Полная версия

Главная arrow Философия arrow Исследование социально-экономических и политических процессов

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.10.5. Развитие российской экономической модели

Современные российские экономисты находятся в процессе нелегкого поиска модели экономического развития нашего государства. По утверждению многих отечественных

экономистов-теоретиков и практиков, выбор варианта экономического развития определяется:

  • • наличием многообразных ресурсов;
  • • формированием новых методов хозяйствования;
  • • эффективным способом привлечения инвестиций;
  • • оптимальным использованием традиционно сложившейся хозяйственной культуры.

Рациональный анализ формирующейся экономической модели России предполагает учет следующих факторов:

  • • размер территории государства;
  • • слабая заселенность некоторых частей этой территории;
  • • преимущественно северное географическое положение;
  • • богатство природных ресурсов;
  • • образование гигантского моста между Европой и Азией, соединяющего Лес и Степь, Юг и Север; раскинувшаяся на двух континентах страна по своей сущности предполагает определение ее как евразийской;
  • • отсутствие по значительной части границы России трудно преодолимых природных рубежей, что всегда способствовало движению завоевателей с Востока и Запада, набегам с Юга (хотя этот же фактор способствовал и расширению территории на Север, Юг и Восток вплоть до Тихого океана).

Перечисленные природные условия на протяжении всей истории России формировали совокупность социально-психологических и в целом духовных факторов, которые сегодня оказывают мощное влияние на экономические и политические процессы. К наиболее значительным из них относятся:

  • • особенности развития русского народа: его славянская, обретшая православие первооснова;
  • • исторически противоречивые отношения с мусульманским миром;
  • • влияние католицизма и протестантизма;
  • • влияние французского Просвещения и Западной демократии.

Все это отразилось и на этнических характеристиках населения России, где в определенные периоды истории по-разному сосуществовали и смешивались представители самых разных племен и народностей.

Многоэтничность наложила свой отпечаток па социальное развитие огромной страны.

В настоящее время Россия находится на очередном сложном историческом перепутье (в методологических терминах – в точке бифуркации). Страна находится под влиянием нескольких факторов: технологического отставания с переходом в постиндустриальное общество, национальных противоречий, связанных с распадом СССР, необходимости коренного преобразования общественно-экономического строя на рыночных началах.

Соответственно, одни стороны единого процесса отстают и тормозят общее развитие, другие, забегая вперед, отрываются от него и порой, не успев развиться, гибнут. Так, задержка в формировании массового мелкого частного производства в городе и деревне – естественной питательной среды и хозяйственной базы рыночной экономики в целом – оборачивается сейчас экономическим тормозом.

В то же время искусственно стимулируется создание финансово-промышленных групп. По-прежнему растет и крепнет российская бюрократия, ведущая свою историю от московских приказов и петровских коллегий, царских министерств и партийно-советского аппарата. Пока это во многом определяет и экономическую модель, и будущее России.

Экономика России последних лет находится в некотором равновесном состоянии, однако в отличие от классического конкурентного равновесия это равновесие явно неэффективно: ни труд, ни капитал, ни природные ресурсы не используются оптимально. Имеет место хронический дефицит оборотных средств. Экономисты указывают на то, что такие равновесия можно описать в рамках современной экономической теории, если предположить, что существует систематическая разница покупных и продажных цен на товары. Причина возникновения такой разницы цен конкретно в России – это сохранившаяся номенклатурная форма распределения ресурсов (особенно в бюджетных организациях), крайне нерациональные для развития хозяйственного механизма налоги, коррупция чиновников и менеджеров предприятий, излишне жесткая кредитная политика, неопределенность цен.

Среди ученых-экономистов четко разграничились мнения о методах формирования российской экономики: одни предлагают методы фундаментальной неоклассики с ее математическим аппаратом, позволяющим достичь предельной строгости и непротиворечивости; другие предлагают методы отпочковавшихся неоинституциональных течений в сочетании с традиционным институционализмом и неокейнсианством, нс претендующими на абсолютную точность, но более реалистичными.

Анализируя методологические принципы каждого из подходов, необходимо определить, насколько они применимы к российским реалиям.

По утверждению многих отечественных экономистов, ликвидация диспропорций в оплате труда возможна за счет природно-ресурсного потенциала России. Учитывая сырьевую структуру нашей экономики, так называемая нераспределенная чистая прибыль должна на 5% формироваться за счет труда, на 20% – за счет основного капитала и на 75% – за счет природной ренты. В реальности же главная составляющая налоговых поступлений страны – фонд оплаты труда. По заработная плата в России одна из самых низких в мире. Отсюда парадокс: наиболее угнетенный фактор экономики якобы создает основную часть дохода государства. На самом деле это результат искаженных пропорций между первичными факторами производства, следствием чего является неоправданно высокая нагрузка на бизнес и население.

В ведущих странах мира интеллектуальная рента уже превратилась в фундаментальный источник социально-экономического развития. Россия за последнее десятилетие снизила и без того низкую долю в мировом наукоемком секторе в восемь раз. Науке необходимы налоговые льготы, прямые целевые дотации, законодательные акты по охране авторских прав и обеспечению соответствующих авторских вознаграждений, по расширению прав авторов открытий и изобретений на интеллектуальную собственность.

Благодаря разработанной российскими экономистами методологии можно составить детальную картину значительного роста неравенства по доходам в экономике в целом, а также в отдельных отраслях и регионах.

Директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Н. Римашевская пишет, что при реальном богатстве ресурсов, разрыв между средним доходом "высших" и "низших" 10% населения достигает по зарплате 30–40 раз, а с добавлением так называемой скрытой зарплаты – 70–80 раз. По средним показателям неравенства Россия, которая при советской власти всегда занимала последние места по этому показателю в мире (а по равенству – первые), теперь намного обогнала индустриально развитые капиталистические страны и сравнялась с относительно бедными и социально дифференцированными государствами Латинской Америки[1].

Вопреки официальным утверждениям, научно-экономический анализ показывает, что население России еще не выбралось из той "ямы", в которой оказалось в результате финансового кризиса 1998 г. По словам Н. Римашевской, произошел "разлом" страны на две социальные группы с совершенно разными уровнями жизни, ценностями и предпочтениями, с противоположными политическими ориентациями. Она обращает внимание на такой парадокс: статистические показатели развития экономики – хорошие, а социологические показатели уровня и качества жизни населения – очень низкие.

Книга Н. Римашевской "Человек и реформы. Секреты выживания" посвящена глубокому всестороннему анализу социальных последствий рыночных реформ в России. Автор отмечает, что социально-экономические реформы осуществлялись без оценки их социальных последствий. Не выявлялись допустимые объективные и субъективные границы ухудшения положения населения. По ее убеждению существует два сценария социально-экономического развития России.

Сценарий, который основывается на неосоциал-демократической модели европейского типа, предполагает активное формирование среднего класса, ограничение власти крупных магнатов, в том числе за счет аккумуляции в государственном бюджете природной ренты, активизации социальных функций. Автором экономической модели, соответствующей данному сценарию, является С. Ю. Глазьев.

Другой сценарий, более активно реализующийся сегодня в России, – неолиберального толка. Он разрабатывается и внедряется экономистами-учеными Государственного университета Высшей школы экономики. Их модель предполагает дальнейшую концентрацию богатства в руках все более узкого круга людей, связанных с экспортом природных ресурсов, стремящихся приватизировать не только производство продуктов, отрасли социальной сферы, но и власть на всех уровнях. Очевидно, что при этом сценарии население и дальше будет ускоренными темпами деградировать и вымирать.

Необходима политическая поля для немедленной реализации радикальной социальной реформы, которая, есть еще надежда, предотвратит необратимые процессы, касающиеся состояния российского генофонда. Однако пока можно отметить лишь незначительные подвижки в экономической части моделирования социально-экономического процесса.

Главные проблемы, стоящие на пути ликвидации инфраструктурного голода, – финансовый голод и голод кадровый. Из-за политики денежной стерилизации уровень монетизации российской экономики крайне мал даже по сравнению со странами Восточной Европы. Разница по уровню монетизации между Россией и развитыми странами – пять-семь раз.

Банки в России, как правило, остаются учреждениями, обслуживающими компании, которые либо прямо принадлежат олигархам, либо входят в их сферы влияния. Они не являются коммерческими банками в западном понимании, т.е. учреждениями, аккумулирующими свободные денежные средства населения и направляющие их в экономику. Они выполняют совсем иную функцию, способствуя скорее задержке, чем ускорению экономического роста.

Сегодня в российской экономике сложилась ситуация, которая может перечеркнуть или затруднить позитивные структурные преобразования. С. Ю. Глазьев считает, что для дальнейшего социального прогресса экономической модели России, чрезвычайно важно ответить на три вопроса:

  • • какова величина национального богатства России;
  • • какие факторы способствуют формированию доходов них доля;
  • • как распределяется этот доход.

В книге "Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на экономическое чудо" С. Ю. Глазьев пишет: "Центральный Банк является ключевым средством торможения развития экономики нашей страны, создавая рубли только для покупки валюты (система “каренси борд”) и держа высокую стоимость денег (ставка ЦБ РФ сегодня 8,25%, сравните со ставкой ФРС США – 0,25%)"[2]. Он называет три главных мифа, с помощью которых идет демонтаж государственности в мировом масштабе:

"1. Государство не должно вмешиваться в процесс рыночного ценообразования, так как рынок сам все расставит.

