Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.4. Теория бескризисного воспроизводства

Представления классической школы о воспроизводстве общественного капитала покоились на принципе естественного равновесия в экономической системе. Это было связано с их уверенностью в существовании объективных стихийных экономических законов, не зависящих от воли человека. Гениальная идея Кенэ о воспроизводстве общественного продукта в ходе всеобщего экономического кругооборота осталась невостребованной у представителей английской классической политической экономии.

Вместе с тем Адам Смит буквально с первых слов своей книги говорит о годовом продукте нации как общем фонде всех необходимых для жизни и самого производства продуктах. В дальнейшем он уточняет, что часть этого годового продукта – и часто наибольшая – предназначается для возмещения использованного капитала, другая часть идет на образование доходов. Смит прекрасно понимал необходимость возмещения потребленных в процессе производства элементов как основного, так и оборотного капитала, нс видя в этом какой-то особой проблемы. Но возмещение это происходит в процессе продажи произведенных продуктов и, следовательно, также приводит к формированию доходов, и в составе стоимости продукта нет ни одной части, которая не сводилась бы к тому или иному доходу или их сумме, – и Смит не видел в этом никакой особой проблемы. Более того, не видели ее и практически все его последователи в английской и французской школах. Отчасти такой подход у Смита был обусловлен незначительной ролью основного капитала, поскольку экономика Англии только подходила к промышленной революции.

Важно запомнить!

Гораздо больше внимания Смит уделил накоплению капиталов как важнейшему фактору экономического роста, поскольку и для увеличения производительных работников, и для увеличения их производительной силы всегда необходимо "умножение" капиталов. Накопление капитала есть результат сбережения, к которому побуждает желание улучшить свое положение, превозмогающее стремление к текущим расходам. "Подобно тому, как капитал отдельного лица .может увеличиться только на ту сумму, которую оно сберегает из своего годового дохода, или прибыли, так и капитал всего общества, который равен общему капиталу всех отдельных личностей, составляющих его, может быть увеличен только таким же путем"[1].

Возможность реализации как отдельного товара, так и возрастающей товарной массы начинает мало-помалу овладевать умами людей с экономическим образом мышления, к числу которых в первую очередь относились последователи идей Смита. К их числу относился и Жан-Батист Сэй, первый выдвинувший идею о возможности достижения устойчивого равенства покупок и продаж в масштабе всей экономики.

Сами указанные сделки могут быть осуществлены только с помощью денег, но, как подчеркивает Сэй, нам нужны нс деньги, а то, что мы на них покупаем. Деньги он сравнивал с повозками, перевозящими ценность продуктов при обмене. "Деньги выполняют лишь временную роль в процессе обмена: как только состоялись сделки, всегда оказывается, что за продукты заплачено продуктами", поэтому вместо того, чтобы сказать "нельзя продать, потому что мало денег", надо говорить "нельзя продать, потому что мало других продуктов"[2].

Мнение спепиалиета

Поскольку в экономике происходит обмен продуктов на продукты, то каждый продавец оказывается одновременно и покупателем, поэтому сбыт для продуктов создается самим производителем. "Каждый продукт с того самого момента, когда он произведен, создает сбыт для других продуктов на полную сумму своей ценности"[3]. Говоря современным экономическим языком, в масштабе общества совокупный спрос и совокупное предложение всегда уравновешиваются, и перепроизводство становится невозможным. В этом суть так называемого закона Сэя.

Если же отдельные товары не раскупаются, то причина кроется в том, что либо их было произведено слишком много, либо других товаров произведено меньше, чем нужно. Получается, что одних товаров слишком много, потому что слишком мало других, – делает вывод Сэй. Отдельный товар может быть произведен в избытке относительно всех других товаров, но относительное перепроизводство всех товаров сразу не может произойти. Следовательно, всеобщие, охватывающие все экономику кризисы перепроизводства невозможны. С небольшими поправками это положение стало более чем на столетие азбукой классической политической экономии, включая и неоклассическое направление.

Как и остальные положения теории Сэя, этот тезис, оказывается справедливым при чрезмерно больших допущениях, в частности, для условий бартерной экономики или, по крайней мере, там, где деньги не играют никакой самостоятельной роли. В действительности, с ним связаны некоторые скрытые и важные проблемы, о которых сам Сэй, скорее всего, и не подозревал.

Теория Сэя положила начало разработке важнейших принципов и концепций неоклассической школы: формированию концепции полезности в качестве основы анализа ценообразования, разработке теории факторов производства и факторных доходов, теории рынков и рыночного равновесия. В форме "закона Сэя" получила дальнейшее развитие одна из фундаментальных основ неоклассики – доктрина экономического либерализма.

Возвращаясь к взглядам Рикардо, следует сразу подчеркнуть, что он безусловно принимал принцип невозможности общего перепроизводства и экономических кризисов, практически полностью соглашаясь с Сэем. Как и Смит, он исходил из того, что сбережения не уменьшают общего объема спроса, а создают добавочный капитал, который увеличивает спрос со стороны рабочих, вовлекаемых в производство. Потребности общества в товарах и услугах безграничны, говорил Рикардо ("Нс существует границ для спроса, не существует границ для потребления капитала, пока он приносит какую-либо прибыль").

Капиталистическое хозяйство представлялось ему идеально отлаженным механизмом, в котором всякое затруднение со сбытом разрешается быстро и просто: производители товара, который выпускается в излишнем количестве, немедленно получают соответствующий сигнал от рынка и переключаются па производство другого товара. Отдельные, частичные кризисы могут быть обусловлены неправильным распределением ресурсов, а также вызваться войнами и другими потрясениями. При этом "какой- нибудь отдельный товар может быть произведен в излишнем количестве, и рынок будет до такой степени переполнен, что не будет даже возмещен капитал, затраченный на этот товар. Но это не может случиться одновременно со всеми товарами"[4].

В процессе накопления капитала, который сопровождается техническим прогрессом и соответственно увеличением расходов на покупку машин, происходит уменьшение занятости и высвобождение излишней рабочей силы. При этом, однако, возникающая безработица компенсируется возрастанием спроса на труд в других отраслях при производстве новых товаров. Это положило начало популярной в классической школе теории "компенсации", которую разделяли Ж.-Б. Сэй, Дж. Милль (отец Джона Стюарта Милля), Д. Мак-Куллох, Дж.-С. Милль. Ее можно рассматривать в русле общего подхода классиков к проблеме накопления и воспроизводства в целом, для которого характерно обоснование равновесного состояния экономики в результате действия объективных рыночных законов.

Вместе с тем уместно остановиться в этой связи на взглядах такого влиятельного экономиста, как Томас Роберт Мальтус (Thomas Robert Malthus, 1766–1834). Прежде всего это относится к проблеме спроса и реализации.

Важно запомнить!

Если Смит и Рикардо считали, что ключевой проблемой для капитализма является накопление капитала, обеспечивающее рост производства, тогда как со стороны спроса и реализации никаких серьезных трудностей не существует, то Мальтус (одновременно с Сисмонди) выступил против этой точки зрения и впервые поставил в центр экономической теории проблему реализации. Тем самым он обнаружил незаурядное чутье на те проблемы рыночного хозяйства, которые в будущем приобретут огромное значение.

Рикардо был в принципе прав, когда полагал, что реализация любого количества товаров и услуг может быть обеспечена за счет совокупного спроса предпринимателей (включая спрос на товары производственного назначения) и рабочих, хотя возможность такой реализации не означает, что в действительности она протекает гладко и бесконфликтно. По если Рикардо просто не дожил до первого общего экономического кризиса перепроизводства в Англии в 1825 г., то Т.-Р. Мальтус уже был свидетелем этого. Интересно также отмстить, что к проблеме реализации его подвел ошибочный вывод о возникновении прибыли вследствие продажи товаров выше стоимости. В таком случае кризисы перепроизводства вызываются тем, только предприниматели и рабочие не в состоянии купить все произведенные товары, и для этого необходимы "третьи лица" – непроизводительные слои населения.

В реализации Мальтус подчеркивает как проблему распределения доходов, так и соотношение потребления и сбережения в них. Рост сбережения он считал опасной тенденцией, которая может привести к упадку общественного воспроизводства. Увеличение капиталов путем бережливости, на котором настаивал Смит, не казалось ему таким уж неоспоримым правилом, поскольку если нет роста потребления, то, не рассчитывая на сбыт, капиталисты не захотят увеличивать занятость или расширять производственные мощности. Таким образом, осуществленные сбережения, проявленная скромность и бережливость обернутся против самих сберегателей.

Еще более радикальный подход к так называемому бескризисному развитию капитализма характерен для швейцарского историка и экономиста Жана Шарля Леонарда де Сисмонди (фр. Jean Charles Leonard Sismondi, 1773–1842), современника Рикардо и Мальтуса. Его с очень большими оговорками можно отнести к представителям классической школы, хотя Маркс считал его завершителем французской классики. Дело в том, что, восприняв вначале идеи Смита, Сисмонди затем сильно разочаровался в том пути, по которому стал развиваться капитализм.

В противовес школе Смита – Рикардо, считавшей ключевой проблемой капитализма накопление и игнорировавшей проблему реализации (за исключением Мальтуса), Сисмонди выдвинул на передний план противоречие между производством и потреблением, а в связи с этим – проблему рынка и реализации. Для Рикардо и его последователей экономический процесс был бесконечной серией состояний равновесия, а переход от одного такого состояния к другому совершался путем автоматического "приспособления". Сисмонди, напротив, фиксировал внимание на этих переходах, в качестве которых он рассматривал экономические кризисы. Как уже отмечалось выше, тезис об автоматическом приспособлении спроса к предложению и невозможности общего перепроизводства получил в экономической теории название "закона рынков Сэя". Вот он и стал главным объектом критики со стороны Сисмонди.

Он разделял основные принципы трудовой теории стоимости и отвергал трехфакторную модель Сэя. В то же время тенденция к росту накопления капитала, ведя к увеличению выпуска товаров, чаще всего сопровождается не столько повышением, сколько застоем или снижением заработной платы вследствие хронического перенаселения рабочих. В результате совокупный рыночный спрос не в состоянии приспособиться к растущему предложению, что неизбежно ведет к учащающимся экономическим кризисам. Ситуацию в какой-то мере могут смягчить промежуточные слои и классы, прежде всего мелкая буржуазия, а также сбыт товаров на внешних рынках. Но действие механизма свободной конкуренции ("невидимой руки" Смита) способствует растущей поляризации общества: обнищанию основной массы населения при все большей концентрации богатства в руках немногих. Все это лишь усугубляет разрушительное действие кризисов.

Итак, вслед за Мальтусом (а возможно, и одновременно или даже раньше него – сейчас трудно утверждать), считавшим источником недостаточного спроса перенакопление капитала, Сисмонди видел причину этого в недопотреблении. При этом тот и другой разделяли так называемую "баснословную догму" Смита о сведении годового продукта к сумме доходов, которые тратятся в своей подавляющей части на потребление. Оба они недооценили, как это обнаружится позднее, инвестиционную составляющую совокупного спроса, а также возрастание экономической роли государства.

  • [1] Мировая экономическая мысль... Т. 1. С. 388.
  • [2] Там же. С. 400.
  • [3] Мировая экономическая мысль... Т. 1. С. 401.
  • [4] Рикардо Д. Сочинения: в 5 т. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1955. С. 240.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>