Полная версия

Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5.3. Теория контрактов О. Уильямсона

"...Новая институциональная экономика занимается изучением источников, форм и последствий трансакционных издержек. Действительно, если трансакционные издержки ничтожны, организация экономической активности не имеет значения, поскольку любые преимущества одного способа организации, которые он, как кажется, имеет перед другими, будут просто сведены на нет в результате заключения добровольных, не требующих никаких издержек контрактов". Эти слова принадлежат лидеру направления О. Уильямсону в книге "Экономические институты капитализма" (1985).

С точки зрения сторонников трансакционного подхода, в традиционной теории фирмы проблема хозяйственной обособленности не могла быть решена или хотя бы удовлетворительно поставлена, потому что она была изъята из сравнительно-институциональной перспективы:

"...Когда-то организация кооперации различных видов экономической деятельности, которую мы называем фирмой, была черным ящиком. В этот ящик входили труд и капитал, а выходили продукты. Двигателем этого процесса выступала максимизация богатства, а управлялся он законом доходности. Некоторые неуемные экономисты удивились, что же такое содержит ящик, если мы видим, что все выгоды от специализации могли бы направляться рыночными ценами? На что сверх этого способна фирма?"

Р. Коуз сводил к тому, что фирма есть иерархическая структура; в отличие от рыночных сделок она управляется не двусторонними контрактами, а прямыми директивами, так как это обеспечивает экономию трансакционных издержек.

О. Уильямсон трактовал проблему фирмы как проблему выбора оптимальной формы контракта. Многообразие же контрактных установлений стало выводиться из многообразия трансакционных издержек, причем, как подчеркивает ученый, для объяснения конкретных форм экономических организаций имеет значение не абсолютный уровень издержек трансакции, а их качественная дифференциация по различным договорным формам.

Понятию контрактного поведения придается в теории прав собственности совершенно особое значение, потому что в договоре находит реализацию фундаментальное право собственника на передачу (отчуждение) собственности. Именно контракт четко фиксирует, что же конкретно подлежит обмену: "...Функция контракта, – отмечает американский экономист С. Пейович, – состоит в спецификации пучка прав, подлежащих обмену. Законные контракты дорого заключать и зачастую дорого защищать".

Контракт тем сложнее, чем сложнее физические характеристики вступающих в обмен ресурсов или видов деятельности и, следовательно, чем сложнее структура сопровождающих их издержек трансакции.

О. Уильямсон показал, что все многообразие контрактных установлений сводится к нескольким основным разновидностям. Выбор конкретной формы договора он ставит в зависимость от характера экономических отношений, завязывающихся между участниками сделки. Этот выбор, по его мнению, диктуется тремя факторами:

  • – уникальностью (специфичностью) вступающих в обмен ресурсов;
  • – степенью неопределенности (несовершенством информации), сопровождающей сделку;
  • – частотой (регулярностью) деловых контактов между сторонами.

Деловая практика выработала три типичных формы контракта, каждая из которых имеет свою преимущественную область применения.

Классический контракт носит безличный характер; его отличительная черта – присутствие четко оговоренных пунктов ("если..., то..."). Поэтому все возможные будущие события как бы сводятся в нем к настоящему моменту, его участником может быть любой. Записанные условия сделки имеют в нем перевес над устными. Акцент делается на юридических правилах, формальных документах, самоликвидации сделки (с выполнением условий она прекращает существование). Контракт носит двусторонний характер: четко оговариваются санкции за нарушение условий контракта и все споры по нему решаются в суде.

Неоклассический контракт – долговременный контракт в условиях неопределенности. Не все будущие события могут быть предусмотрены и оговорены в качестве условий при его подписании. Поэтому участники соглашаются на привлечение третейской стороны, решение которой обязуются выполнять в случае наступления неоговоренных в контракте событий. Контракт приобретает трехсторонний характер. Споры по нему разрешаются не судом, а третейской стороной в лице органов арбитража.

Отношенческий, или обязательственный, контракт. Складывается в условиях долговременных, сложных, взаимовыгодных отношений между сторонами. Обоюдная заинтересованность в продолжение отношений является решающим фактором. Неформальные условия имеют перевес над формальными пунктами. Иногда договор вообще не оформляется в виде документа, т.е. остается неявным (имплицитным). Отношенческие контракты возникают в случае экономической взаимозависимости участников сделки (т.е. в случае прерывания отношений никто из них не сможет найти на рынке эквивалентной замены). Личность участников приобретает здесь решающее значение, договор перестает быть имперсональным. Поэтому споры разрешаются не путем обращения к формальному закону или авторитету третейского лица, а в ходе неформальных переговоров, двустороннего торга. Каждой контрактной форме, по мысли О. Уильямсона, соответствует специфический механизм управления договорными отношениями:

  • 1) безличный рыночный механизм управления. Считается ведущим по отношению к одноразовым и повторяющимся сделкам по поводу стандартных (неспецифических) товаров;
  • 2) арбитраж. Такая трехсторонняя структура управления с привлечением дополнительного лица распространяется на нерегулярные сделки по поводу товаров средней и высокой степени специфичности;
  • 3) двусторонняя структура управления. Этот тип характерен для "отношенческих" контрактов, в которых взаимодействие между сторонами все еще продолжает опосредоваться ценами. Сфера применения этого механизма управления – регулярные сделки по поводу товаров средней степени специфичности;
  • 4) унитарное управление, т.е. иерархия. Складывается для непрерывно продолжающихся обменов высоко специфическими товарами и видами деятельности. Вертикальная интеграция как подвид "отношенческого" контракта означает, что адаптация к новым условиям может осуществляться в одностороннем порядке, без предварительного согласования с противоположной стороной. Отношения между участниками договора регулируются прямыми командами и приказами, а не рыночными сигналами. Одна из сторон при этом не полностью передает все права пользования на имеющийся у нее ресурс, а делегирует их другой стороне на определенных условиях.

Если экономические организации и имеют значение, то поведенческой самостоятельностью они обладают, ибо действуют не организации, а индивиды внутри организаций.

В этом смысле фирма – юридическая фикция, а в реальности есть сочетания различных сложно структурированных контрактов. Поэтому экономист Стивен Чен, например, призывает вообще отказаться от термина фирма как вводящего в заблуждение.

Трактовка фирмы в качестве сети контрактов, естественно, подводит к вопросу о конфигурации прав собственности в ней. Поскольку контракты есть каналы, по которым передаются пучки правомочий, то установить распределение прав собственности внутри организации, значит определить характерные для нее издержки трансакции, сс управленческую структуру, присущую ей систему стимулов и вероятное поведение ее членов. Сеть контрактов, именуемая фирмой (независимо от ее конкретных обличий), наделяется в работах теоретиков прав собственности следующими характеристиками:

  • • представляет собой коалицию владельцев кооперирующих факторов производства, связанных между собой сетью контрактов;
  • • ядро этой коалиции образует долговременный "отношенческий" контракт по поводу интерспецифических (взаимозависимых) ресурсов.

Интерспецифичность означает, что по отношению друг к другу данные ресурсы являются взаимозависимыми, взаимоуникальными: если коалиция распадется, ни один из них не сможет найти на рынке эквивалентной замены своим нынешним партнерам, ценность каждого окажется ниже, чем сейчас.

Продолжающаяся ассоциация обеспечивает им квазиренту, которую они делят между собой. Поэтому экономически они заинтересованы друг в друге, заинтересованы в продолжение сотрудничества;

  • • производство осуществляется в "команде": совместный продукт команды больше арифметической суммы индивидуальных продуктов ее членов. Иными словами, предполагается выигрыш от кооперации производственных факторов;
  • • коалиция арендует также какие-то ресурсы неспецифического, общего характера. Так как производство осуществляется всей "командой", то невозможно точно измерить индивидуальный вклад каждого из ресурсов в общий результат. Поэтому вознаграждение нанятым ресурсам устанавливается не по их точно измеренной производительности, а по каким-то более условным, приблизительным критериям.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>