Особые экономические зоны

Задача наращивания доли высокотехнологичной продукции в экспорте была интегрирована в политику "открытости", начатую созданием приморских ОЭЗ и продолженную открытием для иностранных инвестиций (1984 г.)

14 городов от Даляня на севере до Чжаньзяна на юге. ОЭЗ были созданы (1980–1981 гг.) в провинции Гуандун напротив Сянгана (Шэньчжэнь, Чжухой и Шаньтун) и соседней с ней (напротив Тайваня) провинции Фуцзянь (Сямэнь), а затем на о. Хайнань (1984 г.). В Гуандуне и Фуцзяне было создано 60% всех промышленных СП (большинство в ОЭЗ) и 90% кооперативных предприятий (большинство пайщиков из Сянгана и Аомыня), главным образом – в гостиничном и туристическом бизнесе. ОЭЗ стали воротами для привлечения в Китай инвестиций, новых технологий и культуры ведения бизнеса и воплощением принципа смешанной экономики КНР: значительное присутствие государства при максимальном привлечении иностранных инвестиций в частный сектор. Государство заинтересовано в иностранных инвестициях прежде всего для обеспечения новых технологий, создания новых рабочих мест для высококвалифицированного персонала, апробации новых методов менеджмента, развития территории и экспортной базы; инвесторы – в получении льготного таможенного режима и инфраструктуры, приближении производства к потребителю, использовании дешевой рабочей силы. На долю госсектора в 2000 г. приходилось 50,5% экспорта и 44,8% импорта, а предприятий с иностранным капиталом – соответственно 45 и 52%. Примерно 40% как экспорта, так и импорта КНР, обеспечивала провинция Гуандун (доля в ВВП страны – 10%).

Внешнеторговый оборот страны увеличился за 1979–2001 гг. почти с 25 раз (с 20,6 млрд до 510 млрд долл.). Признанный в начале 1990-х гг. особо благоприятной зоной для международного инвестирования, Китай в 2001 г. был принят в ВТО. За 1979– 2000 гг. в Китай притекло 633,7 млрд долл., в том числе в форме ПИИ – 446,5 млрд долл., свыше 70% – в обрабатывающую промышленность. Руководство КПК добивалось, чтобы зарубежные инвесторы создавали в КНР высокотехнологичные производства и передавали опыт китайским компаниям; для тех и других китайские университеты готовили инженеров мирового уровня, которые, однако, получали зарплату в три раза меньше, чем их японские коллеги. Но зато в КНР появились свои гиганты, потеснившие мировых лидеров на необъятном внутреннем рынке. Возникшая в 1987 г. компания Уавэй к 2000 г. захватила уже более трети китайского рынка мобильных телефонов. Но крупнейшим в КНР и затем в мире по количеству абонентов и капитализации оператором сотовой связи стала компания Чайна Мобайл, основанная в Сянгане после его воссоединения с Китаем (1997 г.); она же стала крупнейшей по рыночной капитализации компанией, акции которой котируются на Гонконгской фондовой бирже.

В начале 1990-х гг. крупнейший город КНР Шанхай замыкал мировую десятку контейнерных портов, но уже к концу 1990-х гг. он вместе с Сянганом и Шэньчжэнем, наряду с Сингапуром и южно- корейским Пусаном, входил в мировую пятерку таковых. Китай стал мировым лидером по темпам роста использования фрахта, что облегчило превращение КНР в "заводской цех планеты": происходил импорт из Европы на специальных кораблях-заводовозах целых предприятий текстильной, резинотехнической, электронной промышленности, выпускавших в соединении с дешевой рабочей силой конкурентоспособную экспортную продукцию.

С основания Китайской международной компании морских контейнеров (1980 г.) началось национальное значение Шэньчжэня – нового города в дельте Жемчужной реки (ОЭЗ напротив Сянгана), выросшего за 1979–2000 гг. в один из пяти самых больших городов (7 млн жителей), трех крупнейших портов и двух главных экспортных центров страны. Основанные в Шэньчжэне учреждения – своего рода хроника китайской модернизации – университет (1983 г.) и на его базе – первый научно-промышленный парк (1985 г.); компания телекоммуникационного оборудования ЗТЕ (1985 г.); фондовая биржа (1990 г.); виртуальный университетский парк и первая Китайская ярмарка высоких технологий (1999 г.).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >