Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.3. Трактовка основных видов доходов и их распределения

Как известно, в парадигме классической политической экономии теория стоимости должна дать ответ на два взаимосвязанных вопроса – о конечном основании цен на товары и о конечном источнике доходов. Если вернуться к Адаму Смиту, то у него важной предпосылкой теории распределения доходов является, как мы уже видели, выделение основных классов современного ему менового хозяйства.

Важно запомнить!

В отличие от позиции физиократов с их отраслевым критерием Смит впервые в экономической науке определил эти классы, исходя из одного социально-экономического критерия – отношения собственности на основные экономические ресурсы. Соответственно общество состоит из трех основных классов: собственников капитала, земельных собственников и наемных работников, обладающих собственностью на свой труд. Смит достаточно реалистичен, чтобы видеть также разные промежуточные слои и группы. Но в принципиальном экономическом анализе от этого можно отвлечься и исходить из трехклассовой модели.

Смит не исследовал специально процесс первоначального накопления капитала, т.е. процесс формирования основных экономических институтов капиталистической экономики, в котором важную роль играет отмеченный еще Тюрго в 1766 г. процесс, охарактеризованный позднее Марксом как "отделение непосредственных производителей (крестьян и ремесленников) от средств производства". Тем не менее сам термин "первоначальное накопление капитала" (previous accumulations), под которым понимался исторически исходный пункт капиталистической экономики, принадлежит Смиту. "Лишь только в руках частных лиц начинают накопляться капиталы, – пишет он, – некоторые из них ... стремятся использовать их для того, чтобы занять работой трудолюбивых людей, которых они снабжают материалами и средствами существования в расчете получить выгоду на продаже продуктов их труда или на том, что эти работники прибавили к стоимости обрабатываемых материалов"[1]. Здесь речь идет о добавленной стоимости, являющейся результатом взаимодействия труда и капитала и потому включающей в себя заработную плату и прибыль. С точки зрения здравого смысла, а именно ее придерживался в данном случае Смит, она является результатом взаимодействия труда и капитала, следовательно, должна включать в себя заработную плату и прибыль. Никакой противоположности интересов наемного работника и собственника капитала и предпринимателя, выражающейся в присвоении результатов чужого труда, Смит не усматривал.

Заработная плата рассматривалась Смитом как цена труда, величина которой непосредственно устанавливается в результате заключения договора между работником и работодателем при найме на работу. В этом случае она зависит от соотношения между спросом и предложением на рынке труда и выражает собой рыночную цену труда. В значительной мере она зависит от степени организованности самих рабочих в их стремлении отстаивать свои интересы при заключении трудового соглашения.

Однако средняя заработная плата, или естественная цена труда, определяется объективными факторами, и прежде всего объемом необходимых средств существования рабочего и его семьи и его стоимостью, минимальной границей которого является физический минимум. Вместе с тем естественная цена труда включает в себя исторический элемент, определяемый условиями места и времени формирования класса наемных работников. Смит приводил пример с кожаной обувью, которая в Англии уже стала предметом необходимости и для мужчин, и для женщин, в Шотландии – только для мужчин, а во Франции не была таковым ни для того, ни для другого пола. Следовательно, с развитием хозяйства круг потребностей расширяется, и цена труда в реальном товарном выражении должна повышаться.

Еще одним важным фактором формирования естественной цены труда, по Смиту, является накопление капитала, которое по мере роста экономики увеличивает спрос на труд и ведет к повышению заработной платы. Поэтому в прогрессирующем состоянии экономики заинтересованы все классы, тогда как застойное состояние или упадок самым негативным образом сказываются на материальном положении рабочих.

Важно запомнить!

Смит завершил выделение в политической экономии прибыли как особой экономической категории. Он решительно отвергает утверждение Тюрго о том, что прибыль – это только заработная плата за особый вид труда "по надзору и управлению". Размер прибыли, показывает он, определяется размерами капитала и никак не связан с предполагаемой тяжестью этого груда и тем более с величиной присваемого без эквивалента труда наемных работников.

Смит далек от того, чтобы видеть в прибыли эксплуататорский доход. Это своего рода факториальная трактовка происхождения доходов от собственности, которая сводится к утверждению, что в производстве наряду с трудом принимают участие два других фактора – капитал и земля, владельцы которых получают в виде доходов соответственно прибыль на капитал и ренту за пользование землей. При этом Смит констатировал, что равновеликие капиталы приносят равновеликую прибыль.

В ходе экономического развития уровень доходности на вложенный капитал падает как из-за обострения конкуренции капиталовложений в наиболее выгодные отрасли, так и вследствие того, что с ростом накопления капитала все труднее находить их прибыльное применение.

Анализируя земельную ренту, Смит недалеко ушел от физиократов, объясняя ее источник самим фактом использования земли различного качества, с одной стороны, и спецификой цен на земледельческие продукты – с другой. По Смиту, такие цены являются монопольными, поскольку спрос на них всегда превышает их предложение, что приводит к отклонению рыночных цен вверх сравнительно с естественными ценами на продукты и порождает, таким образом, земельную ренту.

Жан-Батист Сэй в качестве источников доходов основных классов видел упомянутые выше факторы производства: труд является источником заработной платы, капитал – прибыли (процента), земля – земельной ренты. Такая трехфакторная конструкция сыграла значительную роль в дальнейшем. В ней отсутствуют экономические противоречия между классами: каждый из них присваивает только ту часть продукта, которую произвел принадлежащий ему фактор.

Мнение специалиста

Сэй рассматривал в отдельности каждый вид дохода, но интерес представляет лишь его трактовка прибыли. Как известно, прибыль распадается на процент и предпринимательский доход. Первый присваивается собственником капитала, второй – предпринимателем – организатором производства. Для Сэя предпринимательский доход не просто род заработной платы, которую мог бы получать и наемный управляющий; это – вознаграждение за особую и очень важную общественную функцию, суть которой – рациональное соединение трех факторов производства.

Теория Сэя открывала дорогу исследованию количественных, функциональных зависимостей производственной деятельности как на уровне отдельного предприятия, так и в масштабе всей экономики. Этот аспект экономического анализа получил широкое развитие в XX в. в теории производственных функций.

К разработке теории распределения Давид Рикардо подошел с точки зрения идеи о труде как единственном источнике стоимости товаров, рассматривая его в качестве всеобщей основы доходов всех классов общества. Такой подход позволил ему приблизиться к выявлению законов, определяющих доли каждого класса в создаваемом продукте. Более того, именно в определении законов, которые управляют этим распределением, Рикардо видел главную задачу и предмет политической экономии. Но при этом Рикардо выступал против теории факторов производства Сэя и Мальтуса, основанной на концепции о том, что труд, капитал и земля выступают в качестве самостоятельных источников доходов для их владельцев и, следовательно, отсутствуют единая основа всех доходов и вытекающие из этого классовые противоречия в распределении продукта.

Другой основой теории распределения у Рикардо является классовый подход к социальной структуре общества, взятый им у Смита. Вслед за ним он выделил соответственно трем классам современного ему общества – землевладельцам, собственникам капитала и наемным рабочим – три основных дохода этих классов – ренту, прибыль и заработную плату. В то же время монистический подход в трактовке источника стоимости позволил Рикардо обнаружить экономические противоречия между этими классами, что послужило основанием для обвинения его в цинизме и разжигании классовой розни.

Мнение специалиста

В самом деле, если стоимость отдельного товара и всех произведенных товаров образует некую общую величину в виде совокупных затрат труда в обществе (национальный доход), то при распадении ее на заработную плату и прибыль (включая ренту) объективно вытекает противоположность классовых интересов. Но при этом, обладая математическим складом ума, Рикардо отдавал предпочтение количественному подходу в анализе проблем распределения, нс идя дальше фиксации долей того или иного дохода и их динамики в составе национального дивиденда. Придерживаясь этой позиции, он много раз повторяет вывод о том, что заработная плата и прибыль, а также прибыль и рента могут изменяться только в обратном отношении[2].

Рассмотрим подробнее трактовку Рикардо каждого из базовых доходов. Начнем с заработной платы. Как и другие представители классической школы, Рикардо разделял тезис о купле и продаже труда и заработной плате как цене труда. Он развивал в основном смитовские взгляды на ее определение стоимостью средств существования рабочего и его семьи. Подобно Смиту, он также разграничивал естественную и рыночную цену труда, но при этом сделал большой акцент на влияние законов народонаселения на колебания заработной платы.

