Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

19.3. Понятие денежной экономики

Понятие денежной экономики (Monetary Economy) предложил Дж.-М. Кейнс в одной из своих статей, опубликованных до издания его "Общей теории занятости, процента и денег". В такой экономике, как он отмечал, "...деньги играют свою особую самостоятельную роль, они влияют на мотивы поведения, на принимаемые решения... и потому невозможно предвидеть ход событий ни на короткий, ни на продолжительный срок, если не понимать того, что будет происходить с деньгами на протяжении рассматриваемого периода"[1].

Мнение специалиста

Денежная экономика, по Дж.-М. Кейнсу, является метафорой современных экономических систем западных стран и при этом функционирует совершенно не так, как экономика реального обмена. К сожалению, ни Дж.-М. Кейнс, ни его последователи не ставили вопрос о происхождении денежной экономики.

Мы полагаем, что денежная экономика возникает вследствие конкретного институционального выбора, совершаемого тогда, когда экономическая система становится сложной. Иными словами, денежная экономика – это продукт институционального развития сложной экономической системы.

Важнейший институт денежной экономики – форвардные контракты. Контракты обеспечивают определенные гарантии, касающиеся будущих материальных и денежных потоков. Как отмечал С. Руссис: "они [контракты] являются формой контроля над заработной платой и ценами, который конвертирует неопределенность в относительную определенность, не средством вероятностного анализа ... но достигая во времени... гарантирования будущих цен и издержек"[2].

Согласно Я. Кригелю (J. Kregel), "...как природа не терпит пустоты, так и экономическая система не терпит неопределенности. Она реагирует на отсутствие информации, которую рынок не в состоянии обеспечить, созданием институтов, уменьшающих степень неопределенности: контрактов о заработной плате, контрактов на ссуды, соглашений о поставках, торговых соглашений"[3].

Таким образом, контракты – способ снижения степени неопределенности будущего. Иными словами, форвардные контракты как бы упорядочивают хозяйственную деятельность, имеющую временную протяженность.

Для того чтобы система форвардных контрактов функционировала бесперебойно, необходим другой институт – деньги. Деньги в посткейн-сиамской традиции понимаются как средство соизмерения контрактных обязательства и как средство их выполнения. Таким образом, деньги в денежной экономике представляют собой не просто "средство обращения" или "всеобщий эквивалент", а, как отмечал Дж.-М. Кейнс в своем "Трактате о деньгах", "... то, чем выплачиваются долговые и ценовые контракты [debt and price contracts] и в чем удерживается запас общей покупательной способности"[4]. По меткому замечанию бразильского экономиста Ф. Карвальо (F. Carvalho), в денежной экономике контракты – грамматика, а деньги – язык. При этом сама денежная экономика понимается как "экономика, основанная на системе форвардных контрактов"[5].

Еще один институт, без которого немыслимо существование денежной экономики, – государство как орган, выполняющий функцию защиты форвардных контрактов. Главная функция государства, по мнению посткейнсианцев, состоит вовсе не в устранении негативных экстерналий, не в борьбе с монополиями и даже не в дискреционной макроэкономической политике, а в том, что оно обеспечивает принуждение к выполнению (enforcement) контрактных обязательств. Неспособность или нежелание государства выполнять эту функцию резко увеличивает степень неопределенности будущего и ставит под угрозу само существование денежной экономики. Ведь институциональная неадекватность государства подрывает доверие к контрактам, вследствие чего большинство людей будет избегать их заключать. Соответственно будет разрушаться сама основа денежной экономики – система форвардных контрактов!

Важно запомнить!

Итак, денежная экономика – это сложная экономическая система, которая базируется на использовании форвардных контрактов, у регулируемых посредством использования денег как актива длительного пользования и защищаемых государством. Именно институциональный выбор форвардных контрактов в качестве основного способа упорядочения и координации хозяйственной деятельности (вместе с деньгами и государством как институтов, "обслуживающих" функционирование системы контрактов) создает денежную экономику.

В связи с этим тезисом необходимо отметить следующее. Если государство не выполняет свою функцию "защиты контрактов" (enforcement), будучи "институционально неадекватным", или если деньги по каким- либо причинам нс могут использоваться для урегулирования контрактных обязательств, то результатом будет резкое повышение степени неопределенности будущего вместе с крайне неблагоприятными макроэкономическими последствиями. При этом такую экономическую систему нельзя называть "денежной экономикой", поскольку она не основана на использовании форвардных контрактов (они не будут использоваться, если нет актива, который мог бы их "погашать", и нет органа, который бы обеспечивал принуждение к их выполнению). Возможно, самый напрашивающийся пример – экономика России 1990-х гг.

Важно запомнить!

Из всего этого следует, что денежная экономика и экономика, использующая деньги, – не одно и то же! Хозяйство, в котором деньги выполняют лишь функцию мимолетного посредника при заключении сделок и не являются активом длительного пользования, не может считаться денежной экономикой. Подробнее об этом речь пойдет в следующем разделе.

  • [1] Keynes J. М. A Monetary Theory of Production / The Collected Writings of John Maynard Keynes. Ed. by Moggridge D. London: Macmillan. 1973. Vol. XIII. P. 408–411.
  • [2] Rousseas S. Post Keynesian Monetary Economics. London: Macmillan (3rd Edition). 1998.
  • [3] Kregel J. A. Markets and Institutions as Features of a Capitalistic Production Process // Journal of Post Keynesian Economics. Vol. 3 (No. 1). 1980. P. 46.
  • [4] Keynes J. М. A Treatise on Money. London: Macmillan, 1930.
  • [5] Carvalho F.J. C. Mr. Keynes and Post Keynesians. Principles of Macroeconomics for a Monetary Production Economy. Aldershot: Edward Elgar, 1992.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>