Предпосылки объединения Китая

Современные исследователи оценивают внедрение в Китае централизованного управления на принципе сановного продвижения за заслуги независимо от знатности как административную революцию (С. А. Нефедов), приведшую к меритократии (от лат. meritus – "достойный" и греч. кратос – "власть") как организующему началу (С. В. Онищук). Но административная централизация Китая, опершаяся на переплетение конфуцианства, возведенного династией Хань в государственный культ, и изначально враждебной ему школы фа цзя, имела предпосылки в хозяйственных сдвигах.

Неблагоприятные климатические изменения (похолодание и большая сухость) привели к исчезновению из бассейна Хуанхэ многих влага- и теплолюбивых видов животных и растений, включая мясную дичь и плодовые деревья. Вызов природы диктовал вырубку и обращение в пашню значительных лесных массивов, что

могло быть обеспечено только с массовым употреблением железных орудий, изготовление которых было налажено в государственных мастерских. Происходило выравнивание ландшафта: вырубка лесов, распашка склонов холмов и приовражных участков, уничтожение на корм тягловому скоту травянистой и кустарниковой растительности. Это вело к низкой урожайности эродированной почвы, что требовало, с одной стороны, постоянных централизованных оросительных работ на большом пространстве; с другой стороны, государственного страхования от неурожаев и регулирования торговли зерном. Создание государственных зернохранилищ должно было позволить влиять на продажные цены, скупая зерно в урожайные годы и пуская его в оборот в неурожайные, "уравновешивая" тем самым избытки и нехватки в питании подданных.

Как показал российский ученый Э. С. Кульнин, царство Цинь стало ядром единого Китая, потому что только оно располагало и обширными угодьями для производства всех основных продуктов питания, и покрытыми лесом горнорудными районами, и смогло создать крупную ирригационную систему. Остальные царства были интегрированы как взаимодополняющие районы разнотипных естественных богатств: Вэй с запасами соли и железа, плодородное рисоводческое Чу, холмистое малоплодородное Хань на скрещении торговых дорог и еще три, в которых население занималось где охотой, где рыболовством и добычей соли, где разведением конопли и плодовых деревьев (каштанов и китайских фиников).

В эпоху сражающихся царств в разных областях началось литье бронзовых фигурных монет, воспроизводивших формы раковин каури и различных бытовых предметов – мотыг, лопат, ножей, колец, ключей, колоколов. Распространение использования фигурных монет как меры ценности, покупательного и платежного средства привело к формированию весовых единиц ценности – цзиней и ляпов (лян = 1/1000 цзиня) – и обычаю отливать разменные цяни (буквально "медные") с отверстием, чтобы нанизывать на шпур для удобства подсчетов и сделок. Цинь Ши Хуанди повелел изъять из оборота все местные цяни, а также запретил использовать как меру ценности и средство обращения раковины каури, черепашьи панцири, шелк и зерно. Была выпущена имперская бронзовая круглая монета с квадратным отверстием и денежно-весовым достоинством в пол-ляна.

Мир-империя Хань и возникновение Великого шелкового пути

Династия Хань с новой столицей (202 г. до н.э.) с характерным названием Чанъань ("долгий мир") достигла наибольшего могущества при императоре У-ди (141–87 гг. до н.э.). Захватническими войнами он расширил территорию государства Хань на северо-востоке (часть Корейского п-ва), и на северо-западе (область Ганьсу между пустыней Гоби и горными хребтами Наньшань). Сановник

Чжан Цянь был направлен (138 г. до н.э.) с посольством в Центральную Азию, и после многих лет путешествия вернулся с предложением развернуть внешнюю торговлю, обменивая шелковые ткани, не известные за пределами Китая, на породистых лошадей, сладкие плоды и самоцветы. Предложение было поддержано У-ди, и с конца II в. до н.э. началось движение на запад от Ганьсу караванов, груженных шелком. Позднее (I в. н.э.) ханьский военачальник Бань Чао подчинил Таримский регион-проводник. Пути "шелковых" караванов, проходивших через горы и пустыни в Среднюю Азию, Индию, Иран и на Ближний Восток, соединили Китай с афроевразийской торговой ойкуменой (рис. 3.2).

У-ди создал национальную сеть школ для обучения конфуцианству и учредил для отбора на должности систему проверки знания книжной мудрости. Но У-ди использовал и принципы фа цзя. Вопреки мнению ученых-конфуцианцев, был издан закон (120 г. до н.э.) о монополии государства на "продукты гор и морей" – металлы и соль. Государственная монополия на соляные копи, добычу железа и металлическое литье (включая монетное) позволяла увеличивать налоговые поступления за счет надбавок к ценам на соль и железные изделия вместо увеличения зернового и поимущественного налогов (на скот и строения).

У-ди практиковал и жестокие наказания (казни, оскопление) для своих чиновников и подданных; например, всех своих садовников казнил за неудачу перенесения с юга на север страны плодового растения личи ("китайская слива").

Великий шелковый путь

Рис. 3.2. Великий шелковый путь[1]

  • [1] Дитмар А. Б. От Птолемея до Колумба. М.: Мысль, 1989. С. 122.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >