Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ

30.3. Исследования ренты в отечественной экономической науке

Исторический экскурс

Советская экономическая наука сначала стояла на позиции отрицания рентных отношений и рентных доходов, но все же пришла к исследованию проблем природной ренты в условиях социализма.

На заре советской власти социалистическое государство провозгласило, что в условиях социализма цена на землю, а следовательно, и рента исчезают, так как земля и все виды природных ресурсов нс могут выступать объектами купли-продажи, поскольку являются собственностью государства. И несмотря на то что инвентаризация природных ресурсов в то время все же проводилась, в нее не были включены задачи стоимостной оценки природных ресурсов с целью их налогообложения.

Новый этап изучения вопросов рентообразования начался с работ по данной проблематике Л. В. Канторовича, С. Д. Черемушкина и С. Г. Струмилина, которые отметили, что взгляд на природные ресурсы как на объекты, не имеющие стоимости, приводит к значительным потерям в масштабах всего народного хозяйства.

Так, в частности, Канторович считал, что "...введение ренты в хозрасчет и экономические показатели будет стимулировать наиболее правильное, с точки зрения всего общества, решение экономических вопросов, связанных с использованием природных источников"[1]. Говоря о дифференциальной ренте, Канторович отмечал, что "величина последней определяется той экономией труда, которую дает использование этих источников в оптимальном плане"[2].

Результаты проводившихся под руководством указанных ученых исследований нашли практическое применение в зональной дифференциации закупочных цен на полезные ископаемые.

Другим направлением исследований явилась стоимостная оценка природных ресурсов и земель для выявления ущерба, наносимого им различными видами хозяйственной деятельности. Оно, в частности, было нацелено на борьбу в первую очередь с необоснованным выводом из сельскохозяйственного оборота земель указанного назначения для строительства новых поселков и размещения промышленных производств. Другим направлением в этой области стало определение эффективности капвложений в сырьевые отрасли промышленности. Основным базовым показателем в этой области была признана капитализированная рента[3].

В современных условиях в экономической науке широкое распространение получила "сверхприбыльная концепция" природно-ресурсной ренты. Так, И. В. Жукова считает, что "для упрощения понимания ренты, нс подразделяя ее на составные части (горную, экономическую и др.), можно ограничиться лишь общим определением этой категории доходов – незаработанная часть прибыли (сверхприбыль), возникающая при разработке лучших по качеству и условиям залегания месторождений полезных ископаемых. Поскольку ее величина определяется как разность между расчетной и заработанной прибылью предприятия, то она поглощает и прибыль из-за разницы между внутренними и внешними ценами на продукцию"[4].

Одна из сторонниц указанной концепции А. В. Ложиикова считает, что в "...западных хозяйственных практиках произошло замещение термина “рента” термином “сверхприбыль”"[5], и поэтому, "...отдавая предпочтение универсальной и применимой для всех отраслей экономики “концепции сверхприбыли” в отличие от “концепции природно-земельной ренты”"[6], следует отказаться от использования "традиционной классификации форм земельной ренты (абсолютная, монопольная, дифференциальная рента I рода и II рода) и ее дальнейшего развития (дифференциальная рента III рода и т.д.)"[7]. Конечно, понимание природной ренты как сверхприбыли значительно упрощает расчет размеров рейты как разницы между фактической и нормальной или средней прибылью.

Однако нельзя забывать, что концепция сверхприбыли гораздо шире и не ограничивается только областью рентных отношений, а выходит далеко за ее пределы. А. П. Куликов отмечает: "Таким образом, в сверхприбыльной концепции” природной ренты, к которой склоняется большинство современных российских исследователей, понятие природной ренты эквивалентно понятию “сверхприбыль”, определение которого неоднозначно. Подход с точки зрения ''сверхприбыли” в принципе может быть реализован, но тогда природа изъятия будет другой. В то же время величина природной ренты должна определяться в первую очередь природными факторами"[8].

Таким образом, упомянутая выше сверхприбыльная концепция противоречит принципам образования природно-ресурсной ренты, и исчисление горной ренты как разности между получаемой и нормальной прибылью не может решить задачи учета природных параметров.

Кроме этого дифференциальная горная рента, выступающая в виде разницы между затратами на замыкающем и данном месторождении, хоть и входит в цену продукции, но не влияет на ее величину (как и дифференциальная рента II рода и квазирента). В свою очередь, сверхприбыль прямо влияет на уровень цены, и с этой точки зрения она имеет признаки сходства только с абсолютной рентой.

Кроме этого в современной экономической литературе достаточно часты попытки рассмотреть природную ренту как часть прибыли. Так, В. И. Данилов-Данильян пишет: "...природная (природно-ресурсная) рента – часть прибыли, обусловленная использованием природного ресурса в процессе производства (вместо обусловленная использованием говорят возникающая в результате использования, а также порождаемая использованием и т.д.)"[9]. К этой позиции весьма близка точка зрения Г. А. Моткина, который отмечает: "...природная рента – это часть прибыли, приносимая природным ресурсом при его использовании"[10]. Однако данное положение представляется ошибочным, поскольку в первую очередь природная рента – это ни в коем случае не часть прибыли и во вторую – не обусловлена применением природного ресурса. Природная рента, как было доказано классиками, образуется при реализации продукции с относительно лучших земель и месторождений по сравнению с землями с наивысшими затратами.

  • [1] Канторович Л. В. Экономический расчет наилучшего использования ресурсов. М.: АН СССР, 1960. С. 122.
  • [2] Там же. С. 121.
  • [3] Титова Г. Миссия России. URL: economicdemocracy.ru>rent/mission03.php/ (дата обращения: 24.09.12).
  • [4] Жукова И. В. Рентное налогообложение как механизм повышения доходности бюджета за счет платежей в недропользовании // Власть и управление на Востоке России. 2007. № 2 (39). С. 21.
  • [5] Ложиикова А. В. Рента в условиях модернизации и технологического развития: макро- и микроэкономическая природа. Томск: ТГУ, 2011. С. 5.
  • [6] Там же. С. 197.
  • [7] Там же.
  • [8] Куликов А. П. Подход к оценке природной ренты с точки зрения характеристик месторождения // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования ΡΛΗ, 2004. Т. 2. С. 403.
  • [9] Данилов-Данильян В. И. Природная рента и управление использованием природных ресурсов // Открытая экономика. 25.03.2004. URL: opec.ru>analize_doc.asp?d_no=47000/ (дата обращения: 11.09.12).
  • [10] Моткин Г. А. Экономическая теория природопользования и охраны окружающей среды // Лекции теоретической систематики. М.: Учреждение РАН, Институт проблем рынка РАН, 2009. С. 17.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