы.

  • [1] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 42.
  • [2] Мировая экономическая мысль сквозь призму веков. М.: Мысль, 2004. Т. 1. С. 375.
  • [3] Там же. С. 374.
  • [4] Мировая экономическая мысль сквозь призму веков. С. 378.
  • [5] Впоследствии К. Маркс назвал этот подход "догмой Смита", но, в свою очередь, эта характеристика сделалась очередной догмой для представителей марксистской политической экономии.
  • [6] Рикардо Д. Начата политической экономии и налогового обложения. М.: Госполитиздат, 1955. С. 40.
  • [7] Антология экономической классики: в 2 т. М.: Эконов, 1993. Т. 1. С. 422.
  • [8] Более подробно это будет рассмотрено ниже.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>