Национально-освободительное движение

К концу XIX в. колонии европейских держав охватывали 55% территории земли и 35% населения планеты. Каковы бы то ни были объективно-позитивные результаты колониализма, борьба против иностранного засилья происходила практически перманентно во всех зависимых и покоренных странах. Правда, формы этой борьбы были различными, и результативность ее неоднозначна. Например, крупное вооруженное восстание в Судане под руководством Махди Мухаммеда Ахмеда привело в 1885 г. к кратковременной победе, изгнанию англичан и созданию исламского государства, простиравшегося от берегов Красного моря до Центральной Африки. Но продержалось оно всего четыре года, карательные экспедиции англичан сделали свое дело.

Одновременно, в том же 1885 г., своеобразное национально-освободительное движение началось в Индии. Здесь оно приняло форму "цивилизованного конфликта". С благословения англичан в 1885 г. в Индии был создан Индийский национальный конгресс (ИНК) – первоначально вполне лояльное и одновременно мягко оппозиционное объединение индийской интеллигенции. Созданию ИНК способствовали новые экономические явления в Индии. Дело в том, что к этому времени социально-экономическую активность стала проявлять индийская буржуазия.

К началу 1890-х гг. 1/3 всего акционерного капитала Индии уже принадлежала индийцам. Одновременно возрождался малый бизнес Индии: в кустарной промышленности, прежде всего в хлопчатобумажной, было занято около 45 млн человек. Рост индийского пролетариата тоже способствовал возрождению индийского национального самосознания. Любая форма национально-освободительного движения требует финансирования. Так вот, к концу XIX в. в Индии появилась возможность для того, чтобы сами индийцы могли изыскивать средства для "инвестиций в свободу".

Кстати сказать, англичане не хотели острых конфликтов в Индии. Не без влияния ИНК в начале 1890-х гг. в Индии стало развиваться рабочее законодательство: был запрещен труд детей до 9 лет; сокращен рабочий день до 12 часов, принимались меры против производственного травматизма. К концу века рабочих в Индии было около 800 тыс., но рабочего движения как такового еще не было. Во многом единству молодого пролетариата мешала кастовая разобщенность, ведь пролетариат рекрутировался из разных каст. I Гоэтому большую популярность среди народов Индии приобретала идеология борьбы под знаменем национализма. Передовые индийские деятели понимали, что экстремистские методы сопротивления колониализму вызывают ответную жестокость англичан: еще совсем недавно (1891) было подавлено антианглийское выступление правителя Манипура. Поэтому в самом конце века в Индии появилось новое направление в движении сопротивления: Балгангадахар Тилак (1856–1920) выступил против англичан под знаком национализма и возврата к ведическим ценностям.

Взаимодействие Индийского национального конгресса и деятелей национально-буддийского и индуистского толка не было безоблачным, но, тем не менее, привело к одному благоприятному результату: национально-освободительное движение в Индии приняло форму ненасильственных акций. В начале XX в. появились лозунги ИНК:

  • • отечественное производство;
  • • собственное правление;
  • • бойкот английских товаров.

Англичане сделали хитрый ответный ход. В 1906 г. при их поддержке, а возможно и по инициативе, была создана Мусульманская лига Индии. Англия решила воспользоваться старой традицией – "разделяй и властвуй". Так, в индийское общество были внесены национальная и религиозная рознь, последствия которой не преодолены до сих пор.

Между тем набирал темны роста индийский национальный капитал. В 1911 г. в Бихаре был построен первый металлургический завод, принадлежащий индийцу, в 1915 г. появилась ГЭС – собственность индийца. К этому времени в стране уже действовали 18 крупных индийских банков[1]. В кругах индийской, особенно индуистской (немусульманской), буржуазии высок был авторитет ИНК, особенно после того, как в 1915 г. организацию возглавил выдающийся мыслитель и общественный деятель Мохандас Карамчанд Ганди (1869–1948)[2]. Он повел индийский народ к освобождению уникальным путем ненасильственного сопротивления, несотрудничества и неповиновения[3]. И этот путь, соответствующий идеологическим основам индо-буддийской цивилизации, принес свой результат.

Конечно, и такие формы борьбы не оставляли английскую администрацию равнодушными. Когда в августе 1942 г. в Бомбее на сессии исполкома ИНК лидеры партии Махатма Ганди и Джавахарлал Неру (1889–1964) потребовали от английского правительства немедленного создания национального правительства, обещая в противном случае начать кампанию гражданского неповиновения, британские власти сразу же арестовали весь исполком партии, свыше 60 тыс. участников начавшихся выступлений были брошены в тюрьмы, а несколько сот человек были убиты и ранены.

Тем не менее упорная, но ненасильственная борьба привела к выдающимся результатам. Весной 1946 г. лейбористское правительство Великобритании объявило о предоставлении Индии статуса доминиона и о выборах в представительные органы власти с разделением на две курии – индусскую и мусульманскую. Наконец, в августе 1947 г. страна получила независимость. Казалось бы, теперь можно было бы отдохнуть и начать структурные и социально-экономические преобразования в стране. По не тут-то было.

Великобритания, уходя, сделала все для того, чтобы народы Индостана не получили спокойствия и стабильности. В соответствии с принятым в июне английским парламентом законом "О независимости Индии" страна разделялась на два государства: мусульманское – Пакистан и индусское – Индийский Союз. Было провозглашено образование двух доминионов. Вскоре после разделения в Пенджабе были спровоцированы погромы и резня между индусами, мусульманами и сикхами, в Кашмире началась необъявленная война между двумя доминионами, а в княжестве Хайдарабад вспыхнуло восстание. К тому же к Пакистану отошли богатые сельскохозяйственные районы, дававшие хлопок и джут для текстильных предприятий Индии. Это обстоятельство еще более обостряло ситуацию. Таким образом, говорить, что Индии свобода досталась чисто мирным путем – не совсем точно.

Да и в подавляющем большинстве стран Азии и Африки освобождение от колониального владычества осуществлялось вооруженным путем. Китай и страны Индокитая, французские колонии Северной и Тропической Африки, Египет и Сирия – везде патриотическим силам приходилось браться за оружие.

Однако здесь нельзя не отметить еще один трагический парадокс. Освобождение от колониальной зависимости вовсе не означает установления демократических режимов и политического и социального успокоения. И в Африке (классические примеры – Конго, Уганда), и в Азии (Камбоджа, Бангладеш) уход иностранных военных контингентов и колониальных администраций вызывал такую острую борьбу за власть, что становились "обычным делом" гражданские, межэтнические, межконфессиональные и "первобытные" трайболистские (межплеменные) войны, сколь длительные, столь и разрушительные. В некоторых новых государствах устанавливался террористический режим похлеще колониального (Гаити в Южной Америке, Центрально-Африканская республика).

Свобода – тяжелая ноша и не всякий народ с ней справляется.

История колониализма в предындустриальную и индустриальную эпоху требует сложного диалектического взгляда па проблему. Нет никаких сомнений в том, что колониальная экспансия принесла неисчислимые бедствия покоренным странам и народам. Разрушение традиционных форм хозяйства, искусственная привязка национальных экономик к потребностям метрополий и интересам европейского капитала, возникновение в ряде случаев экономики, основанной на монокультурном сельском хозяйстве или на монопродуктовой добывающей промышленности вносили в страны Востока дисбаланс и нестабильность, задерживали их поступательное развитие. Но объективный подход к социально-экономическим последствиям колониализма показывает и другие результаты:

  • • за счет колонизации дальних заморских территорий шел процесс развития, взаимовлияния и взаимообогащения культур;
  • • европейский капитал приносил в колониальные окраины империй не только новые формы эксплуатации, но и первичные объекты промышленного производства, привлекая местное население к различным формам индустриального процесса;
  • • благодаря тем или иным формам индустриального развития в странах Востока зарождался национальный пролетариат, по объективным причинам получающий первичное профессиональное образование и навыки цивилизованного межэтнического и межконфессионального общения;
  • • исходя из собственных интересов европейцы создавали в колонизируемых территориях индустриальную инфраструктуру, строили железные дороги, шоссе, порты и трубопроводы, развивали связь и другие коммуникации;
  • • европейские колонизаторы создали в зависимых и покоренных странах своеобразную урбанистическую культуру, синтезирующую местные традиции с элементами европейского образа жизни;
  • • колонизаторы объективно вынуждены были озаботиться созданием новых кадров администраторов, военных, научно-технических работников, специалистов в области финансов и кредита, учителей и врачей, создавая таким образом кадры национальной интеллигенции, которые, в свое время, сыграли решающую роль в антиколониальной борьбе;
  • • именно благодаря европейцам в зависимых странах появилось современное образование, открывались технические училища, гимназии и – самое главное – университеты, преподаватели для которых готовились в Европе, подчас в лучших учебных заведениях Великобритании, Франции, Германии[4].

Такова диалектика жизни: позитивные моменты колониализма тоже приходится учитывать, занимаясь историей экономики.

Сама "привязка" колониальных окраин и зависимых стран производственными и рыночными связями к метрополиям способствовала тому, что на Земле появлялась мировая экономика в собственном смысле этого слова.

  • [1] Васильев Л. С. Указ. соч. Т. 2. С. 32.
  • [2] В народе его называли Махатма – Великая Душа. Пол его руководством Индия победила колониализм. И как это часто бывает, "благодарность" последовала в виде трех выстрелов убийцы из террористической индуистской организации.
  • [3] См.: Горев А. В. Махатма Ганди. М.: МО, 1989.
  • [4] В 1857 г. англичане открыли университеты в Калькутте, Бомбее и Мадрасе, преподавателей для которых готовили в Кембридже и Оксфорде.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >