Страновые особенности европейского феодализма

Читатель давно уже заметил, что, раскрывая содержание феодальных отношений, мы взяли в качестве примера "классический образец" – Франкское государство и Францию. Вообще-то этого вполне достаточно, чтобы понять суть проблемы. Большинство стран Западной Европы с большей или меньшей модифицированностью прошли тот же путь развития. Впрочем, некоторые характерные различия отметим, чтобы еще раз показать: закономерность – всего лишь тенденция, пробивающаяся через множество отклонений от некоего исторического вектора.

1. В Британии условное феодальное владение зародилось даже раньше, чем во Франкском государстве, в VII– VIII вв. Именно с этого времени известны бокленды – земли, доходы с которых передавались приближенным короля, но крестьяне при этом сохраняли личную свободу. Процесс закрепощения крестьян осуществлялся очень медленно, да так и не был завершен окончательно. Свободная марка и после англосаксонского завоевания продолжала существовать вплоть до XII в. Крестьянские семьи наследственно владели землей. Естественно, что рабы тоже продолжали существовать достаточно долго, но были исключительно из местного кельтского населения. Лишь в IX в. в Англии появляется крупная вотчина – манор, но одновременно возникла и мелкая (до 10 акров) индивидуальная частная собственность общинников с правом отчуждения.

Обычным явлением в английской деревне был и безземельный "свободный" батрак, хотя его социальное положение мало чем отличалось от рабского[1]. В X–XI вв. зависимость свободных общинников-кёрлов, возникавшая как результат задолженности, приводила к личной зависимости и системе коммендаций. При короле Ательстане (924–940) коммендация становится обязательной для всех свободных, но еще не превращается в вассалитет. Еще можно переходить к другому патрону или прогонять клиента.

В XI в. сложилось крупное поместье с землей сеньора (inland) и землей, занятой зависимыми крестьянами и свободными держателями (autland). Свободные держатели – тэны и гениты – не привлекались к барщине, но отбывали военную, сторожевую и перевозочную службу. Зависимые же – гебуры и котарии – отбывали барщину: первые тяжелую, вторые – полегче, соответственно величине наделов. Классические образцы феодальных отношения принесли в Англию французы после завоевания страны в 1066 г. герцогом Вильгельмом Нормандским. Тогда только внедрилось в сознание субъектов производственных отношений феодальное понимание: земля – номинальная собственность короля, а бароны, лорды, монастыри и крестьяне – только условные держатели (free holder)[2]. Но еще долго, до XIII в., в Англии господствует натуральное "безобменное" хозяйство, натуральной оставалась и земельная рента. В XIII–XIV вв. в английской деревне происходят значительные изменения, связанные прежде всего с тем, что континентальной Европе (Фландрии) понадобилась английская шерсть для развития текстильного производства. В производство и торговлю шерстью вовлекались и феодалы, и крестьянские хозяйства. Теперь для торговых операций на континенте потребовались деньги, поэтому натуральные оброки стали заменяться денежной рентой. Еще в 1136 г., в нарушение веками складывающегося обычного права, король Генрих III впервые разрешил так называемые огораживания, с помощью которых крупные владельцы – лорды – превращали свои владения в пастбища для овец.

В XIII в. сгон крестьян с земли и превращение земельных наделов в пастбища стали обычным явлением. Появились безземельные крестьяне, а тут еще в середине XIV в. в Англию перекинулась чума. Население резко уменьшилось и лордам "пришлось" вновь закрепощать батраков. 1

В довершение ко всем бедам разгоралась Столетняя война с Францией. Все это привело к грандиозному восстанию крестьян под руководством Уота Тайлера.

Характерно, что во время мятежа восставшие убивали не только своих землевладельцев, но и фламандских ремесленников – мастеров шерстяных мануфактур. В результате в XIV в. барщинная система повсеместно была ликвидирована, крестьяне массовым образом выкупались из личной зависимости и становились свободными копигольдерами (имевшими на руках копии договоров с землевладельцами об аренде) или вовсе собственниками-фригольдерами. Уже в XV в. появилось и "новое дворянство", предпочитавшее войне торговлю шерстью. Есть все основания считать, что на этом завершается история феодализма в Англии[3].

2. В Германии процесс феодализации проходил несколько иначе, чем в завоеванной франками Галлии. Здесь не крестьяне получали землю от завоевателя-землевладельца, а, напротив, своя, германская, племенная аристократия "осваивала", постепенно закабаляла свободную деревню-марку. Аллоды крестьян сохранялись здесь до XI в. Еще в X в. среди германских народов существовал обычай снаряжать одного воина от 10 крестьянских дворов непосредственно, без посредничества какого-либо крупного земельного владетеля, которых, судя по всему, тогда просто не существовало.

