Кадры и ресурсы для индустриализации; "фронт науки и техники"

"Фронт науки и техники"

В годы первой пятилетки утвердилась окончательная формулировка идеологии ВКП(б) как марксизма-ленинизма, с исходными положениями о классовой борьбе и примате производительных сил. Для ускоренного развития производительных сил было признано необходимым создать новую производственно-техническую интеллигенцию (1931 г.). Фактически речь шла о создании прослойки режимопослушной технократии, обеспечивающей мобилизацию научно-технического и природноресурсного потенциала страны на социалистическую реконструкцию. Формирование режимопослушной технократии происходило двояко: "снизу" – выдвиженчеством, замещением (хотя бы отчасти) дипломированными специалистами-партийцами старых, подозреваемых в нелояльности режиму "спецов"; "сверху" – превращением Академии наук в привилегированное и одновременно подчиненное "генеральной линии" ВКП(б) учреждение с расширенной сетью подразделений.

Кампания "спецеедства", развернувшаяся на "плановом фронте" сразу вслед за "шахтинским делом", привела к новым процессам. К тюрьмам и лагерям были приговорены видные энергетики и химики, в том числе – председатель ЦЭС П. С. Осадчий и директор Теплотехнического института Л. К. Рамзин ("признавший" себя главой "Промпартии" и оговоривший других); эконом- геолог П. И. Пальчинский был расстрелян (1929 г.). По процессам ТКП и "Союзного бюро РСДРП(м)" были осуждены экономисты, расходившиеся с курсом на форсированную индустриализацию и сплошную коллективизацию: В. П. Огановский, А. В. Чаянов, Н. Д. Кондратьев, Л. Н. Юровский, В. Г. Громан, В. А. Базаров и др. Был ликвидирован (1931 г.) Институт физики и биофизики при наркомате здравоохранения и арестован его директор Π. П. Лазарев.

Для замещения новыми кадрами старой "буржуазной" технической интеллигенции ускоренно создавались новые вузы; в них увеличивалось число студентов рабоче-крестьянского происхождения. За 1928–1932 гг. число вузов в СССР возросло в 5,5 раз (со 129 до 721), а рабфаков, готовивших студентов для них, – в 8,5 раз (с 122 до 1025). Доля рабочих и их детей среди студентов вузов превысила 50% (в 1925 г. – менее 18%), во втузах – 64,5%. За 1928–1940 г. число специалистов с высшим образованием выросло в целом почти в четыре раза (с 233 до 909 тыс.), а инженеров – в 6,6 раза (с 47 до 290 тыс.).

Для вовлечения молодежи в научно-техническое творчество поощрялась популяризация знаний; расцвел особый литературный жанр – "занимательная наука", в котором тон задавали физик Я. И. Перельман и инженер В. В. Рюмин (друзья получившего в то время широкую известность теоретика космического "ракетоплавания" К. Э. Циолковского), а также академик А. Е. Ферсман. Однако ставка в первой пятилетке на молодежь, "подкованную" марксизмом-ленинизмом, стала почвой для нередких проявлений "идеологического" карьеризма и доносительства в науке. С особой силой это проявилось в общественных науках и биологии.

Признанным лидером советских биологов считался Н. И. Вавилов, искавший пути применения генетики для усовершенствования сортов культурных растений в планово-государственном масштабе. Как первый президент ВАСХНИЛ (Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. Ленина), Вавилов способствовал прославлению И. В. Мичурина и выдвижению Т. Лысенко. Но Лысенко, преподнося себя как новатора, получившего высокоурожайные сорта пшеницы на основе соединения марксистско-ленинской диалектики с идеями Мичурина, принялся шельмовать "буржуазную" генетику и ее российскую школу во главе с Вавиловым. Снискав расположение Сталина, Лысенко захватил пост президента ВАСХНИЛ и начал разгром генетики; Н. И. Вавилов был арестован и умер в тюрьме.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >