Ликбез и его необходимость

Реформа всей системы народного образования, которой безуспешно добивались от царя на протяжении 12 лет депутаты Думы и прогрессивные министры, была проведена в числе первоочередных мероприятий Советской власти, задолго до окончания Гражданской войны.

Первым законом об обязательном всеобщем и бесплатном образовании стало "Положение о единой трудовой школе" (утверждено ВЦИК РСФСР в 1918 г.). Впервые были сформулированы единые для всей страны и всех типов школ требования по учебным программам. Это позволило переходить с одной ступени образования па другую без "приготовительных классов", репетиторов и досдач разницы.

В правление Николая II было запрещено поступать в университеты за пределами учебного округа, в котором находилась гимназия выпускника.

В 1915 г. только 51% детей в возрасте от 8 до 11 лет могли посещать школу. После войны предпосылки решения минимальной задачи – всеобщего начального образования – ухудшились.

Грамотность, обеспеченность школами и другие показатели образовательного потенциала на оставшейся территории СССР снизились уже механически, из-за отпадения наиболее успешных в этом отношении губерний Прибалтики и Польши, Финляндии и других западных областей Российской империи.

Нарушение учебного процесса увеличило число неграмотных.

По оценкам 1908 г. только для постройки новых школьных зданий, без которых было физически невозможно принять на обучение всех детей 8-11-летнего возраста, требовалось 300 млн золотых рублей. Фактически же за 1909-1915 гг. на эти цели было выделено только 61,4 млн. руб.[1]

Многие школы, оказавшиеся в зоне боевых действий по всей России, были уничтожены или приведены в негодное состояние, а учебный инвентарь утрачен.

По-прежнему не хватало высших и специальных учебных заведений для подготовки кадров учителей начальных школ.

Безусловно полезным фактором для повышения эффективности народного образования стал декрет об отделении школы от церкви. Благодаря этому высвободилось значительное учебное время (в бывших церковноприходских школах до 40%) и, соответственно, аудиторный фонд для обучения грамоте, письму, арифметике и другим важнейшим школьным предметам.

В последующие годы этапы реформы образования уточнялись. Одновременно с обучением новых поколений была поставлена задача ликвидации безграмотности (ликбез) старших возрастных групп.

Ликбез рассматривался как составная часть "культурной революции" и необходимая предпосылка индустриализации и вытекающго из нее повышения технологического уровня сельского хозяйства.

В новой истории аналогом советского ликбеза были программы, осуществлявшиеся в США второй половины XIX в. в целях ликвидации неграмотности негров. Советская программа намного превзошла американскую и по абсолютным масштабам охваченного ею населения, и по срокам достижения поставленного результата.

Индустриализация

В общих чертах концепция индустриализации СССР была развернута в 1925 г. на XIV съезде ВКП (б). Позднее необходимость индустриализации И. В. Сталин выразил образно: "Мы отстаем от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет, либо нас сомнут"[2].

Ближайшими целями индустриализации являлись:

  • – ликвидация технико-экономической отсталости;
  • – достижение экономической независимости;
  • – создание мощной оборонной промышленности;
  • – первоочередное развитие базисных отраслей промышленности.

Структурная задача индустриализации состояла в превращении страны из аграрной в индустриальную, а качественная – в обеспечении экономической независимости.

Последняя имела два аспекта: финансовый (независимость от внешних источников финансирования программ расширения производства) и технологический (независимость производственных циклов от импорта сырья, оборудования, продовольствия).

Применительно к средствам производства па первом этапе ставилась задача: из импортера машин и оборудования СССР должен был превратиться в их производителя.

Средствами достижения этих целей были определены: всесторонняя модернизация экономики, а также "культурная революция" в части задач повышения образовательного, профессионального и научного потенциала совокупной рабочей силы.

Модернизация промышленности и транспорта предполагала реконструкцию старых и одновременное строительство новых объектов.

Расстановку отраслевых приоритетов выражала формула: "Тяжелая индустрия и производство средств производства являются основным ключом социалистического преобразования всего народного хозяйства, в том числе и сельского"[3].

Модернизация легкой и пищевой промышленности шла менее быстрыми темпами, но на таких же строгих плановых основаниях, как и другие отрасли. Ставилась задача достичь "такого перераспределения ресурсов, которое бы обеспечило пропорциональное развитие всех отраслей народного хозяйства как решающего условия подъема материального благосостояния трудящихся"[4].

Планирование народного хозяйства является основным методом осуществления социалистической экономической политики.

Предшественником программы индустриализации в СССР был ГОЭЛРО – план электрификации России на 10–15 лет, принятый в 1920 г. С учетом средних сроков строительства крупных объектов горизонт планирования приняли в пять лет. Таким образом, пятилетка приобрела свойство меры времени в истории народного хозяйства СССР, а затем и других социалистических стран.

1-я пятилетка (1 октября 1928 г. – 1 октября 1933 г.). Проект директив (концептуальных целеуказаний) на 1-ю пятилетку был представлен в 1927 г. на XV съезде ВКП (б).

Раскрывая в Политическом докладе ЦК основные положения проекта, И. В. Сталин впервые использовал крылатую фразу В. И. Ленина "догнать и перегнать".

Слова "догнать и перегнать" В. И. Ленин произнес еще накануне Октябрьской революции, т.е. безотносительно конкретики планового социалистического строительства. Осенью 1917 г., когда экономика воюющей России подошла к коллапсу, в статье "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" он писал: "Война неумолима, она ставит вопрос с беспощадной резкостью: либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также и экономически"[5].

В дальнейшем эта фраза стала использоваться в формулировках задач каждой предвоенной пятилетки, причем ее конкретизация менялась соответственно фактическим результатам уже пройденных этапов модернизации.

В 1927 г. отставание СССР от стран-лидеров капиталистического мира было слишком велико. Поэтому И. В. Сталин оговорил, что задачей-максимум на первую пятилетку является лишь создание благоприятных условий для будущего прорыва: "...Закрепить достигнутый темп развития социалистической промышленности и усилить его в ближайшем будущем на предмет создания благоприятных условий, необходимых для того, чтобы догнать и перегнать передовые капиталистические страны"[6].

За 1-ю пятилетку в СССР вошло в строй 1500 новых промышленных предприятий. Стали отраслями тракторо-, автомобиле-, станко- и приборостроение, авиационная и химическая промышленность. Началась промышленная выплавка алюминия.

Вступила в строй Днепрогэс и ряд крупнейших тепловых электростанций. На востоке СССР была создана вторая, после Донбасса, угольно-металлургическая база.

Были построены Урало-Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты, крупные угольные шахты в Донбассе, Кузбассе и Караганде.

Газета Financial Times в 1932 г. писала: "Успехи, достигнутые в машиностроении, не подлежат никаким сомнениям... прежде Россия производила только самые простые машины и орудия. Правда, и теперь абсолютные цифры ввоза машин и инструментов увеличиваются; но пропорциональная доля импортированных машин... непрерывно уменьшается. СССР... создал производство орудий и инструментов, которые охватывают всю гамму от самых маленьких инструментов большой точности и вплоть до наиболее тяжелых прессов"[7].

1-я пятилетка отличалась от всех последующих тем, что в экономике, и особенно в финансах, продолжали действовать многие институты периода НЭПа.

Банковская система была децентрализована – программу индустриализации обслуживали помимо Госбанка Цекомбанк (Центральный коммунальный), Электробанк, Центральный сельхозбанк, БДК (Банк долгосрочного кредитования промышленности и сельского хозяйства), а также кооперативные банки, Всекобанк и Украинбанк.

Только в 1930 г. была начата кредитная реформа, проведение которой заняло три года (1930–1932 гг.). В 1930 г. провели и налоговую реформу.

Была проведена и реформа системы управления народным хозяйством.

ВСНХ, созданный еще в 1917 г., после образования СССР имел статус объединенного наркомата.

Еще до начала пятилетки, в августе 1926 г., в структуре ВСНХ были созданы главные управления (сокр. главки) по отраслям. По ходу пятилетки число предприятий стало быстро расти, и возникла необходимость придать отраслевому управлению большую независимость с тем, чтобы каждый главк смог сконцентрироваться на решении специфических задач своей отрасли.

5 января 1930 г. на базе ВСНХ СССР были созданы прообразы министерств – народные комиссариаты (сокр. наркоматы) тяжелой, легкой и лесной промышленности. К концу 1930-х гг. в СССР был 21 индустриальный наркомат.

Аппарат и задачи региональных СНХ перешли в основном соответствующим исполкомам Советов депутатов трудящихся.

Таким образом, произошел переход к отраслевым началам управления промышленностью и централизации межотраслевого распределения сырья и производимой продукции.

Крупнейшим и наиболее спорным структурным преобразованием экономики в 1-ю пятилетку стала коллективизация сельского хозяйства, начатая в 1929 г.

Уже в марте 1930 г. И. В. Сталин признал перегибы в колхозном строительстве, после чего произошел известный откат, и на август 1930 г. колхозы объединяли чуть больше одной пятой (21,4%) крестьянских хозяйств.

Тем не менее курс на коллективизацию продолжился. Ввиду отсутствия у крестьян средств на покупку сельхозтехники, в 1929 г. государство организовало машино-тракторные станции (сокр. МТС). Комплектуемые и финансируемые за счет бюджета, МТС предоставляли свою технику колхозам и совхозам в аренду. Взяв на себя оплату труда сельских механизаторов, государство относительно увеличило фонды, причитавшиеся кооперированным крестьянам для распределения через трудодни. На конец 1932 г. в СССР действовали уже 2446 МТС с парком в 73,3 тыс. тракторов.

К 1930 г. был достигнут уровень обеспеченности школами и кадрами учителей, позволивший принять закон "О всеобщем обязательном начальном обучении".

Комплекс реформ хозяйственного механизма, проведенных в СССР начиная с 1928 г., придал всей экономике как объекту планирования новое качество. Сама экономика из аграрно-индустриальной превратилась в индустриально-аграрную (в 1932 г. доля промышленности в национальном доходе достигла 70,2%), и поэтому выбор конца аграрного гола (сентябрь) как точки отсчета планов стал анахронизмом.

Чтобы ускорить переход к планам, сверстанным в расчете на качественно иную структуру отраслей, на новую систему финансов и кредита, в конце 1932 г. работа в счет плана 1-й пятилетки была досрочно завершена. По уточненным данным, которые И. В. Сталин доложил 7 января 1933 г. Объединенному пленуму ЦК и ЦКК ВКП (б), за 4 года и 3 месяца работы в счет 1-й пятилетки общая программа промышленного производства была выполнена на 93,7%[8].

Вместе с тем к 1 января 1933 г. пятилетние задания для тяжелой индустрии были перевыполнены (105%). За 4 года и 3 месяца основные производственные фонды тяжелой промышленности СССР увеличились в 2,7 раза. По углю, стали и чугуну прирост составил 1,8-1,9 раза, а по выпуску металлорежущих станков – 9,9 раза. Тем самым главная задача 1-й пятилетки – создание производственных мощностей, составляющих предпосылку построения фундамента социалистической экономики, – была признана выполненной.

2-я пятилетка (1 января 1933 г. – 31 декабря 1937 г.) продолжала и углубляла процесс индустриализации.

К ее окончанию удельный вес государственного сектора в производственных фондах составил 90%, колхозно-кооперативного – около 9%. Остаток приходился на частников ("некооперированных кустарей") и единичные госкапиталистические предприятия, ранее образованные с участием иностранного капитала (в терминологии 1980–1890-х гг. – "совместные предприятия").

Национальный доход вырос за годы 2-й пятилетки в 2,1 раза, промышленная продукция – в 2,2 раза (в том числе машиностроение – в 2,8 раза, химическая промышленность – в 3 раза).

Особый акцент делался на расширение топливно-энергетической базы во всех союзных республиках. Выработка электроэнергии возросла в 2,7 раза. Добыча угля увеличилась вдвое, а нефти – на 37% (в том числе в Башкирии и Казахстане – почти в 4 раза).

Удельный вес промышленности в общем объеме продукции продолжил расти, превысив 3/4 (77,4%).

В индустриальном росте стал проявляться кумулятивный эффект: 80% всей промышленной продукции дали предприятия, вновь построенные или полностью реконструированные в годы 1-й и 2-й пятилеток. Задел, созданный в производстве средств производства (группа "А"), позволил ускорить производство товаров народного потребления (группа "Б"), Оно удвоилось, причем диспропорция в темпах роста стала исчезать. Если в 1-ю пятилетку группа "А" опережала группу "Б" по темпам роста в 2,4 раза, то во 2-й пятилетке – в 1,3 раза.

Продолжалось строительство железнодорожных магистралей. Открылось движение по Беломорско-Балтийскому каналу и каналу им. Москвы.

Чтобы не отрывать детей от семьи, в СССР при выборе вариантов обеспечения закона о всеобщем образовании адекватной школьной сетью отказались от английской практики школ-пансионатов (типичных для областей Великобритании с низкой плотностью и большой рассредоточенностью населения). Был выбран более дорогостоящий, но соответствующий принципу единства домашнего и школьного воспитания вариант, при котором строительство новых школ каждый год продвигалось во все более отдаленные деревни и аулы.

Критический уровень обеспеченности школами был достигнут к 1930 г., когда был принят закон "О всеобщем обязательном начальном обучении". Одновременно минимальная образовательная планка повышалась с четырех до семи лет, и к 1937 г. было введено обязательное 7-летнее образование.

За 1933–1938 гг. в СССР было построено 20 607 школ на 5905,8 тыс. мест. За пятилетку общее число учащихся только в начальных классах увеличилось с 17 873,5 тыс. до 21 333,5 тыс., удвоившись по сравнению с началом 1-й пятилетки.

Всеобщее начальное обучение охватило самые труднодоступные районы. К 1934 г. ни в одной из республик СССР не осталось детей 7–10-летнего возраста, не охваченных школой.

Значительные средства вкладывались в развитие среднего специального и особенно высшего образования. В литературе, музыке и кино пропагандировались образ ученого и значимость новой, советской интеллигенции.

3-я пятилетка (1 января 1938 г. – 22 июня 1941 г.) охватывала период 1938–1942 гг., однако ее выполнение было прервано нападением Германии на СССР 22 июня 1941 г.

В составе задач 3-й пятилетки универсальный принцип "догнать и перегнать" был конкретизирован следующим образом: "догнать и перегнать индустриально развитые капиталистические страны в экономическом отношении, т.е. по производству продукции на душу населения"[9].

Перенос акцента с валовых сопоставлений на душевые показатели – производства на душу населения – означал переход к новому качеству планирования и целеполагания в контексте общей задачи модернизации экономики.

Своевременный доклад академика Е. С. Варги "Научные проблемы, вытекающие из задачи догнать и перегнать в экономическом отношении главные капиталистические страны" (1939 г.), представленный АН СССР и по традиции широко обсужденный в печати, помог предотвратить кампанейщину и гонку за "плановыми цифрами" в стремлении "догнать и перегнать".

Работа в этом направлении вошла в деловое русло. Позитивный результат стал ощущаться, в частности, в технической литературе, где вошли в правило ссылки и сопоставления с зарубежными образцами и достижениями.

За первые три года пятилетки валовая продукция всей промышленности увеличилась на 45%, а машиностроения – более чем на 70%. Длина железных дорог к 1940 г. достигла 106,1 тыс. км. За 3,5 года открылось 3 тыс. новых промышленных предприятий.

Но несмотря на ввод новых крупных металлургических и нефтеперерабатывающих заводов, прирост производства стали, чугуна и добычи нефти был недостаточен, в связи с чем ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли "подпрограмму" ускорения развития этих отраслей.

Учитывая, что Вторая мировая война уже фактически началась после Мюнхенского сговора 1938 г., приоритет в 3-й пятилетке фактически получили отрасли военно-промышленного комплекса.

В 1939 г. были созданы наркоматы авиапромышленности, вооружения, боеприпасов, судостроения. Был пересмотрен бюджет. Если в первый год пятилетки расходы на оборону составляли 18,7%, то в 1940 г. они составили но факту 32,6%. Только за 1938–1939 гг. производство в отраслях ВПК выросло в 1,5 раза (на 46,5%). И все же серийное производство многих видов военной техники только осваивалось.

1 сентября 1939 г. был принят новый закон "О всеобщей воинской обязанности". За 1934–1939 гг. численность Красной Армии более чем удвоилась, а к январю 1941 г. личный состав всех Вооруженных сил достиг 4,2 млн человек. Были сформированы новые военно-морские флоты – Тихоокеанский и Северный. Несмотря на отток в армию, численность рабочих и служащих в народном хозяйстве выросла с 11,4 млн человек в 1928 г. до 31,2 млн в 1940 г.

Продолжалось укрепление образовательного потенциала. Благодаря тому что 7-летнее обучение было практически введено повсеместно, значительно возрос прием в вузы. Широкое развитие получили аспирантуры при вузах и НИИ. Был также создан единый тип профессионально-технических учебных заведений.

Период Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.)

По итогам трех предвоенных пятилеток СССР вышел накануне войны на первое место в Европе и второе в мире по объему промышленного производства.

Этот "рейтинг", однако, принимает соответствующие показатели Германии только в пределах Веймарской республики, исключая промышленность захваченных территорий Чехословакии и Австрии. В лице фашистской Германии в войне против СССР выступила вся экономическая мощь этих обширных индустриально высокоразвитых стран и регионов Европы, включая половину Польши и Франции.

В необычайно тяжелых условиях шла перестройка всего народного хозяйства на военный лад, налаживалось массовое производство вооружения и боеприпасов. Страна превращалась в единый боевой лагерь.

С июля 1941 г. развернулась беспрецедентная по масштабам переброска производственных мощностей вглубь страны, намного превзошедшая аналогичную эвакуацию, проведенную в России в Первую мировую войну.

К началу октября 1941 г. на Урал, в Поволжье, Сибирь и Среднюю Азию было перевезено свыше 1360 крупных предприятий и около 10 млн жителей. Несмотря на все затруднения военного времени, а также надвигавшуюся зиму, производство на новых местах было возобновлено в основном через три-четыре месяца, т.е. к январю 1942 г.

В 1942 г. был выпущен первый Государственный военный заём. Объявленная сумма эмиссии, 10 млрд руб., была раскуплена за два дня. Всего за время войны было выпущено четыре военных займа, каждый сроком погашения в 20 лет, на общую сумму 81 млрд руб., в том числе 76 млрд руб. по выигрышным и 5 млрд руб. по процентным сериям.

За годы войны (с 1 июля 1941 г. до 1 января 1946 г.) в СССР было построено 3,5 тыс. новых и восстановлено 7,5 тыс. разрушенных крупных промышленных предприятий.

  • [1] Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь. Т. 28. Пг. 1916. стлб. 144-145.
  • [2] Сталин И. В. Вопросы ленинизма. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1953. С. 362.
  • [3] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, М.: Политиздат, 1984. Т. 4. С. 374.
  • [4] Финансы и кредит СССР. М.: Финансы и статистика, 1988. С. 383.
  • [5] Ленин В. И. Грозящая катастрофа и как с ней бороться // Ленин В. И. Поли, собр. соч. Т. 34. С. 198.
  • [6] Сталин И. В. Соч. Т. 10. С. 303.
  • [7] Вешанов В. В. Кадры решают все: суровая правда о войне 1941–1945 гг. М.: ACT, 2006. С. 68.
  • [8] Сталин И. В. Соч. Т. 13. С. 180.
  • [9] Козлов И. В. Хрестоматия по экономической географии СССР. М.: Просвещение, 1979. С. 10.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >