Русские земледельцы и землевладельцы

Российский феодализм – явление странное и особенное. Он вроде бы есть, и в то же время его нет. Разберемся.

1. Историческая традиция настаивает на том, что феодальный строй пришел на смену рабовладельческому.

Обычно приводится классический пример феодализма – Франкское государство, где действительно на месте рабовладельческой Галлии появилась феодальная империя Карла. Но когда речь заходит о России, настойчиво повторяется, что в нашей стране феодализм появился непосредственно из первобытнообщинного строя на базе его разложения, что Россия избежала рабовладельческой системы, потому что вступила на путь цивилизационного развития очень поздно, когда время рабовладения уже прошло.

К сожалению, это не вполне точно: в России рабовладение было! И если уж искать оригинальность генезиса и эволюции русского феодализма, то видеть его следует в необыкновенной живучести рабства в России. Немного может нас успокоить морально то обстоятельство, что и рабовладения не было как системы. Но раб, челядин, холоп – нормальные, часто встречающиеся определения абсолютно несвободных людей в документах русской истории. Русское холопство известно с момента появления "Русской правды" – нормативного документа, который хотя и появился в 1072 г., но отражал явления и обычаи гораздо более раннего периода. А завершается эта история только в XVII в., в 1679 г., когда холопы были признаны государственными тяглецами, т.е. людьми, платящими налог государству и, следовательно, фактически приравненными к крестьянам. До этого времени холопы были обязаны трудиться только на своего господина и тягла не несли. Впрочем, последними документами, в которых упоминаются холопы, являются указы 1718 г. о первой ревизии (переписи населения) и введении подушной подати. Эти указы полностью ликвидируют разницу между крестьянами, холопами и дворовыми людьми.

И. Я. Фроянов делает категорические выводы о рабовладении древних славян. По его мнению, "и войны, и рабство, и данничество – неизбежные спутники первобытной эпохи". В IX в. рабство приобретает важное экономическое значение, работорговля приобретает массовый характер, черпая "товар" не только из внешних, но и из внутриплеменных источников. Подавляющая часть рабов, приобретаемых восточными славянами посредством полонов, поступала на внешний рынок. К началу XI в. на Руси заметен рост торговли рабами ("челядью") и на внутреннем рынке. Охвативший в это время Русскую землю кризис родоплеменных отношений создал почву для внутриплеменного порабощения, возникновения холопства – рабов из своего, местного населения[1].

Много ли было холопов на Руси? Трудно сказать достоверно, но известно, что, например, в 1540 г. в Тверском уезде холопские дворы составляли всего 8,8%, во второй половине XVII в. в том же уезде их оставалось 5%. Так что тенденция ясна.

В Европе вряд ли можно обнаружить столь длительное сосуществование феодальной зависимости и рабства[2]. В Англии, например, к XVII в. не только рабов, но и крестьян уже вовсе не было, они превратились в наемных работников или арендаторов-фермеров.

2. Русские крестьяне очень долго сохраняли свою относительную личную свободу. Процесс закрепощения растянулся на века, и когда он, наконец, завершился, феодальная система стала подвергаться кризисам, доказывающим, что время крепостничества истекло.

Но в России кризисы систем редко вызывают стремление их изменить. Мы долго конформистски приспосабливаемся к изменившимся условиям, пока жизнь уж вовсе не станет в тягость.

Мифы о многовековом "крепостническом рабстве", якобы безмолвно принимавшемся крестьянами как данность, легко опровергаются всем известными фактами. Действительное закрепощение части русских крестьян произошло в 1649 г., а освобождение крестьян от крепостной зависимости – в 1861 г. Так что 212 лет действительного крепостничества никак нельзя назвать "многовековым". Напротив, закрепостить русские крестьянские общины было трудно хотя бы потому, что на территории России (на Севере, в Новгородских землях, и на Юге, в Степи, а с XVI в. – в Сибири) было достаточно много относительно свободных малозаселенных земель, куда уходили крестьяне от тягот княжеско-боярской, а позже дворянской эксплуатации. Мало кто помнит, что территория сегодняшней житницы России – Ставропольский и Краснодарский края – долгое время называлась Диким полем, Большой Степью, населенной мелкими тюркскими скотоводческими племенами.

Большая Степь с XIII в. стала объектом российской экспансии. Возможно, что именно наличие "свободных" южных земель стало причиной столь позднего развития крепостного строя в России. Прогрессивный результат освоения Степи сказался в том, что именно здесь, на Юге, в относительно чистом виде развивалось условное землевладение и поместная система – базовые отношения российского феодализма.

Наиболее полно ресурсы степного Юга стали использоваться в XVIII в. Присоединение Крыма и Прикубанья (1783) и освоение приволжских территорий стали важнейшей вехой дворянской и крестьянской колонизации Степи. Екатерина II организовала переселение сюда немецких колонистов с целью освоения степной целины и развития винодельческих хозяйств. Однако колонизация не принесла на земли Юга новых форм хозяйствования. Вместе с русским дворянством сюда экспортировалось крепостничество. Свободой в России даже не пахло. Преувеличенно "прогрессивная" (в российской историографии) Екатерина II в 1783 г. ввела крепостной строй в Украине и Новороссии (табл. 3.1).

Таблица 3.1

Этапы закрепощения русских крестьян

Период,

год

Содержание этапа

Нормативные акты

946

При княгине Ольге "полюдье" – древний сакральный сбор дани с подвластного населения – превращается в "урок" – фиксированную норму обложения, государственное тягло, рентный налог (оброк)

1061, 1072

Основная масса крестьян – смерды – еще свободны. Появляются первые формы зависимости: рядовичи (крестьяне, заключившие договор, ряд) по поводу денежного кредита или натуральной формы долга; в составе рядовичей – закупы, отрабатывающие на земле князя или боярина свою купу (долг); вдачи (изорники) – разорившиеся общинники, жившие на земле хозяина и обрабатывающие ее хозяйским инвентарем; огнищане (дружинники) и тиуны – привилегированные домоправители и ключники, добровольно отдавшиеся в услужение

"Русская

правда"

Ярослава

Мудрого;

"Правда"

Ярославичей

XIII– XIV вв.

Рост задолженности крестьян. При отчуждении имений (вотчин), обремененных задолженностью, крестьяне передавались новому владельцу вместе со своими долгами

XIV - XV вв.

"Окняжение" и "обояривание" земель, в том числе населенных "черными"[3] крестьянами, которые потеряли право свободного распоряжения, продажи, дарения и завещания земли

XIV в.

Появляются добровольно "задавшиеся" под чужое покровительство крестьяне, в том числе добровольные холопы

1388

Запрет "черным" крестьянам продавать свою землю[4]

Указ Дмитрия Донского

XV в., вторая половина

Появились факты "вывоза" крестьян: землевладелец платит долги крестьянина и вывозит его в свое имение, обязывая трудиться на себя. Факты "старожильства" и задолженности крестьянина влекли за собой фактическое крепостное состояние

XV в., вторая половина

Князья жалуют землевладельцам льготу: право не отпускать от себя крестьян

1481

Первое упоминание о "кабальных" людях – переходном состоянии к холопству за долги

1497

Установление правила Юрьева дня: крестьяне могут переходить к другому землевладельцу в ограниченный срок – за неделю до и неделю после 26 ноября. При этом увиличивалась плата за "пожилое"

Судебник Ивана III

1550

Отменено рабство за долги, но увеличена плата за "пожилое". Прикрепление к тяглу посадских людей

Судебник Ивана IV

1565

Опричнина. Усиление гнета служилыми дворянами

1581

Первый указ о "заповедных летах", запрещающий переход крестьян в связи с чрезвычайными обстоятельствами

Указ Ивана IV

1597

Установление пятилетнего срока исков о беглых крестьянах и пожизненной службы по кабалам

Указ Федора Ивановича

XVI в., конец

Несмотря на юридическое сохранение права крестьян на переход, процесс переходов фактически прекращен. Общий принцип: неоплатный долг порождает крепостное состояние, хотя и не наследственное. Крестьяне при переходе обязаны найти и посадить на свое место другого "жильца"

1601

Запрет перехода крестьянам, записанным в писцовых книгах 1592–1593 гг.

Указ Бориса Годунова

1642

Срок давности исков для вывезенных крестьян увеличивается до 15 лет, а для беглых крестьян – до 10 лет

Указ Михаила Федоровича Романова

1646

Срок давности по искам для беглых и вывезенных крестьян вовсе отменен (бессрочный сыск)

Указ Алексея Михайловича

1649

Полное запрещение переходов крестьян, включая и Юрьев день. Прикрепление к личности владельца, а не к земле. Запрещен выход и из городского сословия. Окончательное оформление крепостного права

Соборное уложение Алексея Михайловича

1706, 1707

За укрывательство и невозвращение беглых крестьян грозит полная конфискация имения

Указы Петра I

1718, 1719

Введена подушная подать и ответственность землевладельцев за уплату крестьянских податей. Рост податей в 3 раза

То же

1721

Оформление практики "посессионного крестьянства" – права купцов и промышленников покупать крестьян для работы на заводах. Прикрепление крестьян к заводам, а не к личности владельца

То же

1732

Помещикам запрещено переселять собственных крестьян без разрешения Камер-коллегии (в интересах фиска)

Указ Анны Иоанновны

1736

"Вечное закрепощение" рабочих на мануфактурах. Разрешение фабрикантам покупать крестьян "на вывоз", без земли

То же

1760

Дворяне получили право ссылать крестьян в Сибирь

Указ Петра 111

1762

Дворяне освобождены от обязательной службы: усиление крепостного гнета

То же

1765

Дворяне получили право посылать крестьян на каторгу

Указ Екатерины II

1785

Освобождение дворян от налогов и их монополия на владение землями и крестьянами

"Жалованная грамота дворянству" Екатерины II

Об этой таблице можно говорить много, хотя она сама по себе наглядна. Хотим обратить внимание на одну дату – 1649 год. В этом году произошло окончательное закрепощение русских владельческих крестьян и – победила Английская буржуазная революция! Вот прекрасное доказательство иного – неевропейского – пути развития России.

3. Обратимся к другому социальному полюсу аграрной России: к собственникам и владельцам земли.

Здесь необходимо ответить на один щепетильный вопрос, интересный не только для исследователей-экономистов, но и задевающий национальные чувства читателей. Сколь сильно было иностранное влияние на формирование класса землевладельцев? Были ли русские порабощены иностранными завоевателями, создавшими некую феодалоподобную систему в экономическом и политическом устройстве Руси и России?

Любой французский школьник знает, что классическая феодальная система во Франции начала формироваться после завоевания Галлии франками, франкские вожди и образовали класс феодалов, земельной аристократии Франции. В свою очередь, английского школьника не очень волнует то обстоятельство, что относительно быстрое развитие феодальных отношений в его стране началось после завоевания Англии Вильгельмом, герцогом Нормандским (1066 г.), который привел с собой континентальных феодалов, ставших привилегированной аристократической верхушкой английского общества.

Российские граждане тоже толерантны к тому, кто ими правит: русский, немец (немка) или грузин. Исторические данные подтверждают, что изначально никакой "замены" правящей верхушки общества – исконного российского истеблишмента не произошло, что самые первые князья и бояре были автохтонного происхождения. К моменту "призвания варяг" русские племенные сообщества социально были уже достаточно дифференцированы, князья и их "старшие дружинники", бояре, приобрели своими функциями значительный авторитет и политико-экономический вес в глазах рядового населения. Да и варяги пришли на Русь не по собственной инициативе, а по приглашению уже существовавшей местной правящей военно-политической аристократии. Они не могли "делить землю, ими не завоеванную"[5]. Не этим ли – единоплеменностью, единоверием, сугубо национальными чертами добродушия и мягкости по отношению к "своим" – объясняется столь длительное сохранение крестьянской свободы и столь протяженный во времени и пространстве процесс закрепощения крестьянства[6].

Отметим, что в России в самый разгар крепостничества всегда оставался некий социальный люфт для относительно свободных крестьян, которые предпочитали считать себя "государевыми", а не "барскими". Во всяком случае, в 1850 г., накануне освобождения, собственно крепостные частновладельческие крестьяне составляли всего треть подданных империи (табл. 3.2).

Таблица 3.2

Сельское и крепостное население России (по данным переписей)[7]

Годы

Сельское население обоего пола

МЛН

% ко всему населению

из них крепостных, млн

% ко всему населению

1815

43,3

96,2

20.8

46,2

1851

64,6

95,0

21.7

31,9

1858

69,8

94,3

22,7

30,7

1897

112,7

87,4

-

-

Мы этим не хотим сказать, что остальные были полноценными свободными гражданами России. Мы только подчеркиваем, что "крепость" не единственная форма существования русского крестьянина и способ взаимоотношений землевладельцев с земледельцами.

Думается, что если уж искать иноземное влияние на социально-экономические процессы, то скорее следует обратить внимание на византийское и татаро-монгольское, чем на скандинавское воздействие.

Важнейшим актом национальной, социальной и экономической истории России было принятие в 988 г. христианства как государственной религии в его восточном византийском варианте.

Византийский вариант православия наиболее соответствовал феодальному общественно-политическому и экономическому строю, идеологически обосновывал и способствовал признанию таких его основных характеристик, как условность землевладения ("вся земля – божья"), покорность властям, нерыночность экономических связей в обществе, общинность в труде и быте, соборность в политическом устройстве общества. К тому же православная церковь оказалась достаточно сильной и организованной для того, чтобы в будущем сохранять и консервировать свою ортодоксальность и успешно противостоять еретическим и позже протестантским веяниям.

Религия на Руси не только давала пароду надежду на спасение, но и идеологически обосновывала образование централизованного государства византийского типа. Этот тип предполагает смещение общественных ценностей от личности гражданина к государственности. Не государство для человека, а человек для государства – вот главный принцип византизма.

Когда после долгих лет нестабильности и татаро-монгольского владычества Русь в лице Московского государства вновь становилась мощной мировой державой, православная церковь обосновывала имперскую идеологию "Москва – третий Рим, а четвертому не бывать"[8]. Как нельзя кстати Иван III. великий князь Московский, огнем и мечом присоединявший в годы своего правления (1462– 1505) русские княжества к Москве[9], женился вторым браком на Софье Палеолог, представительнице последней царской династии Византии. Сама Византия к тому времени пала под ударами турецкой армии (1453 г.). И эти два обстоятельства позволили Ивану III считать себя наследником византийского царствующего дома, называть себя в неофициальных документах византийским титулом царь[10].

Именно при Иване III Россия освободилась от татаро-монгольского владычества (1480 г.). Но долгое господство восточных иноземцев тоже сыграло своеобразную роль в утверждении особой модели развития российской экономики.

Во-первых, моиголам-кочевникам не была чужда идея единого государства, население которого является данниками центрального правительства. Монголы поневоле становились государственниками, ведь им необходим был покой не в одной деревне и не в одной стране, а на всей территории империи. Правы А. Баков и В. Дубичев, когда пишут, что в империи монголов "впервые была опробована технология государственного строительства на основе идеи надыдеологического, надконфессионного и наднационального общества. Империя Чингисхана стала зародышем той страны и того общества, в котором мы ныне живем"[11].

Во-вторых, московские князья брали на себя миссию посредничества между татаро-монголами и народом, они создавали некий политико-экономический буфер, значительно смягчавший иностранный гнет. Характерно, что за 250 лет татарского господства так и не было создано инициативного народного ополчения, подобного тому, что позже организовали К. Минин и Дм. Пожарский в борьбе с поляками. Компромиссная политика московских государей спасала русский народ от геноцида и одновременно порождала некий конформизм по отношению к завоевателям. Инициаторами борьбы с монголами стали московские князья, а не "народные массы".

Теперь сформулируем отличия российской социально-экономической системы от западноевропейского классического феодализма короче и компактней:

  • российский феодализм не был развитой и органической системой, сменившей рабовладельческую систему, в России слаборазвитый феодализм наложился на слаборазвитое рабовладение, сохранившееся вплоть до XVII в.;
  • российские крестьяне долго сохраняли свою относительную свободу, процесс закрепощения растянулся почти на тысячу лет – с IX по XVIII в:,
  • социальный класс феодалов имел автохтонное происхождение; иностранное влияние (скандинавское, византийское и татаро-монгольское) на русский народ было хотя и значительным, но опосредованным воздействием на русский истеблишмент.

  • [1] См.: Фроянов И. Я. Рабство и данничество у восточных славян. СПб.: C-Пб университет, 1996. С. 504,137, 228. О масштабах славянской работорговли говорит и тот факт, что само понятие "раб" в ряде европейских языков связано со словом slave (славянин). Конечно, не все рабы, поступавшие в Европу через славянских купцов, в действительности были́ славянами. Slave – это и указание источника приобретения раба – "купленный от славян".
  • [2] В Древней Греции рабство соплеменников было запрещено еще в VI в., а в Древнем Риме – в IV в. до н.э.
  • [3] Относительно свободные крестьянские общины, позже получившие статус государственных крестьян.
  • [4] Закономерный факт: по мере развития протофеодальных отношений уменьшаются масштабы рыночных отношений.
  • [5] Соловьев С. М. Сочинения: в 18 кн. Кн. 1. М.: Мысль, 1988. С. 218.
  • [6] См.: Дантевский Н. Я. Указ. соч. С. 260.
  • [7] Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. Т. I. М.: Госполитиздат, 1956. С. 473.
  • [8] Теория о Третьем Риме была сформулирована Филофеем, настоятелем Елеазаровекого монастыря в Пскове. Он писал в 1510 г. Василию III: "Два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать". См.: Вернадский Г. В. Россия в средние века. Тверь: М.: ЛЕАН АГРАФ, 1997. С. 184.
  • [9] Характерно, что почти одновременно с Россией объединительный процесс начался во Франции, Англии, Испании.
  • [10] Первым официальным царем России стал Иван IV в 1547 г.
  • [11] Баков А., Дубичев В. Цивилизации Средиземья. Новейший учебник истории. Екатеринбург: ИПП "Уральский рабочий", 1995. С. 12–13.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >