Начало цивилизационного развития

К VI в., когда восточнославянские племена и их объединения вступили на историческую арену, на территории будущей Руси продолжал господствовать общинный строй. Важнейшим занятием восточных славян было земледелие. Но земледелие было исключительно экстенсивным, трудоемким, а ввиду сурового климата и крайне рискованным.

В таких условиях объективно возникала необходимость в общинном владении землей и в совместном общинном труде.

Пожалуй, именно в этом, в природно-климатических условиях, надо искать причину живучести и консерватизма русского общинного строя.

И действительно, все исторические источники – византийские, арабские, скандинавские – подтверждают незыблемость русской соседской общины, верви на юге и мира на севере ареала расселения прарусских племен.

С самого начала своего цивилизационного развития восточные славяне не испытывали недостатка земли, что и явилось причиной пренебрежительного отношения к возможным интенсивным формам земледелия. Крестьянская общинная колонизация новых территорий – характерная черта русской экономики, сохранившаяся до настоящего времени.

Частной собственности на землю прарусские племена тогда не знали, в отличие, например, от тех же франков, у которых в VI–VII вв. уже появился аллод – частная земельная собственность, формировавшаяся за счет королевских пожалований.

Несмотря на некоторую локализованность жизни общин, особенно в северных лесных зонах, будущие россияне уже в те времена прекрасно демонстрировали свою способность к коммерции и торговле. Во всяком случае, торговля с арабами и хазарами к VIII в. была заурядным делом. Правда, у славян тогда не было собственных денег в монетной форме, но они вполне довольствовались шкурами пушных зверей или иностранными серебряными монетами, например германскими гилягами. Чем же торговали восточные славяне? А тем же, чем торгуют сейчас россияне, – предметами добывающих, отраслей: мехами, медью, воском да рыбой.

Поскольку экстенсивное хозяйствование оставалось основным методом и у западных земледельческих соседей, и у восточных кочевых народов, славянам приходилось много воевать. Воевать порой не вполне удачно: поскольку племенные союзы часто сталкивались друг с другом, они плохо оборонялись от внешних врагов. В конце VIII в. северные племена были покорены варягами, а южные – хазарами. Сама жизнь, задача выживания и сохранения своей самобытности, едва народившейся цивилизации объективно требовали объединения. Только мощный государственный союз восточнославянских и угорских племен мог противостоять разбойничьим походам викингов и "гнетущей власти иудейских каганов Хазарии"[1].

Поскольку сами славянские князья не смогли выделить явного лидера, достаточно авторитетного для трудного объединительного процесса, они обратились за помощью к варяжским вождям, и в 862 г. на Руси появился основатель первой великокняжеской династии Рюрик. Политическая деятельность варяжских князей – не наша тема, да и сюжеты о призвании варягов и "норманнской теории" – тема избитая и даже банальная. На наш взгляд, здесь просто нет предмета для спекуляций. Норманны не только не "оваряжили" русских, а сами очень скоро стали русскими. Об этом свидетельствуют даже имена первых князей Рюриковичей. Если Рюрик, Олег, Игорь и Ольга – имена явно норманнского происхождения, то уже князь Святослав (964–972) наверняка идентифицировал себя как русича, славянина, русского. Подозреваю, что варяги и не ставили перед собой цели "норманнизации". Им и без того было хорошо и вольготно на Руси.

Для нас важно сейчас другое: с приходом варягов и с образованием Киевского государства (датой образования Киевской Руси традиционно считается 882 г., когда новгородский князь Олег захватил Киев и стал Великим князем) в России начался длительный процесс формирования особой цивилизации, которую лишь условно можно назвать феодальной по той причине, что в "чистом" виде феодализма в России не было никогда.

  • [1] Иоанн, митрополит. Указ. соч. С. 11.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >