Вечный "крестьянский вопрос"

Революция показала, что главный вопрос России – крестьянский – не нашел своего ответа.

8 июля 1906 г. председателем Совета министров был назначен П. А. Столыпин, сохранивший за собой пост министра внутренних дел.

Без сомнения, это был выдающийся человек, который хотел для России все того же "величия" преимущественно за счет русских крестьян. Но уважение к памяти П. А. Столыпина не может быть высоким не только из-за репрессий, которые он обрушил на революционное и просто демократическое движение России. Свое полицейское дело он делал хорошо. Речь о другом: ему ничего не удалось из задуманного. Именно это и смущает, когда появляются восторженные статьи о нем, публикующиеся в демократической России. Смущение усиливается потому, что главные идеи, которые он хотел реализовать на практике, были сформулированы не им, а С. Ю. Витте. А Витте все-таки многое удавалось.

Важнейшим препятствием на пути индустриально-капиталистической модернизации России продолжала оставаться крестьянская община. Общинная организация землевладения, труда и быта оказалась настолько привычной для русских крестьян, что в 1870-е гг. началось возрождение общинных земельных переделов уравнительного характера. Это была своеобразная реакция крестьян на развитие товарно-денежных отношений в деревне и на начавшуюся интенсивную социальную дифференциацию внутри мира. Правительство уже в 1880-е гг. пыталось организовать переселение части крестьян в Сибирь[1], но этот процесс не был еще столь злободневен, как в XX в. Земледелие и без того развивалось экстенсивно. К 1887 г. рост общей пахотной площади в пореформенной России составил почти 26%.

В 1896 г. С. Ю. Витте впервые высказался против общинного землепользования и круговой поруки. Через два года он обратился к царю уже с официальным письмом по этому поводу. В 1903 г. он добивается отмены круговой поруки: теперь каждая крестьянская семья должна была самостоятельно отвечать за спои повинности. Это, естественно, не нравилось беднейшей части села. Да и объективно все эти меры были паллиативами.

Крестьянские выступления 1905 г. показали: сохранять такую взрывоопасную ситуацию на селе смерти подобно. Крестьяне жаждали помещичьей земли, беднейшие крестьяне – и помещичьей, и "кулацкой".

Жертвовать помещичьей землей властям было невозможно. Единственное, что власти смогли сделать для крестьян, – это отменить 3 ноября 1905 г. выкупные платежи за надельные земли.

В мае 1906 г. за упразднение общины высказались уполномоченные дворянских обществ. А дальше за дело взялся П. А. Столыпин. Он начал планомерно разрушать общину. Не следует считать, что общинное землевладение было единственной формой, но она была подавляющей (75% всей используемой в хозяйственных целях земли). Столыпин задумал создать новый класс "справных хозяев", фермеров европейского образца не за счет помещиков или государства, а за счет малосильных общинников. Идея сама по себе умная, но труднореализуемая: Столыпин не учел сопротивления самих крестьян и слишком надеялся на свой полицейский опыт.

Вообще-то программа П. А. Столыпина отнюдь не ограничивалась мероприятиями по упразднению общины. Он хотел ввести систему начального образования для крестьян, наладить единоличное крестьянское землевладение, организовать государственное страхование крестьянских хозяйств, ввести подоходный налог, реформировать местное самоуправление[2]. Возможно, что если бы Столыпин не пал жертвой террориста (1911), он бы что-нибудь и успел. Но судьба русских реформаторов никогда не бывала простой и безоблачной.

  • 27 августа 1906 г. царь подписал подготовленный Столыпиным указ о передаче Крестьянскому банку части государственных земель для продажи крестьянам. Указом от 5 октября подтверждалась отмена круговой поруки, подушной подати для всех категорий крестьян, разрешались семейные разделы недвижимого имущества без участия общины. Наконец, 9 ноября 1906 г. в чрезвычайном порядке без обсуждения в Думе был принят указ правительства о праве выхода крестьян из общины и закреплении надела в их личной собственности[3].
  • 14 июня 1910 г. теперь уже Дума принимает закон о выходе крестьян из общины. Закон провозглашал главный постулат аграрной реформы: отныне для выхода из общины не требовалось ее согласия, а противодействие выходу считалось незаконным.

Основные мероприятия столыпинской аграрной реформы сводились к следующему.

  • 1. Община перестает считаться законной формой землевладения и землепользования. Выход отдельных крестьянских семей из общины не требует чьего-либо разрешения, поощряется и стимулируется. Крестьяне могут выходить из общины на хуторы (семья не совсем переселяется из деревни на отдельный участок вместе с усадьбой) или отрубы (семья остается жить в деревне, но получает отдельный участок земли в полную и безусловную собственность). Все землемерные и землеустроительные работы, связанные с выходом из общины, государство брало на себя.
  • 2. И крестьянская, и помещичья, и государственная земля отныне могла свободно отчуждаться, приобретаться и продаваться, т.е. находиться в свободном рыночном обороте со свободными ценами.
  • 3. Для реализации основного намерения реформы был выделен специальный земельный фонд, который передавался Крестьянскому банку. Банк мог продавать эту землю крестьянам на льготных условиях, одновременно кредитуя их.
  • 4. Учитывая сложности внутриобщинных отношений и с целью преодоления конфликтов между крестьянами, правительство организовало массовое переселение крестьян в Сибирь, на территорию южного Урала и нынешнего северного Казахстана. Переселение было обеспечено как землеустроительными работами, так и значительной финансовой помощью крестьянам, выдачей подъемных и дешевых кредитов.
  • 5. Во избежание резкого конфликтного размежевания крестьян, в пределах одного уезда запрещалось сосредоточивать в одних руках более шесть наделов по норме 1861 г., т.е. не более 18 десятин.

Это, собственно, всё. Результаты огромных усилий правительства были достаточно весомыми. Сельское хозяйство, субсидируемое и кредитуемое правительством, действительно показало значительный рост. За 1905–1913 гг. посевные площади выросли с 88 до 97 млн десятин. Валовый сбор хлебов увеличился с 3 до 5,4 млрд пудов (на 80%).

По-разному можно оценить итоги столыпинских реформ. Когда исследователи говорят о количестве вышедших из общин крестьян, то в зависимости от идеологических посылок мнения расходятся на противоположные. Одни утверждают, что реформа не удалась, ведь всего % хозяйств вышло из общин. Другие – что реформа принесла значительные результаты, ведь за 10 лет аж % хозяйств вышло из общин. Давайте попробуем разобраться объективно.

  • Столыпинская реформа не предусматривала ликвидации помещичьего землевладения. С одной стороны, существовала лишь теоретическая возможность постепенной мобилизации помещичьей земли в руках сельской буржуазии сугубо рыночным путем. С другой стороны, была надежда, что сами помещичьи имения будут постепенно эволюционировать в сторону рыночных форм хозяйствования. Русские помещики никак не могли согласиться с идеей, что земля принадлежит крестьянам.
  • • При всех значительных усилиях со стороны правительства и силовых ведомств, община в России сохранила свои позиции. По данным Вольного экономического общества, большинство крестьян выходило из общин с целью продать свою землю (52,5%) и только 18,7% собиралось вести самостоятельное хозяйство[4]. Стремление русских крестьян к самостоятельному хозяйствованию, таким образом, сильно преувеличено.
  • • Если бы земельная реформа была более радикальна и если бы она соответствовала хозяйственному духу русского крестьянства, то Россия избежала бы трагедии 1917 г. даже в условиях военного лихолетья.

Крестьянский надел и общинное землевладение 1000 лет были основой устойчивости русского общества. Разрушая общину, Столыпин своими руками толкал Россию к неустойчивому состоянию, что и сказалось в годы войны и революции. Несмотря на то что внутри крестьянской общины веками шли процессы социальной дифференциации, община была свободна от классовой борьбы, социальные конфликты представляли собой подобие "семейных разборок", противоречия разрешались крестьянским сходом. Распад общинного уклада привел к классовому размежеванию па селе, что в недалеком будущем сказалось на ужасах гражданской войны послеоктябрьской России.

Каким же было российское общество накануне войны и революции? Есть большой соблазн назвать его смешанным обществом, где в единой неорганической системе сосуществовали капиталистические и докапиталистические, индустриальные и доиндустриальные формы хозяйствования. В этой неоднородности таился внутренний потенциал развития, но этот потенциал не был актуализирован в связи с более грубой, не вполне естественной формой разрешения противоречий – революцией.

Если же есть горячее желание назвать российскую экономическую систему капиталистической, то следует учесть, что это был государственный капитализм.

Тенденции к огосударствлению национального хозяйства усилились в годы Первой мировой войны. Это выразилось в следующем:

  • • были созданы и функционировали чрезвычайные органы государственного регулирования экономики: "особые совещания" по обороне и по отдельным отраслям народного хозяйства, а также военно-промышленные комитеты с участием крупной буржуазии (Коновалов, Нобель, Терещенко, Рябушинский, Путилов и другие), главной функцией которых было распределение военных заказов;
  • • было образовано министерство земледелия (1915), наделенное большими полномочиями в регулировании сельскохозяйственного производства;
  • • практически была приостановлена земельная реформа;
  • • введены государственная хлебная монополия, принудительная государственная разверстка поставок зерна[5], твердые цены на зерновые; осуществлены реквизиции продовольствия в прифронтовой полосе;
  • • усилены репрессии по отношению к демократическим и революционным партиям и движениям.

Все эти меры были чрезвычайные, вынужденные. Но они не спасли империю. А для экономиста результат – единственный показатель эффективности.

Полукапиталистическая, полуиндустриальная и полунациональная экономика, полугражданское общество, полудемократизированная парламентская система, полуграмотное население не могли существовать долго. В стране зрели революционные события, избежать которых уже никто не мог.

  • [1] В Сибири (1885–1904) действовала крупная землеустроительная экспедиция генерала И. И. Жилинского. В 1890-е г. (при С. Ю. Витте!) она занималась землеустройством вдоль строящейся железной дороги, подготовив 722 переселенческих участка, построив сотни мостов, гатей, канатов, водохранилищ, колодцев. Общая стоимость работ оценивалась в 2,5 млрд руб. Огромные деньги по тем временам. См.: Максименко В. Земля: иллюзии и реашность // Советская Сибирь. 1998. 17 февр.
  • [2] Экономическая история: реформы и реформаторы. М.: "Восточная литература" РАН, 1995. С. 19.
  • [3] Официальное название указа: "О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения". Действительным автором указа был товарищ (заместитель) министра внутренних дел В. И. Гурко.
  • [4] Экономическая история: реформы и реформаторы. С. 22.
  • [5] Опыт разверстки в наиболее грубой форме позже был использован большевиками в трагический период "военного коммунизма".
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >