Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

22.4. Методология монетаризма

Свои теоретические концепции монетаристы обосновывают с помощью построения экономико-математических моделей и анализа эмпирических данных. В духе позитивизма М. Фридмен полагает, что критерием истинности теории служат правильные прогнозы, эмпирическая проверка различных гипотез. Здесь, однако, нс следует забывать о существовании объективного противоречия (конечно, не абсолютного) между теорией и практикой (фактами) и столь же объективной ограниченности возможностей проведения эксперимента в области общественных наук. В экономической науке многое зависит от подбора и способов обработки информации, поэтому положения экономической теории невозможно однозначно проверить, поскольку предсказания имеют здесь вероятностный характер.

Вообще специфика экономических законов, в отличие, положим, от законов физики, заключается в том, что они не являются константами, применительными во всех случаях. Существует огромное количество взаимосвязей, и они подвержены изменениям, поскольку выражают движение вещей опосредуемое деятельностью людей, с их разными, в том числе и во времени, целями, предпочтениями, интересами. Функционирование экономической системы представляет собой комплекс сложных и противоречивых отношений, определяемых действиями множества людей, а потому дать точную оценку многим явлениям хозяйственной жизни невозможно[1].

Невозможность в ряде случаев количественного подтверждения тех или иных положений Ф. Хайек справедливо связывал с тем, что в отличие от естественных общественные науки имеют дело со структурами "сущностно-комплексными, т.е. со структурами, чьи характеристические свойства могут быть представлены лишь при помощи моделей с относительно большим числом переменных", причем "организованная комплексность означает здесь, что характер структур, которым такая комплексность свойственна, зависит не только от свойств отдельных составляющих элементов и относительной частоты проявления этих свойств, но и от способа взаимного соединения данных элементов. Таким образом, при объяснении работы подобных структур мы нс можем заменить информацию об отдельных элементах информацией статистического характера..."[2].

Все это означает, что в экономической науке теоретические выводы с трудом поддаются однозначной проверке эмпирическими данными. Что же касается содержания теоретических моделей, то оно во многом зависит от того, какие переменные окажутся в составе модели, а какие будут использованы в качестве допущений. Причем важное значение для успешной формализации модели приобретает независимость переменных и ограничение их числа: М. Фридмен прямо заявляет, что количественная теория должна ограничить и представить в явном виде те переменные, которые необходимо с эмпирической точки зрения ввести в эту функцию. Но при таком подходе модели делаются весьма абстрактными, а выводы далекими от реального многообразия конкретных условий экономической жизни.

Имея в виду именно количественную теорию денег, Ф. Хайек писал, что "выводить резкие разграничения, не существующие в реальном мире, для того чтобы сделать предмет пригодным для математической обработки, значит сделать его не более, а скорее менее научным"[3].

В свое время Дж.-М. Кейнс справедливо отметил, что "крупный дефект формализации экономического анализа ... в том именно и состоит, что все эти построения явным образом исходят из допущения о строгой независимости введенных в анализ факторов и теряют всю свою доказательность и значение с отпадением этой гипотезы. Между тем, когда мы не ограничиваемся механическими манипуляциями, а знаем постоянно, что делаем и что значат употребляемые нами слова, мы можем держать про себя “в уме” необходимые оговорки и коррективы, которые мы позже должны будем внести..." Использование же "математической экономии", подчеркивает Кейнс далее, ведет к тому, что "авторы получают возможность забывать о сложных отношениях и взаимосвязях действительного мира, замыкаясь в лабиринте претенциозных и бесполезных символов"[4].

Таким образом, количественная теория денег может дать лишь самый общий, абстрактный подход к объяснению взаимосвязи между количеством денег к другими экономическими переменами. Причем подход этот носит весьма односторонний характер и содержит целый ряд сомнительных постулатов. Неслучайно, например, что нейтральность денег трактуется с точки зрения разных смысловых характеристик, предназначенных для краткосрочных и долгосрочных периодов, для равновесных моделей сравнительной статистики и равновесного роста экономики, для выяснения роли денежно-кредитной политики.

Мнение специалиста

В целом внутренние противоречия монетаристской теории и неудачи с применением на практике ее рекомендаций привели к тому, что к началу 2000-х гг. монетаризм во многом потерял свое былое значение. Фактически ни одна из развитых стран не применяет режим денежного таргетирования, утрачена ведущая роль денежного предложения в трансмиссионном механизме денежно-кредитной политики.

Инфляция в развитых странах зависит не столько от денежного предложения, сколько от роста косвенных налогов, изменения валютных курсов и других немонетарных факторов. В результате специалисты центральных банков редко используют темны прироста данной массы для прогнозирования инфляции. В практике используют иные, более современные модели для прогнозирования инфляции. Фактически совокупный спрос в макроэкономических моделях определяется в современных условиях как функция от процентной ставки, а прогнозирование инфляции пытаются обосновывать комбинации рациональных адаптивных ожиданий.

  • [1] Ф. Хайек указывает на представителей испанской школы XVI в., которые утверждали, что "математическое значение цены зависит от столь многих конкретных обстоятельств, что оно может быть известно лишь Богу, но никак не смертному" (Хайек Ф. Безработица и денежная политика. Правительство как генератор "делового цикла" // Экономические науки. 1991. № 12. С. 44).
  • [2] Хайек Ф. Частные деньги. М.: Институт национальной модели экономики, 1996. С. 42-43.
  • [3] Там же. С. 98.
  • [4] Кейнс Дж. Избранные произведения. М.: Экономика, 1993. С. 454.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>