Понятие эстетической культуры личности

Надо понимать, что и массовое, и элитарное искусство вызывают интенсивное эстетическое переживание, формируют эстетическое сознание и эстетический вкус личности. Главная проблема формирования эстетической культуры человека состоит в том, чтобы постараться обрести способности самому регулировать этот процесс. Чтобы не зависеть (или в минимальной степени зависеть) от шаблонов и стереотипов, приходящих в мир человека извне. Эта задача предполагает самостоятельную внутреннюю работу. Во-первых, надо стараться понять собственные склонности, природную расположенность, свои симпатии и антипатии, осуществляя призыв Сократа "Познай самого себя". Каждый человек отличается неповторимостью, особой направленностью сознания. Педагоги в таких случаях говорят: надо постараться развить свою личность до уровня индивидуальности. Личность формируют бытующие в обществе нормы, ценности, вся совокупность лучших творческих накоплений человечества. Индивидуальность же складывается тогда, когда человек не просто впитал все ценное, что он находит в культуре, но при этом смог выработать внутри себя неповторимую духовную конфигурацию, или — обрести "лица необщее выраженье". Именно такой человек, с развитым самосознанием способен производить селекцию произведений искусства, отбирая для собственного восприятия только то, что отвечает его интересам, его задачам внутреннего поиска. Наслаждение искусством такого человека становится все более рафинированным, тонким и глубоким. Это уже не просто способность откликаться на умело поданные извне "формульные сюжеты", как правило, обреченные на успех у обычной аудитории. Такой человек владеет способностью постигать сложные языки искусства. Он восприимчив к художественным ассоциациям, аллюзиям, намекам.

Владея словарем мировой художественной культуры, такого рода продвинутый зритель способен обнаруживать изюминку произведения, заложенную в его подтексте, либо в его языковых перекличках с классикой и т.д. Словом, хорошая эстетическая оснастка человека делает его более свободным. Очень точно сказал по этому поводу поэт Иосиф Бродский: он заметил, что владение хорошим художественным вкусом не делает человека более счастливым, однако делает его более свободным. Ибо такой человек в самой по себе интонации речи, которую он слышит, прочтет то, что нельзя спрятать и нельзя сыграть. Для такого человека более говорящим окажется не фронтальный взгляд, а наблюдение за повадкой, манерой, жестом, стилем, приемом, посадкой. Все перечисленное — есть именно эстетические измерения, открывающиеся натренированному и эстетически восприимчивому взгляду, уху. Такой человек более обращает внимание на то, как это делается. И потому у него имеется свой внутренний камертон правды и истины. Как камертон художественной — так и внехудожественной правды. Ведь применяя и вне искусства свои способности "тонкого слуха", он оказывается защищен от любых манипуляций.

Важное значение эстетическая культура человека приобретает и в жизни: особым образом продумывая и оформляя свой внешний вид, такой человек скорее найдет своих единомышленников, близких по духу людей. Ведь костюм человека, его равнение на классические или неклассические формы, безупречность внешнего вида или же намеренная "игра" со своим обликом всегда будут оценены другими людьми, настроенными на эту же волну.

И, наконец, относительно открытости новому: эстетически образованный человек здесь будет чувствовать себя гораздо увереннее. Ведь что касается новейших течений в искусстве — здесь всегда много непроясненного, неустоявшегося, непонятного при первом приближении. Поэтому, если человек владеет опытом эстетической восприимчивости, он не даст себя обмануть. В современном актуальном искусстве много и профанации, и прямого эпатажа. Но есть и сложные пластические метафоры, в которые способен вникнуть и понять только подготовленный человек. Таким образом, эстетическая культура личности — залог того, что при каждой встрече с незнакомым произведением человек сможет вновь и вновь настраивать и перенастраивать свое зрение. Ведь одного "оптического регистра" в современном искусстве не существует. В новых языках искусства проигрываются пока еще неясные возможности, подавляющей частью это сфера эксперимента, особого рода "артхаус", который постепенно выводит нас на новые формы чувственности, новые приемы лексики. Таким образом, способности эстетически подготовленного человека в этом случае сделают его жизнь гораздо богаче.

Такой внутренний камертон особенно важно иметь, учитывая особенности функционирования и создания художественных произведений в условиях рынка. Резкое снижение государственных дотаций кинематографу, театру, художественным музеям обнажило ряд проблем, претворившихся отечественной социологией в новый комплекс разработок. Художественная практика в издательском деле, кинематографе, театре сталкивается с тем, что жизнеспособность всех перечисленных творческих институтов, их благосостояние, уровень технического и профессионального развития определяют не элитарные достижения, а произведения массового спроса. Издатель сталкивается с необходимостью выпустить большое количество "средней" литературы для того, чтобы суметь опубликовать классику. Подобные процессы разворачиваются в кинематографе и театре. В этой ситуации эстетически подготовленному читателю гораздо легче ориентироваться, использовать возможности художественного чутья, внутренней навигации.

Изучая меру рентабельности искусства, прикладная социология разработала достаточно точные критерии. Так, специалистам хорошо известно, что, к примеру, массовый успех кинокартины полностью определяется в первые три месяца ее демонстрации на территории всей страны. То же самое касается литературной беллетристики и эстрадной песни, для которой эта длительность ограничивается первым месяцем после ее выпуска в прокат. Отсюда и всевозможные механизмы "раскрутки" певцов, писателей, поэтов, живописцев, выступающих уже не как случайное, эпизодическое, а как необходимое звено бытования искусства в условиях рынка. Постепенно угасли споры о том, не является ли механизм "раскрутки" некой совокупностью искусственных приемов, тормозящих и подавляющих естественный отбор, которым отличался художественный процесс в предыдущие эпохи. Тем не менее специалистам-искусствоведам хорошо известен прием, который можно определить как "волевое кураторство". Это те случаи, когда организатор выставки, экспозиции вкладывает гораздо больше усилий в "словесную актуализацию" художника: сочиняет к картинам и объектам околофилософские тексты, аннотации, придумывает разнообразные "нарративные коконы" для произведений, которые с точки зрения своего пластического языка являются не всегда состоятельными.

Сложные процессы современного функционирования искусства подтверждают известную формулу: "Искусство дает каждому столько, сколько человек способен от него взять". Разнообразие несочетающихся между собой художественных практик, дифференциация (порой очень резкая) аудитории зрителей, читателей, слушателей не перечеркивают, а подтверждают гуманистическую природу искусства, гибко откликающегося на любые личные вкусы и предпочтения, предоставляющего человеку возможности как социализации, так и индивидуации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >