Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

26.2. Этическое обоснование рыночных отношений

[1]

Этика рынка – это этика индивидуализма и экономической свободы человека. Наиболее последовательно эти ценности и этические нормы проповедуют и обосновывают экономисты либеральных взглядов. Рынок рассматривается ими как сфера, в которой индивиды свободны взаимодействовать и обменивать, ограничены лишь общими правовыми нормами, относящимися в равной степени ко всем участникам.

Мнение специалиста

Очень важной чертой либерализма является то, что его представители пытаются решить проблемы нравственных основ капитализма, связать этику и экономическую теорию. Например, проблемы справедливости рыночных цен существовали еще до Аристотеля и, по мнению видного американского экономиста XX в. Дж.-К. Гэлбрэйта (/. К. Galbraith), на протяжении столетий экономическое внимание ничто так не привлекало, как необходимость убедить людей, что цена, определяемая рынком, отвечает самым высоким моральным критериям, которые только могут быть предъявлены.

Роль пионеров в утверждении принципов свободного общества и рынка сыграли, пожалуй, физиократы XVIII в. Именно в этот период впервые был сформулирован знаменитый принцип laissez faire, ставший впоследствии выразителем идеи свободной торговли, конкурентного рынка, невмешательства государства в экономику, веры в то, что рыночный порядок наилучшим образом будет управлять экономической жизнью общества. Но отцом теории свободного рынка в истории экономических учений справедливо считается великий английский экономист А. Смит. Он увидел в кажущемся хаосе рынка постоянно возникающий спонтанный порядок, порожденный самокорректирующимися действиями участников.

Смит ввел в экономическую теорию положение о рациональном поведении человека на рынке: каждый человек, безусловно, заинтересован в улучшении своего материального положения и действует рационально в этом направлении.

Центральными в экономической философии Смита были идеи естественного процесса и естественного порядка. Он полагал, что естественные процессы содержат механизмы, которые приводят систему к равновесию и тем самым создают наблюдаемую гармонию в жизни общества. Рынок для Смита – один из естественных процессов, порожденный действиями индивидов, каждый из которых преследует свои цели. Из хаоса их действий складывается экономический порядок.

Необходимо отметить, что практическое обоснование своих выводов Смит черпал из реальной жизни. Рынок уже обеспечивал в то время в Англии материальный прогресс, когда впервые в истории человечества каждый человек получил возможность улучшить свои материальные условия жизни, хотя и в неравной степени. Современные ценности западной цивилизации в области теорий рынка покоятся на том философском фундаменте, который заложил А. Смит.

Важно запомнить!

Два главных подхода к оценке рынка рассматривают последний как результат или как процесс.

Более простой критерий – оценка с позиций результата, поскольку всей мировой практикой доказано, что рыночная система обеспечивает материальное благополучие лучше, чем любая другая. Оценка рынка по принципу результатов использовалась в экономической теории благосостояния. В основе концепции экономики благосостояния Парето лежат две основные теоремы: теорема прямой зависимости ("прямая теорема") утверждает, что любое конкурентное равновесие является оптимальным, обратной зависимости – что любой оптимум является конкурентным равновесием.

Не прибегая к помощи графиков и схем, выясним суть этих теорем.

Конкурентное равновесие – это особое состояние некой идеальной рыночной экономической системы, в которой действуют два типа субъектов: потребители и фирмы. Фирмы, исходя из имеющихся ресурсов и цен, выбирают такой набор производственных возможностей (т.е. совокупность производимых товаров), который обеспечивает им максимальное расхождение между стоимостью выпуска и затратами.

Потребители же выбирают такой набор товаров, который обеспечивают им максимум функций полезности. Этот набор зависит от цен и национального объема благ, которым располагали потребители. И конечно же, цены могут свободно изменяться, и, кроме того, они являются единственными носителями информации для фирм и потребителей. Равновесие – это такое состояние, при котором достигается оптимум целевых функций и обеспечивается сбалансированность на всех рынках.

Важно запомнить!

Оптимальное по Парето состояние – это такое состояние, когда ни для кого нс существует лучшего состояния, переход к которому нс предполагал бы ухудшения положения другого субъекта. Другими словами, эта теорема утверждает, что рыночное равновесие – это наилучшее положение в рамках уже сформировавшейся системы распределения ресурсов. Обратная же теорема утверждает, что если начальное распределение ресурсов правильно, то достичь наилучшего состояния можно через рыночный механизм без какого-либо политического вмешательства в него.

Конечно, эти теоремы экономики благосостояния предельно абстрактны в своей защите рыночного механизма и игнорируют некоторые практические аспекты рынка. Например, прямая теорема явно игнорирует качественное отличие рынков (рынок рабочей силы нельзя анализировать так же, как рынок пшеницы или другого товара). Обе теории допускают моральную обоснованность неравенства (при достижении оптимального равновесия богатые могут становиться богаче, а бедные оставаться в прежнем состоянии), что сегодня уже социально неприемлемо в некоторых случаях для развитых западных стран. Почему же эти теоремы важны для понимания рынка? Потому что, как и в любой другой пауке, в экономической теории важно видеть объект исследования (рынок) в "чистом" виде, представить его как некую идеальную систему, абстрагироваться от многообразных усложняющих моментов.

Выше мы рассмотрели подход к рынку с позиций результатов, ознакомимся теперь с обоснованием рынка как процесса. В этом случае сами по себе результаты рыночного процесса оценке нс подвергаются, а принимаются потому, что признаются справедливыми принципы и процессы, их определившие.

Современная неоклассическая теория (мэйнстрим), оперирующая изощренным математическим аппаратом при описании рыночных процессов, опирается на идейные философские аргументы, трактующие рынок как наилучшую форму взаимодействия между людьми. Два видных представителя современного экономического либерализма, лауреаты Нобелевских премий М. Фридмен (Чикагская школа) и Ф. Хайек (австрийская школа) оправдывают рынок как механизм, гарантирующий индивиду свободу выбирать, что представляет собой изначальную самостоятельную ценность.

По мнению Милтона Фридмена (Milton Friedman), наиболее важной чертой рыночной системы является добровольный характер сделок, в которые вступают люди. "Если обмен между партнерами добровольный, – пишет Фридмен, – то он не будет иметь место, пока обе стороны не будут рассчитывать извлечь из него выгоду"[2].

По сути, добровольность обмена и есть необходимое условие достижения оптимума по Парето. Факт добровольности обмена определяет для Фридмена преимущества рыночной экономики над плановой, в которой люди действуют исключительно по распоряжению, в соответствии с намеченным независимо от их воли плана, отражающим какие-то внешние для людей цели.

Индивидуальная свобода – это основа экономической эффективности хозяйственной системы. На этом базируется хозяйственное превосходство рыночных систем. Однако это обоснование является недостаточным, поскольку и в централизованных административных хозяйственных системах отдельные индивиды могут получать частичную свободу действий, а поэтому и в этих системах в отдельных областях возможны творческий подход и новаторская активность. Достаточно вспомнить великолепную школу отечественной космонавтики, где свободе творческой деятельности и конкуренции ведущих школ могли бы позавидовать самые искренние поборники идеалов свободной конкуренции.

Вместе с тем предоставление государством такого рода свобод на основе своеобразной государственной "концессии" связано с проблемой поиска, во-первых, приоритетных направлений "концессионной" деятельности, и во-вторых, тех лиц, которые могли бы воспользоваться этим наилучшим образом. Но эта проблема сторонникам либерального рыночного порядка представляется неразрешимой, поскольку высшие властные инстанции не могут располагать соответствующим знанием.

Фридрих Хайек доказывает необходимость рынка через законы человеческого поведения, праксеологию. Он исходит из того, что в общественной жизни помимо теоретического знания существуют обыденные знания или интуитивные представления людей об окружающей их действительности, привычки, навыки, традиции, в которых воплотились знания и опыт прошлых поколений. Это знание, которым в данный момент обладает общество, не существует в каком-либо концентрированном виде – оно рассеяно среди индивидов, каждый из которых является носителям его части. Эти знания точно так же являются частью неизвестного совокупного знания, имеющегося в данном обществе. Эти бесчисленные неизвестные частицы знания не поддаются централизации, но именно эта часть знания важна в экономическом аспекте. Исходя из этого, проблема эффективного и рационального хозяйственного порядка состоит в том, чтобы создать такие условия, при которых неизвестные частицы знаний, находящиеся в распоряжении неизвестных лиц, могли бы быть использованы другими неизвестными лицами, для которых они важны и ценны.

Если предположить, что центральные регулирующие органы в каждом случае: а) знают тех лиц, которые в определенное время и в особом месте располагают особыми частицами знаний, б) с точностью определят тех людей, которые могли бы выгодно использовать эти знания, и все варианты и последствия использования этих знаний, тогда, возможно, центральное правительство смогло бы разумно и эффективно применять систему ограниченных концессионных свобод в хозяйственной деятельности. Соответственно плановая экономика смогла бы доказать свое превосходство над рыночным хозяйством.

