Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

20.2. Теория "человеческого действия" Л. фон Мизеса

Основоположником австрийской школы неолиберализма выступил Людвиг фон Мизес (нем. Ludwig von Mises, 1881–1974), один из величайших мыслителей XX в. Будучи учеником О. Бём-Баверка, он превратил австрийский маржинализм в общую теорию человеческой деятельности – праксиологию – теоретическую науку о человеческой деятельности, которую он противопоставил, с одной стороны, естественным наукам, а с другой – истории. Л. фон Мизес утверждал праксиологию как теоретическую, дедуктивную и априорную науку в противовес описаниям экономической науки как исторической, индуктивной и эмпирической.

"Это, – писал он, – наука о любом виде человеческой деятельности. Любое решение человека есть выбор. Осуществляя его, человек выбирает не только между материальными предметами и услугами. Выбор затрагивает все человеческие ценности. Все цели и средства, материальное и идеальное, высокое и низкое, благородное и подлое выстраиваются в один ряд и подчиняются решению, в результате которого одна вещь выбирается, а другая отвергается. Ничего из того, что человек хочет получить или избежать, не остается вне этой единой шкалы ранжирования и предпочтения"[1].

Предтечей праксиологии Мизес считал классическую политэкономию, опиравшуюся на фундамент экономического либерализма. Праксиология, говорит он, использует термины "счастье" и "устранение беспокойства" в строго формальном смысле, либерализм придает им конкретное значение: "Все антилиберальные доктрины – этатизм, национализм, социализм ... обещают своим последователям жизнь в изобилии. Никто не рискнул сказать людям, что осуществление их программы ухудшит их материальное положение. Либералы всего лишь считают, что подавляющее большинство людей предпочитают быть здоровыми и богатыми, а не больными и бедными"[2].

Методология экономической теории Л. фон Мизеса

Опираясь на праксиологию как метод исследования, Мизес формулирует экономическую теорию рыночною общества, обозначая ее как каталлактику[3]. Ее предметом являются все рыночные отношения, которые порождаются не только материальными интересами и желаниями, но и множеством социально-психологических, "идеальных" мотивов. Материальные и "идеальные" мотивы в реальной жизни перемешаны и далеко не во всех случаях человек отдает предпочтение первым, поэтому выбор между ними характерен для "действующего человека".

Следовательно, нельзя отрицать, что спрос на товары "находится под сильным влиянием метафизических, религиозных и этических соображений, субъективных эстетических оценок, обычаев, привычек, предубеждений, традиций, изменчивой моды и множества других вещей"[4]. Мизес предупреждает ученого-экономиста, что попытка игнорировать это может привести к потере предмета исследования.

Рассматривая сферу рыночных отношений, он формулирует свою мысль следующим образом: "Каталлактика является анализом тех действий, которые предпринимаются на основе денежного расчета. Рыночный обмен и денежный расчет неразрывно связаны друг с другом. Рынок, где существует один лишь прямой обмен, является просто идеальной конструкцией. Вместе с тем деньги и денежный расчет обусловлены существованием рынка"[5]. Рыночный обмен он исследует с позиции метода идеальных конструкций.

Важно запомнить!

Ключевой идеальной конструкцией экономики, по Мизесу, является чистая, или свободная рыночная экономика, которая предполагает разделение труда и частную собственность на средства производства. Рынок свободен, факторы, чуждые рынку, отсутствуют. В такой конструкции все участники рынка не только удовлетворяют свои собственные нужды, но и оказывают услуги окружающим. В действиях рынка нет ни сдерживания, ни принуждения. Кроме того, предполагается, что государство "...не вмешивается в рынок и в деятельность людей, направляемых рынком. Оно применяет силу, заставляющую людей подчиняться, только для предотвращения действий, приносящих вред сохранению и спокойному функционированию рыночной экономики. Оно защищает жизнь, здоровье и собственность индивидов от насильственных и мошеннических поползновений отечественных преступников и внешних врагов. Таким образом, государство создает и оберегает среду, в которой рыночная экономика может благополучно функционировать"[6].

Оппонируя Дж.-М. Кейнсу, Л. Мизес обращал внимание на то, что усиление роли государства в экономике неизбежно приведет к усилению роли бюрократии, а значит, и к коррупции, снижению эффективности производства, импульсов к экономическому росту.

Рынок не является ни местом, ни вещью, ни коллективной сущностью. "Рынок – это процесс, приводимый в движение взаимодействием множества индивидов, сотрудничающих в условиях разделения труда", – утверждал Мизес. Силами, которые постоянно меняются и которые определяют состояние рынка, являются субъективные оценки этих индивидов и их действия, управляемые этими субъективными оценками. Состояние рынка в любой момент времени представлено структурой цен, т.е. совокупностью обменных коэффициентов, установленных в результате взаимодействия тех, кто стремится купить, и тех, кто стремится продать. В рынке нет ничего мистического и несвойственного человеку. Рыночный процесс целиком и полностью является равнодействующей человеческих действий.

Каждый индивид интегрируется в эту систему сотрудничества сам по себе. Рынок направляет его и показывает, каким образом он может лучше всего способствовать своему благосостоянию наряду с благосостоянием других людей. Рынок – последняя инстанция. Рынок в одиночку упорядочивает всю общественную систему и придает ей смысл и значение.

Экономический расчет как важнейший элемент теории Л. фон Мизеса

Основным инструментом рынка является экономический расчет[7], который представляет собой, по Мизесу, поведение участника рынка, стремящегося нс только улучшить свои условия жизни, но и планировать реализацию задуманного проекта при наличии имеющихся у него средств, проведя сравнение с другим возможным проектом посредством денежных цен.

Задача "действующего человека" – посредством экономического расчета определить последствия своей деятельности сопоставлением затрат и результатов. Таким образом, экономический расчет выступает как оценка ожидаемого результата действий либо как определение последствий предыдущего действия. Пределы экономического расчета определяются только товарной массой, т.е. предметами, которые покупаются и продаются.

Касаясь целевых установок поведения "действующего человека" на рынке, Мизес противопоставляет его "homo oeconomicus" классической школы политэкономии. Стремление продавца к максимизации прибыли наталкивается на поведение покупателей, вынуждая его подчиняться их желаниям и приспосабливать свое поведение к требованиям потребителей.

Рыночный процесс, таким образом, является (как утверждает Мизес) согласованием отдельных действий множества членов рыночного сообщества с требованиями взаимного сотрудничества. Рыночные цены сообщают производителям, что производить, как производить и в каком количестве. Рынок – это фокус, в котором сходится деятельность индивидов, центр, из которого расходится деятельность индивидов.

Вместе с тем Мизес не мог проигнорировать проблему конкуренции в рыночной экономике. Он вычленяет социальную и каталлактическую конкуренции. Первая представляет собой стремление индивидов занять наиболее благоприятное положение в системе общественного сотрудничества.

Важно запомнить!

Каталлактическая конкуренция, по Мизесу, – это соревнование между людьми, которые хотят превзойти друг друга, но проигравшие не уничтожаются, а вытесняются на более низкие позиции, "более соответствующие их достижениям". Основная функция такого типа конкуренции в рыночной экономике – обеспечить наивысшее удовлетворение потребителей.

Опираясь па признание отсутствия равенства возможностей в условиях рынка, Мизес трактует и проблему монополии в рыночной экономике. Он считает ее вполне приемлемой. Но трактует ее весьма широко – как "состояние дел, при котором монополист, неважно, индивид или группа индивидов, единолично контролирует обстоятельства, обеспечивающие человеческое выживание"[8] или же монополию индивида или группы индивидов, единолично контролирующих предложение определенного товара. Поскольку таких производителей множество, постольку каждый из них монополист в пределах своей деятельности, что не может оказать существенного влияния на рыночную ситуацию и на цены: возникшая при этом монопольная цена более высока, нежели она могла бы быть без наличия монополии. "Характерной особенностью монопольной цены является то, что монополисту выгоднее изъять с рынка часть предложения, находящегося в его распоряжении, чтобы получить специфический монопольный доход"[9].

Следовательно, и монопольные цены более значимы для рынка, чем собственно монополия.

Монопольные цены сосуществуют на рынке с конкурентными. Это обстоятельство свидетельствует о том, что каталлактическая конкуренция – атрибут рынка, которая участвует в установлении обоих видов цен. Таким образом рыночная экономика заменяет враждебность партнерством и взаимностью. Члены общества объединены общим делом. Другое дело – тоталитарные общества.

Сравнительный анализ рыночной экономики и экономики тоталитарных обществ позволяет говорить о коренных различиях этих систем. Рыночная экономика, по существу тождественная капитализму, и социалистическая экономика исключают друг друга. Последняя представляет собой систему общественной или государственной собственности на средства производства. Эта система обычно называется социализмом, коммунизмом, плановой экономикой или государственным капитализмом... "Никакое смешение, – утверждает Мизес, – этих двух систем невозможно и непредставимо; смешанной экономики, системы, частично являющейся капиталистической, а частично – социалистической, не существует. Производство управляется или рынком, или декретами производственного царя или комитета производственных царей"[10].

В рыночной экономике предприятия, даже находящиеся в государственной или муниципальной собственности, подчиняются законам рынка и поэтому зависят от потребителей. Следовательно, рынок, а не правительство определяет функционирование таких предприятий.

Мнение специалиста

Мизес дает развернутую характеристику движущим силам экономики социализма. Отличительными чертами социализма являются единство и неделимость воли, руководящей всей производственной деятельностью в общественной системе в целом. Суть социализма – в полном исключении рынка и каталлактической конкуренции.

Социалистическая система – это система без рынка и рыночных цен на факторы производства и без конкуренции. Она означает неограниченную централизацию и сосредоточение руководства всеми делами в руках одного органа.

В составлении единого плана, направляющего всю экономическую деятельность, граждане сотрудничают только в момент избрания руководителя или совета руководителей. В остальном они являются лишь подчиненными, обязанными беспрекословно повиноваться приказам, издаваемым руководителем, и подданными, о благополучии которых заботится руководитель. Все преимущества, приписываемые социализму, и все блага, ожидаемые от его осуществления, изображаются как неизбежный результат этого абсолютного объединения и централизации. В тоталитарных системах социальная конкуренция проявляется в поисках расположения властей предержащих.

"Социалистическая система с рынком и рыночными ценами внутренне противоречива как понятие треугольного квадрата. Производство направляется либо преследующими прибыль бизнесменами, либо решениями руководителя, наделенного верховной и исключительной властью. Производятся либо вещи, от продажи которых предприниматели ожидают максимальной прибыли, либо вещи, которые желает произвести руководитель. Вопрос стоит так: кто должен быть хозяином – потребитель или руководитель? Кому должно принадлежать право окончательного решения о том, должен ли конкретный запас факторов производства использоваться для производства потребительского товара а или потребительского товара b? Этот вопрос не допускает уклончивого ответа. Ответ должен быть прямым и недвусмысленен"[11].

  • [1] Мизес Л. фон. Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории. Челябинск: Урал ЛТД, 2005. С. 7.
  • [2] Там же. С. 145.
  • [3] Термины "праксиология" и "каталлактика" были введены в научный оборот еще в середине XIX в.
  • [4] Мизес Л. фон. Указ. соч. С. 220.
  • [5] Милее Л. фон. Указ. соч. С. 221.
  • [6] Там же. С. 243.
  • [7] Подробнее см.: Мизес Л. фон. Указ. соч. С. 196–205.
  • [8] Мизес Л. фон. Указ. соч. С. 255.
  • [9] Там же.
  • [10] Мизес Л. фон. Указ. соч. С. 243–244.
  • [11] Мизес Л. фон. Указ. соч. С. 665.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>