Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

15.2. Предпосылки возникновения институционализма. Американский институционализм

Как уже было сказано, институционалистское направление оформилось в начале XX в. Еще одним предшественником институционализма была историческая школа, возникшая в 40-е гг. XIX в. в Германии и постепенно распространившаяся в других странах.

Исторический экскурс

Историческая школа подразделяется на этапы: старая историческая школа (1840– 1860-е гг.), новая историческая (1870–1890-е гг.) и новейшая (1900-е – начало 1930-х гг.). Старая историческая школа выступала альтернативой классической политэкономии, новая и новейшая – маржинализму. Кроме того, на появление институционализма оказали влияние активно развивающиеся в конце XIX в. социология и статистика.

В начале XX в. новое направление в мировой экономической науке стало зарождаться одновременно в ряде стран. Прежде всего следует назвать США, где и появился термин "институционализм", и Германию, где помимо новейшей исторической школы в начале XX в. развивается социальная школа, а также Россию (Струве, Бз'лгаков и отчасти Туган-Барановский), Францию (Симиан, Пиру, Ногаро) и Англию (Гобсон).

Остановимся более подробно на американском институализме. Он возник не спонтанно.

В 1880-е гг. группа американских ученых во главе с Ричардом Теодором Эли (Richard Theodore Ely, 1854–1943) образовала близкую к новой исторической школе "висконсинскую школу", которая начала пропагандировать государственное вмешательство в экономику и в 1885 г. стала инициатором создания Американской экономической ассоциации. Целью ассоциации было стимулирование реформистской деятельности государства (аналогично "Союзу социальной политики" в Германии и "Фабианскому обществу" в Англии). Кроме того, США в это время стали одним из мировых центров развития социологии. Опираясь на их идеи, а также поддерживая научные связи с европейскими и прежде всего германскими университетами, на рубеже XIX и XX вв. стали публиковать свои работы первые американские институционалисты (хотя термин "институционализм" был введен только в 1918 г.).

Наиболее крупным представителем раннего американского институционализма был Торстейн Веблен (Thorstein Veblen, 1857–1929). Среди его работ можно отметить такие, как "Теория праздного класса. Экономическое изучение институтов" (1899), "Теория делового предприятия" (1904), "Инстинкт мастерства и уровень развития технологии производства" (1914), "Инженеры и система ценностей" (1921), "Абсентеистская собственность и деловое предпринимательство в новое время" (1923).

Всблеи, по словам французского историка экономической мысли Э. Жамса, "отвлек американских экономистов от чистой теории предельной полезности, направил их на изучение противоречий общественной основы экономики"[1]. Веблен критиковал неоклассиков за их идею равновесия экономической системы, отрицающую ее развитие, и утверждал, что экономическая наука должна заниматься "генетическим исследованием образа жизни", "живой историей материальной цивилизации". Другим пороком неоклассиков был, по его мнению, индивидуалистический подход к экономике и трактовка действий человека как баланс пользы и издержек, т.е. отказ признать своим подлинным предметом человеческие действия как нечто заведомо более сложное, нежели пресловутые нормальные уравнения предложения и спроса.

Важно запомнить!

Сам Веблен предлагал взять за исходную базу исследований не действия "экономического человека", а общество как социальную систему, организованную с помощью институтов (норм поведения людей, традиций общественной жизни). Эта социальная система, по его мнению, постоянно меняется как под давлением внешних обстоятельств, так и в результате внутренних побуждений людей (инстинктов).

Веблен выделяет много разных инстинктов – самосохранения и сохранения рода, соперничества, завистливого сравнения, подражания, любознательности, мастерства и др. Он указывал, что влияние инстинктов людей на изменение социальной системы тем больше, чем она менее жесткая, т.е. чем больше самостоятельность ее элементов.

Социальная система развивается эволюционно, путем борьбы и естественного отбора институтов. Опираясь на теорию Дарвина, Веблен писал:

"Жизнь человека в обществе точно так же, как и жизнь других видов, – это борьба за существование, а следовательно, это процесс отбора и приспособления. Эволюция общественного устройства явилась процессом естественного отбора социальных институтов"[2]. В то же время Веблен указывал, что "сегодняшняя обстановка формирует институты завтрашнего дня вследствие процесса принудительного отбора". Современные "институты – это результат процессов, происходивших в прошлом и, следовательно, нс находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени. ... Это фактор социальной инерции, психологической инерции, консервативности"[3].

Он выделял в истории человечества ряд стадий: ранней и поздней дикости, хищного и полумирного варварства, ремесленного производства и промышленного производства. Промышленная стадия делилась Вебленом на два подпериода: время господства капиталистов-предпринимателей и время господства капиталистов-собственников, акционеров, передавших функцию предпринимательства наемным менеджерам и инженерам. Веблен вводит здесь понятие "абсентеистская собственность", т.е. собственность неосязаемая, невещественная, собственность на ценные бумаги (акции и облигации). Акционеры, формально являющиеся собственниками долей предприятия, оформленного как акционерное общество, в действительности могут ни разу в жизни его не видеть, имея дело только с фондовым рынком. Их интересует не техническая и экономическая деятельность этого предприятия, а только прибыльность их ценных бумаг.

Веблен подчеркивает, что при капитализме все виды деятельности человека начинают оцениваться только с точки зрения их прибыльности, только как продажа определенного вида товаров и услуг: "... этими принципами, – писал он, – постепенно стали руководствоваться даже в тех видах деятельности, которые изначально не воспринимались как деловые предприятия, например связанных с системой образования"[4]. В результате происходит "низведение программы обучения до того уровня, когда ученикам предлагаются готовые сведения в ущерб систематической организации процесса обретения знаний... отсюда возникает рутина с ее механическими тестами... Прививаемый тип эрудиции скорее мешает, чем помогает развитию навыков мышления. ... Оправданные необходимостью стандарты идут вровень с низким уровнем учебной работы"[5].

Важно запомнить!

Веблсн видел основное противоречие современного ему общества, трактуемое им как противоречие между акционерами-собственниками или, как он их называл, "праздным классом" и инженерами и менеджерами, или классом "технократическим". Инженерам присущи инстинкты любознательности, мастерства и родительского чувства (стремление заботится о нуждах других людей), которые и привели к созданию современного производства. "Праздному классу" присущи другие инстинкты – эгоизм, погоня за личной выгодой.

Праздный класс, по мнению Веблена, начал формироваться на стадии хищного варварства, когда появляется возможность увеличить свое благосостояние не трудом, а агрессией, за счет военной добычи. И этот инстинкт хищника сохраняется у праздного класса до настоящего времени. Помимо присвоения и потребления представители праздного класса думают о развлечениях и соперничестве уже в этой области. Вместо инстинкта мастерства, отмечает Веблен, у них действует инстинкт спортсменства (например, в противовес охоте для добывания пищи спортивная охота – убийство животных ради развлечения, ради получения наиболее эффектного трофея). Исследование же им так называемого демонстративного потребления праздного класса – ради престижа, ради соперничества с другими богачами – даже получило название "эффект Веблена".

В экономике между технократами и праздным классом противоречие проявляется между сферой "индустрии" и сферой "бизнеса", т.е. между производственными институтами и финансовыми. Веблен указывал, что поскольку сфера "бизнеса" имеет власть над сферой "индустрии", тормозится технический прогресс, крупные корпорации сокращают производство ради удержания высоких цен и прибылей, происходит навязывание потребителю ненужных ему товаров с помощью массированной рекламы и т.п. Путь разрешения этого противоречия он видел в переходе к новому обществу – "индустриальной республике" во главе с советом инженеров и техников, которое будет представлять третий путь между "плутократией капитализма и диктатурой пролетариата". Правда, в последней своей работе "Абсентеистская собственность..." он был уже настроен более пессимистически и признавал, что американский "средний класс" (в том числе и инженеры) стремится подражать "праздному классу".

Исторический экскурс

Тем нс менее идеи Веблена о переходе от капитализма к новому обществу получили дальнейшее развитие. В 1932 г. так называемые "молодые институционалисты" Г. Минз и А. Берли опубликовали работу "Современная корпорация и частная собственность", где утверждали, что в крупнейших корпорациях реальная власть уже переходит от акционеров к менеджерам, а в 1941 г. Д. Бернхем выпустил книгу "Революция менеджеров". В послевоенный период эти идеи продолжали развиваться и получили окончательное воплощение в теориях "индустриального общества".

Другим родоначальником американского институционализма был Джон Коммонс (John Commons, 1862– 1945), среди работ которого можно указать "Распределение богатства" (1893), "Промышленная доброжелательность" (1919), "Правовые основы капитализма" (1924) и "Институционалистская экономическая теория" (1934). Он был прямым продолжателем "висконсинской школы" конца XIX в. и сам преподавал в Висконсинском университете. В то же время он активно сотрудничал с профсоюзами, участвовал в разработке трудового законодательства.

Институциональную экономику Коммонс определял как экономику коллективных, а не индивидуальных действий, утверждая, что за институтами стоят интересы социальных групп. Институт, по Коммонсу, – это "коллективное действие по контролю, высвобождению и расширению масштабов индивидуального действия". Институт определяет правила того, что может и должен делать человек в обществе. В институциональной системе соединяется экономика, право и этика. Общей у этих трех компонентов является проблема разрешения конфликта интересов и, следовательно, гармонизации общественных отношений. Коммонс выдвинул положение о том, что обобщающим понятием социальных отношений является "сделка" как взаимодействие двух сторон, двух партнеров. Теория сделок, по его определению, – это теория совместной деятельности людей и их оценок во всех сделках, посредством которых участники побуждают друг друга к достижению единства мнений и действий. В ходе сделки стороны вначале противопоставляют свои интересы, затем путем переговоров находят компромиссное решение и принимают взаимные обязательства по достигнутому соглашению. В идеале это соглашение оформляется юридически. Сделка, по Коммонсу, это не обмен товарами, а "отчуждение и приобретение... прав собственности", поэтому права собственности должны быть прописаны максимально точно и полно. Идея правового регулирования социальных отношений присутствует и в теории Коммонса об этапах развития капитализма. Он выделяет четыре стадии: торговый, промышленный, финансовый и административный капитализм. Последняя стадия – это будущее общество, где государство (администрация) путем совершенствования законодательства сможет уладить конфликты между трудом и капиталом, между большим и малым бизнесом, между бизнесом и производством и т.д.

И наконец, третьим представителем раннего американского институционализма был Уэсли Клэр Митчелл (Wesley Clair Mitchell, 1874–1948). Он считал себя учеником Веблена и даже издал в 1936 г. сборник его трудов под названием "Чему учил Веблен". Так же как другие институционалисты, он критиковал маржиналистов, которые вслед за классической политэкономией в основу своей методологии ставили понятие рационального "экономического человека", и предлагал рассматривать хозяйственные действия людей в общем контексте их взаимодействия и сотрудничества. Среди теоретических проблем, которые он исследовал, можно выделить следующие.

Прежде всего он был одним из ведущих американских исследователей экономической конъюнктуры и с 1920 г. возглавлял Национальное бюро экономических исследований (Нью-Йоркский институт конъюнктуры). Результатом этой деятельности была стали "Деловые циклы" (1913) и ряд последующих работ. В отличие от большинства авторов теорий экономических циклов, которые "ставят своей целью показать, в силу чего и как начинаются волнообразные движения, т.е. открыть “причину” экономических циклов", подходя к этой проблеме механистически, Митчелл рассматривал проблему экономической цикличности комплексно, "институционально", исходя из того, что хозяйственная деятельность людей "подвержена действию бесчисленных факторов физического, психологического, политического, экономического и социального происхождения, местного, национального и мирового масштаба, явных и скрытых по характеру и проявлению, временных или длительных по своему эффекту[6]". В результате он пришел к выводу, "что экономические циклы представляют собой в высшей степени сложный комплекс взаимодействий значительного числа экономических процессов, что для уяснения существа этих взаимодействий следует комбинировать историческое исследование с количественным и качественным анализом, что изучаемое явление циклов связано с определенной формой организации народного хозяйства и что предварительное понимание хозяйственных институтов этой системы народного хозяйства необходимо для понимания циклических колебаний"[7].

Второй проблемой была роль денег в экономике. В отличие от маржиналистов начала XX в., считавших деньги нейтральным элементом в экономической системе, Митчелл утверждал, что денежные институты играют активную роль в экономике и по мере ее исторического развития эта активная роль увеличивается, поэтому он исследовал роль денежного обращения и кредитно-финансовых институтов в экономике и указывал на "общественную роль высокоорганизованной группы денежных институтов и то, как они, развиваясь со времен Средневековья, стали квазинезависимыми и оказали обратное влияние на деятельность и умы их создателей". Такие работы Митчелла, как "История гринбеков" (1903) и "Золото, цены и заработная плата при долларовом стандарте" (1908), до сих пор считаются классическими среди исследований истории денежного обращения в США.

И наконец, он разрабатывал теорию государственного регулирования или, как он сам называл, планирования экономики, и предлагал конкретные формы этого регулирования. В частности, в 1923 г. он предложил создать систему государственного страхования от безработицы. Но окончательное воплощение идей институционалистов о государственном регулировании экономики осуществилось в "Новом курсе" Ф. Рузвельта. Во время его разработки и проведения Митчелл стал одним из организаторов Комитета национальных ресурсов США. В "команду" Рузвельта входили также Дж. Коммонс и "молодые институционалисты" А. Берли (A. Berle) и Р. Тагвелл (R. Tagicell).

  • [1] Жамс Э. История экономической мысли XX в. М.: Изд-во ин. лит-ры, 1959. С. 90.
  • [2] Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984. С. 200.
  • [3] Там же. С. 202.
  • [4] Веблен Т. Теория делового предприятия. М.: Дело, 2007. С. 274.
  • [5] Там же. С. 275.
  • [6] Митчелл У. Экономические циклы. М.; Л.: Госиздат, 1930. С. 53.
  • [7] Там же. С. 1.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>