  • 2. Государство не должно иметь собственность. Оно якобы плохой хозяин, поэтому надо все приватизировать.
  • 3. Государство должно ограничиваться регулированием объема денежной массы. То есть главная задача – чтобы не было инфляции, а нс обеспечение развития экономики.

Маргинальная либеральная идея хорошо известна как либертарианство. Теория, которая была отвергнута не только современными развитыми странами, но и еще во времена Адама Смита, и он сам открещивался от нее. Либертарианская идеология сводится к рыночному фундаментализму. Суть ее – принцип невмешательства государства в экономику. Этот принцип никогда в истории, за исключением России в последние десятилетия, не пытались применять на практике. Навязанная нам теория рыночного фундаментализма не могла дать нам ничего позитивного, кроме катастрофических последствий"[3].

Современное глобальное рыночное хозяйство основано на взаимодействии частного и государственного секторов экономики той или иной страны. В зависимости от степени интенсивности воздействия на экономику и от приоритетных задач, решаемых государством, сложились следующие модели современного рыночного хозяйства: социально-ориентированное хозяйство, смешанная экономика и корпоративная экономика.

При социально-ориентированной модели государственные программы направлены на защиту интересов граждан, а принципы регулирования экономики получают выражение в долгосрочных программах (Германия).

При смешанной экономике государство создает условия для развития предпринимательства, используя преимущественно тактические методы. Доля государственного сектора здесь относительно мала (США).

Корпоративная экономика предполагает направленность государственных программ на защиту интереса крупного бизнеса и определение основных приоритетов (Япония, Швеция).

Российская экономика исторически опиралась па примат либо государственной, либо общинной, либо общественной собственности, что отчасти обусловило специфику основных проблем современных рыночных реформ, хотя Китаю этот же фактор не помешал войти в рыночную экономику.

Глобализация экономики и мировой кризис породили проблему, болезненную для многих, в том числе крупных держав – проблему массовой миграции. Трудовая миграция является составной частью современных мировых экономических процессов. Как отмечается в публикации Международной организации труда, миграция труда превратилась в неотъемлемую часть мировой экономики. Огромная разница в уровне жизни и экономических возможностях в разных странах, растущая поляризация мира – основная движущая сила современной миграции. Миграционный вызов развитых наций к бедным странам – постоянный спрос на неквалифицированный и низкооплачиваемый труд мигрантов – рождает соответствующее предложение в этих странах, обладающих большим эмиграционным потенциалом. Формируется и воспроизводится миграционный режим, который является одним из модулей современного экономического порядка, поддерживает и обслуживает его[4].

Для социально-экономических исследований этого процесса необходимо уточнить значение термина "трудовой мигрант". Согласно Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, принятой резолюцией 45/158 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (ООН) от 18.12.1990, "термин “трудящийся-мигрант” означает лицо, которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой деятельностью в государстве, гражданином которого оно не является". Общее понятие уточняется в определении отдельных категорий мигрантов. Выделяются приграничные трудящиеся, сезонные трудящиеся, мигранты, работающие по найму по конкретному проекту, трудящиеся, работающие не по найму, и др. К трудящимся-мигрантам Конвенция относит также мигрантов, работающих не по найму.

Поскольку в настоящее время в странах Содружества Независимых Государств именно этот вид миграции особенно широко распространен и это напрямую касается России, необходимо привести данное определение полностью: "Термин “трудящийся, работающий не по найму” означает

трудящегося-мигранта, который занимается вознаграждаемой деятельностью, отличной от работы по договору найма, и который обеспечивает за счет такой деятельности средства своего существования, работая, как правило, самостоятельно или совместно с членами своей семьи, а также любого иного трудящегося-мигранта, признаваемого трудящимся, работающим не по найму, в соответствии с применяемым законодательством государства работы не по найму или двусторонними или многосторонними соглашениями"[5].

Россия испытывает на себе всю мощь глобализации и связанный с ней мощный процесс миграции: рынки суррогатов и контрафакта, внутреннее политическое противостояние, социальный хаос и одновременно демографическую проблему. Пути выхода из сложившейся ситуации пока не найдены и это создает большую часть проблем в построении экономической модели.

  • [1] Ромашевская Η. М. Человек и реформы. Секреты выживания. М.: ИСЭПН РАН, 2006.
  • [2] Глазьев С. Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на экономическое чудо. М.: Экономическая газета, 2011. (ФРС – Финансовая резервная система.)
  • [3] Глазьев С. 10. Указ. соч.
  • [4] Рязанцев С. В., Ткаченко Μ. Ф. Мировой рынок труда и международная миграция. Экономика, серия "Высшее образование", 2010.
  • [5] Миграция населения // Трудовая миграция в России / под общ. ред. О. Д. Воробьевой. М., 2001. Вып. 3. С. 5.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>