Исторический экскурс

Уместно вспомнить, что отдельные периоды успешного развития плановой экономики СССР были связаны с тем, что центральные органы управления умели правильно определять тот массовый слой людей, которым можно было доверить ограниченную экономическую свободу. Успехи сталинской политики индустриализации и милитаризации экономики в 1930–1940-е гг. были связаны с тем, что логика того исторического периода жизни страны плюс несомненный уникальный управленческий талант самого И. В. Сталина и его ближайшего окружения продуцировали уникальный эрзац-механизм государственного отбора и выдвижения людей, получивших определенную степень свободы распоряжения ресурсами для поиска наилучшего решения экономических задач того времени. Хорошо известна смелость кадровой политики Сталина, доверявшего труднейшие хозяйственные задачи молодым инициативным "менеджерам" – много примеров тридцатилетних наркомов, не говоря уже о более молодых управленцах нижнего звена. Однако постепенно задачи социально-экономического развития изменились, спектр задач, стоящих перед экономикой, расширился и усложнился. Да и уникальный сталинский механизм кадровой политики – механизм поиска и отбора наиболее удачных для исполнения "концессионных" свобод кадров – со старением вождя стал давать сбои. Позже центральные органы плановой экономики пытались нащупывать и концентрировать рассеянное экономическое знание с тем, чтобы "вручить" его особому кругу людей, которые смогли бы его наиболее удачно применить. Наверное, экономическая реформа 1965 г., направленная на расширение экономической самостоятельности предприятий, была последней более-менее удачной попыткой предоставления экономической свободы избранному кругу лиц, а непоследовательная реализация и свертывание этой реформы в конце 1960-х гт. отражали фактическую неспособность и боязнь политической элиты выделять порционно экономическую свободу в условиях ее дальнейшего неконтролируемого использования с непрогнозируемыми результатами.

Таким образом, пока субъекты, цели и частицы знания неизвестны, невозможно индивидуально предоставлять свободу деятельности тем субъектам, которые значимы для хозяйственного развития. Проблема может быть разрешена только путем предоставления индивидуальной свободы действий всем независимо от того, каким образом воспользуется ею каждый субъект. Из индивидуальной свободы возникают свободные меновые отношения. Именно поэтому основанная на этом рыночная система и есть в то же время тот самый способ, с помощью которого разрешается упомянутая проблема передачи знания, – те самые неизвестные частицы знания, которыми обладают неизвестные лица, будут переданы другим неизвестным лицам, способным употребить их с пользой.

Из этого следует, что только в свободном взаимодействии индивидов рождается самая эффективная система, координирующая общественную жизнь, т.е. рынок. С другой стороны, – поскольку никто не может взглянуть на мир глазами других людей, включая центральное правительство, – любая информация, на базе которой правительство принимает решение, качественно хуже информации, циркулирующей в обществе. Таким образом, отвергается идея регулирования общественных процессов со стороны центра.

Важно запомнить!

Общественный порядок, согласованность экономического поведения людей, которую создает рынок, неотделима от существования таких социальных институтов, как институт права и частной собственности, которые сформировались в ходе развития общества.

"Право частной собственности, – пишет Ф. Хайек, – гарантирует каждому взрослому члену общества равные права на использование своих способностей... Свободным делает человека возможность выбирать место работы между независимыми фирмами и организациями, выступающими в роли покупателей, рабочей силы, и эта возможность предполагает частную собственность на ресурсы, а нс только на способности индивидов. Когда средства производства подпадают под контроль единственной силы, рабство в некотором смысле неизбежно"[3].

Важно запомнить!

Рынок по Хайеку – система добровольного обмена, проявление спонтанного социального порядка, и как таковой сформировался и развивается без какой-либо единой цели. Так как рынок не преследует каких-то определенных целей, мы не можем критиковать его за то, что некоторые цели не достигнуты. Его эффект состоит в том, чтобы увеличивать возможности каждого члена общества в достижении его собственных целей.

Рыночная система не находится в изоляции от других общественных процессов и не является независимой от них. Она означает лишь некоторый определенный аспект общественных процессов, а именно аспект коммерческих отношений. Они неразрывно связаны с другими аспектами общественного процесса, такими, как правовые, политические и т.д. На это обстоятельство обращал особое внимание Вальтер Ойкен. В качестве результата

своего анализа он сформулировал положение о существовании не только экономической взаимозависимости, но и взаимозависимости хозяйственного порядка со всеми другими областями жизни. Особенно подробно Ойкен объяснил взаимозависимость хозяйственного и правового порядков. Он считал, что принципы свободного правового государства соответствуют тем принципам, которые приводят к возникновению рыночно-хозяйственного порядка. В этом смысле теория рыночной системы есть не что иное, как разработка экономических предпосылок свободного правового государства. Рыночная система предполагает свободное правовое государство и является его результатом: "Правовое государство может полностью реализовать себя лишь там, где одновременно с его государственно-правовым порядком осуществлен и "адекватный" хозяйственный порядок"[4].

Важно запомнить!

Ф.-А. фон Хайек существенно углубил положения теории В. Ойкена. Он относил рыночную систему к тому классу феноменов, которые обобщенно можно назвать спонтанным порядком деятельности.

Хайек писал: "Всеобщий порядок общества, собранный воедино из отдельных действий, является результатом не конкретных целей, преследуемых индивидами, а соблюдения индивидами правил, ограничивающих пространство их действий. Для образования этого “абстрактного” порядка не так уж важно, какие конкретные цели преследуют индивиды. Во многих случаях эти цели могут быть совершенно абсурдны. Однако пока индивиды преследуют свои цели в некоторых границах, обозначенных этими правилами, они могут взаимно способствовать удовлетворению потребностей других индивидов. Не аспект цели, а аспект правила связывает индивидуальные действия в некоторый порядок"[5].

Итак, рыночная система не является творением гениального разума, напротив, она возникает в результате того, что ее члены соблюдают общие правила поведения. Исходя из этого, рыночная система основывается на общности мнения о соблюдении всеобщих правил поведения, которые запрещают индивидам совершать некоторые поступки в процессе их действий или реакции па действия других.

Мнение специалиста

В этой связи становится понятным, насколько далеко от настоящей рыночной системы пока находится якобы построенная в России так называемая рыночная экономика. Оставляя в стороне вопросы недействующих в стране компонентов рыночной инфраструктуры, обеспечивающих материальное воплощение рынка (почти полное отсутствие рынков денег, капитала и ценных бумаг, рабочей силы), отметим, что социально-правовой аспект российского рынка не только не соответствует, но и прямо противоположен идеям хозяйственного порядка. В России налицо несоблюдение всеобщих правил поведения некоторыми так называемыми олигархическими кланами предпринимателей и государственных чиновников.

В отличие от спонтанного рыночного порядка "по Хайеку", российская хозяйственная система построена по принципам координированного олигархического государственно-рыночного беспорядка "по Абрамовичу", "по Дерипаске", по... кому как нравится (подставляйте имя "любимого" олигарха), иными словами, нарушение созидательных принципов здоровой конкуренции для обеспечения сверхдоходов отдельных трупп приближенных к власти предпринимателей искажает всю систему рыночного порядка, а с ней и систему государственно-правового порядит. С другой стороны, явное нарушение юридических аспектов хозяйственной деятельности органами государственной власти (вспомним, криминальную приватизацию, порочные залоговые аукционы, выдачу государственных заказов за взятки, иные аспекты коррупции в аппарате управления) не может не подрывать основы рыночного порядка.

В той мере, в какой мы смогли раскрыть характер рыночного порядка его можно представить как своего рода сеть отдельных хозяйств. Над ними не господствуют общие цели, они не управляются общим планом. Отдельные участники рынка следуют только своим собственным интересам. Правда, им приходится в своих же интересах с наибольшей точностью предлагать на обмен именно те товары и услуги, которые более всего нравятся их партнерам по обмену. Тем самым все участники рынка преследуют только свои собственные интересы, но, делая это, они одновременно служат интересам своих партнером по обмену. Таким образом, рыночный порядок всесторонне служит множеству отдельных индивидуальных интересов.

  • [1] При раскрытии темы использован материал из: Макашева Н. А. Проблема рынка в современной западной экономической науке. Научно-аналитический обзор. М.: ИНИОН, 1990.
  • [2] Цит. по: Макашева Н. А. Указ. соч. С. 28.
  • [3] Макашева Н. А. Указ. соч. С. 47.
  • [4] Цит. по: Хопманн Э. Мораль и рыночная система // Теория хозяйственного порядка. "Фрайбургская школа" и немецкий неолиберализм. М.: Экономика, 2002. С. 392.
  • [5] Там же. С. 393.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>