Мнение специалиста

В этом сказалось сильное влияние на взгляды Рикардо теории народонаселения Т.-Р. Мальтуса, основные принципы которой он разделял. Опираясь на Мальтуса, он считал, что заработная плата удерживается в жестких пределах физического минимума, прежде всего в силу естественного всеобщего закона: как только средняя заработная плата начинает превышать естественную цену труда, рабочие начинают производить на свет и воспитывать больше детей, конкуренция на рынке труда усиливается, и заработная плата снижается ниже ее естественной цены, опускаясь до минимума средств существования.

Взгляды Мальтуса и Рикардо легли в основу так называемого "железного закона заработной платы", провозглашенного одним из лидеров германских социалистов Фердинандом Лассалем и которому они противопоставили тезис о "неурезанном доходе" рабочего. Существует небезосновательное мнение о приверженности к "железному закону" и Маркса, хотя он и не использовал указанного понятия.

Так же, как и до него Смит, влияние накопление капитала на динамику заработной платы Рикардо связывал с тем, какое воздействие этот процесс оказывает на спрос на труд. Только при этом Рикардо исходил из того, что сам процесс накопления находится в зависимости, во-первых, от тенденции к росту земельной ренты (об этом подробнее пойдет речь чуть ниже), во-вторых, от действия закона убывающей доходности (в этой трактовке также с очевидностью сказывается влияние Мальтуса). Все это ведет к постепенному снижению размеров накопления капитала и в конечном счете пагубно отражается на динамике заработной платы, а соответственно – на материальном положении рабочих и их семей.

В теории прибыли Рикардо опирается на закон изменения соотношения между заработной платой и прибылью, сводящемуся к обратной пропорциональной зависимости между ними. Вряд ли было бы правильным приписывать ему трактовку прибыли как неоплаченного капиталистами, но присвоенному ими труда наемных рабочих. Тогда Рикардо стал бы основателем британской социалистической, а то и коммунистической партии. На самом деле он был далек от подобных взглядов и главное, что привлекает его внимание, – это причины "постоянных изменений в норме прибыли и связанных с ними постоянных изменений в норме процента"[3].

Мнение специалиста

Дело в том, что в действительности прибыль определяется не стоимостью производимых товаров, т.е. затратами труда, а размерами применяемого капитала. Если стоимость создается только трудом и товары обмениваются примерно по стоимости, то отдельные отрасли производства оказываются в совершенно разном положении. Отрасли и предприятия, где применяется много рабочей силы и мало машин, материалов, сырья, должны иметь высокую стоимость товаров, продавать их по более высоким ценам и, следовательно, получать бо́льшую прибыль. То же самое можно сказать об отраслях, где капитал быстро оборачивается и быстро дает прибыль. Напротив, отрасли и предприятия, где велика доля основного капитала или где медленнее совершается оборот, стоимость продукта на единицу капитала, а значит, и прибыли должны иметь ниже.

Реальность развитого рыночного хозяйства такова, что равновеликие капиталы имеют тенденцию приносить равновеликую прибыль вследствие уравнивания нормы прибыли. Получается, что концепция обмена товаров в соответствии с трудовыми затратами ("закон стоимости") несовместима с безусловным, реально действующим законом средней прибыли. Попытки Рикардо насильно "втиснуть" в рамки трудовой стоимости факт равной прибыли на равный капитал выглядели несколько наивно, когда он пытался убедить читателя, что если средняя прибыль и меняет закон стоимости, то лишь на самую малость, и этой малостью можно пренебречь. Эта позиция очень скоро оказалась весьма уязвимой для критики со стороны его теоретических противников.

Следующим важным моментом в анализе прибыли Рикардо является отмеченная им естественная тенденция прибыли к падению, "потому что с прогрессом общества и богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего количества труда"[4]. Чтобы понять этот тезис Рикардо, необходимо рассмотреть сделанный им анализ земельной ренты, относящийся к числу наиболее ценных его теоретических достижений.

В начале анализа Рикардо даст определение ренты как той "доли продукта, которая уплачивается землевладельцу за пользование первоначальными и неразрушимыми силами почвы"[5], замечая далее, что в обыденной жизни ее часто смешивают с арендной платой, включающей также процент и прибыль на капитал. Отсюда следует, что существование ренты Рикардо связывает в первую очередь е естественными причинами, обусловленными природными характеристиками обрабатываемого участка земли. Но это лишь предпосылка существования ренты; действительная ее причина связана с ограниченностью земли, пригодной для обработки. Следующими важнейшими факторами возникновения ренты являются обращение земли в собственность и рост населения, вызывающий необходимость перехода к обработке земель худшего качества. В этом же направлении действует и закон убывающей отдачи: "Если бы капитал, – пишет Рикардо, – можно было беспредельно прилагать к старой земле без уменьшения выручки, то рента не могла бы повышаться, потому что рента происходит от того, что приложение добавочного количества труда дает пропорционально меньший доход"[6].

Регулирование меновой стоимости земледельческих продуктов осуществляется на основе общего принципа, выдвинутого Рикардо, т.е. "наибольшим количеством труда, по необходимости затрачиваемым на их производство теми, кто производит при самых неблагоприятных условиях, понимая под последними самые неблагоприятные из тех, при каких необходимо вести производство, чтобы было произведено необходимое количество продукта"[7], иными словами, "не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог". Следовательно, рента не входит в цену хлеба, но составляет часть дохода тех, кто имеет лучшие условия. Как подчеркивал Рикардо, ясное понимание этого принципа имеет важнейшее значение для политической экономии.

Концепция динамики доходов основных классов общества, разработанная Рикардо, базируется на развитии процесса накопления капитала в условиях роста дороговизны земледельческих продуктов и повышении удельного веса земельной ренты в совокупных доходах. Выводы, которые он делает из этого, сводятся к тому, что, во-первых, удорожание продуктов питания (хлеба) будет вызывать рост ренты, а также повышение заработной платы; и, во-вторых, неизбежным следствием из этого будет тенденция к падению прибыли и се нормы, а значит, в пределе должен наступить конец накоплению капитала. А это, с точки зрения Рикардо, своего рода экономический конец света!

На самом деле, с практической точки зрения Рикардо интересуют не столько исторические перспективы капиталистической системы, сколько аргументы против хлебных законов в Англии в его время. Эти законы защищали британских производителей пшеницы, запрещая ее импорт, за исключением голодных лет. Рикардо стремился показать, что они ведут к росту заработной платы и падению нормы прибыли, дополнительно сужая возможности накопления капитала.

Мнение специалиста

Но в то же время из теоретических построений Рикардо объективно следовали достаточно радикальные выводы о наличии коренных изъянов в самой системе хозяйства, которая несколько десятилетий назад казалась Смиту наилучшей из возможных. Рикардо так же не видел возможности существования лучшего экономического устройства. Кроме того, он недооценивал возможности воздействия технического прогресса на производство. По образному выражению П. Самуэльсона, Рикардо, как и его друг Мальтус, "поставил не на ту лошадь – на уменьшение прибылей – как раз в разгар Промышленной Революции, развенчавшей этот закон"[8].

Не менее важную роль в разложении рикардинства сыграло и возрастание практически хозяйственных требований, предъявляемых к политической экономии по мере развития рыночной экономики, усложнения ее структуры, укрупнения хозяйственных единиц, превращения рынка продавца в рынок покупателя в ходе развития машинной индустрии. Это отчетливо проявилось в последующих исследованиях Р. Торренса, Н.-У. Сениора, Д.-Ст. Милля. С другой стороны, радикальные выводы из учения Рикардо получили отражение во взглядах английских социалистов-рикардианцев и в наиболее развернутой и обстоятельной в научном отношении системе Карла Маркса.

  • [1] Мировая экономическая мысль... Т. 1. С. 377.
  • [2] Отсюда и знаменитая характеристика теории Рикардо как системы раздора и вражды между классами, принадлежащая американскому экономисту XIX в. Генри Чарльзу Кэри (Нету Charles Carey).
  • [3] Мировая экономическая мысль... Т. 1. С. 444.
  • [4] Мировая экономическая мысль... Т. 1. С. 445.
  • [5] Там же. С. 439.
  • [6] Там же. С. 440.
  • [7] Там же. С. 441.
  • [8] Самуэльсон П. Экономика: в 2 т. М.: НПО Алгон, 1992. Т. 2. С. 396.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>