Войдя же в состав Франкской империи, Германия попала в общую для всего этого государства колею развития. Политическая раздробленность здесь произошла позже, чем во Франции, в XI в. Напротив, во второй половине X в. (962 г.) Германский король Оттон I Великий после подчинения Северной и Средней Италии основал Священную Римскую империю, первым императором которой он и стал. И именно тогда начался реальный процесс закрепощения крестьян, растянувшийся до XVI в. Но, странное дело, в период расцвета крепостничества в Западной Германии (XI–XII вв.) крепостные могли, оставаясь несвободными, входить в состав рыцарей, составлявших низший слой дворянства. Это трудно понять, но это документированный факт[4], показывающий лишний раз, как трудно описать средневековую экономику, используя лишь двуцветную палитру. Император Конрад II (1024–1039) создал класс рыцарей – непосредственных вассалов – путем раздачи в лен небольших земельных участков в 3 туфа[5]. В это сословие и привлекались за особые заслуги крепостные крестьяне. Это было тем более необходимо, что светские князья добились от Конрада 11 полного признания наследственности их обширных ленов. Длительность и запоздалость процесса закрепощения не означает более мягкого характера феодализма. Напротив, тот факт, что в Германии в 1525 г. произошло великое восстание крестьян и городского плебса, которое по своему размаху превзошло подобные выступления во Франции и Англии, говорит сам за себя. Раздробленность и бесконечные конфликты германских феодальных властителей стали характерной особенностью этой страны до середины XIX столетия.

В Италии в X–XI вв. преобладала колонатная аренда земли, унаследованная от Римской империи. Крепостничество здесь – в буквальном смысле слова на окраине феодального мира – тоже осталось недоразвитым. А в XI в. постепенно сокращается, потом и прекращается применение труда крепостных, учащаются случаи освобождения от крепостной зависимости и бегства крестьян в относительно свободные города.

В Испании процессы феодализации были прерваны арабским завоеванием VIII в. (711 г.). С этого периода бо́льшая часть зависимых крестьян становилась арендаторами на государственной земле (по мусульманскому законодательству из 1/5 или 1/3 урожая). Исчез и колонат. Раб, принимая ислам, тут же становился свободным.

Особая страна – Византия, олицетворение промежуточной системы между Западом и Востоком. С тех нор как в 395 г. Римская империя разделилась на Западную и Восточную (собственно Византию), на Востоке стал формироваться общепризнанный центр цивилизации того времени – "второй Рим". В Византии рано начался процесс кодификации законов. Уже при императоре Феодосии II (408–450) создан первый византийский свод законов Codex Theodosianus, а в 528–534 гг. появился всемирно известный Свод гражданского права Юстиниана ВеликогоCorpus Juris Civilis. Это не только памятник юридической мысли, но и прекрасный источник для исследования социально- экономических отношений. Именно из этого Свода становится ясным, что Византия представляла собой государство с жестко централизованной властью императора, развитой торговлей и рыночной инфраструктурой и господством крупного частного безусловного землевладения.

Налоговый гнет в стране был настолько тяжелым, что иногда маломощные владельцы даже отказывались из-за них от земли. Когда в 554 г. Юстиниан завоевал Италию и положил там конец Остготскому королевству, он и в Италии установил такие налоги, что мелкие собственники предпочитали уступать свои земли крупным владельцам и превращаться в арендаторов. Юстиниан сделал героическую попытку ослабить влияние крупных земельных аристократов, "по-восточному" увеличивая размеры государственного землевладения. Однако в VII в. начинается ослабление византийского "самодержавного централизма", появляются относительно самостоятельные области – фемы – во главе со стратигами. В IX в. и здесь появляется аналог бенефиция – стратиотское (военное) условное владение землей. К X и XI в. относятся массовые раздачи (и просто захваты) императорских и церковных земель в условное владение – прочий. Правда, европейской многоступенчатой иерархии здесь не получилось. В отношениях условного землевладения участвовало всего два субъекта: император и бенефициарий. Не было здесь и системы иммунитета.

При императоре Константине VII (913–959) рыцарские участки были признаны наследственными, но неотчуждаемыми, т.е. фактически превратились в аналог феода. В XIII в. начинается закономерный процесс распада Византийской империи на враждующие феодальные владения. В 1204 г. Византию захватили европейские участники четвертого крестового похода, ведь для европейских католиков православная Византия была прибежищем еретиков[6].

Но заняться здесь "земельным вопросом" им не удалось, потому что в 1261 г. Византийская империя в усеченном размере все же была восстановлена Михаилом Палеологом. Новая императорская династия Палеологов ввела-таки иммунные права крупных землевладельцев. Но дальше начинается уже сугубо "восточная" история византийских территорий, завоеванных в 1453 г. турками-османами.

  • [1] Несоответствие официального статуса реальным производственным отношениям – характерная черта Средневековья. Ниже мы увидим, что на Руси даже боярские дети реально могли быть холопами.
  • [2] Уже тогда в британскую экономическую практику вошла традиция скрупулезного статистического учета национального достояния и различных форм собственности и владения. В 1086 г. в Англии проведена хозяйственная перепись населения, результатом которой стала подробная "Книга страшного суда" ("Думсдейбук"), прекрасный источник данных для экономической истории.
  • [3] Тридцатилетняя гражданская война между дворянскими кланами, развязанная в XV в., привела к физическому уничтожению дворянских семей. В этих условиях просто некому стало осуществлять прежнюю форму эксплуатации крестьян.
  • [4] См.: Илюшечкин В. П. Указ. соч. С. 137.
  • [5] Гуф – принятая в Германии земельная мера, равная примерно 30 акрам или 12, 14 гл.
  • [6] Православные до сих пор отвечают католикам теми же обвинениями. Если экономическая история Средневековья порой кажется сложной и запутанной, то в религиозных проблемах не сможет разобраться никто без серьезной многолетней подготовки. Впрочем, все представители авраамических религий (иудеи, христиане и мусульмане) признают, что Бог все-таки един.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >