Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая теория

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

18.1.2. Особенности знаний и информации как ресурса

Знания и информация обладают значительными отличиями от традиционных ресурсов, что, соответственно, меняет и действие части законов, справедливых для остальных экономических ресурсов.

Рассмотрим основные особенности знаний.

Неистощимость знаний – использование знания приводит к его распространению и накоплению. Например, распространение новой технологии, допустим паровой машины, не снижает эффективности ее использования, зато накопленный опыт постепенно приводит к ее совершенствованию.

Одним и тем же знанием может пользоваться практически неограниченное количество потребителей, что невозможно в случае с трудом, землей, капиталом и предпринимательской способностью.

Знания существуют вне зависимости от пространства. Если вы продали книгу, то полученные из нее знания могут находиться одновременно у всех, кто ее прочел, а у вас этих знаний не станет меньше. Однако если книгу как материальный продукт можно вернуть (например, при расторжении сделки), то полученные из нес знания вернуть уже нс удастся.

Дискретность знания – свойство неделимости знания на более мелкие составляющие без потери свойств целого. Конкретное знание не может создаваться и продаваться по частям. Например, новая компьютерная программа должна быть написана полностью и отлажена, чтобы она смогла решать определенные задачи, результаты работы половины программы продемонстрировать невозможно[1]. Бессмысленным является также формулировка половины теоремы или закона. Из этого свойства знания вытекает проблема[2]: пока покупатель не увидит весь продукт целиком, он не сможет принять решение о его покупке. Например, новая идея продвижения товара на рынке не может быть оценена до того, как ее изложили, но проблема заключается в том, что, после того как ее изложат, у потребителя отпадает необходимость ее оплачивать – он уже является одним из владельцев этого знания.

Существенным отличием знаний от остальных факторов производства является проявление ими системных свойств. Чтобы определить, что такое системные свойства, необходимо обратиться к основным положениям системного подхода. Системный подход определяет систему как совокупность элементов и связей между ними. Согласно постулатам, принятым в этом подходе, свойства системы не сводятся к сумме свойств ее элементов.

Первой особенностью, которая вытекает из системных свойств знаний, является то, что знания не обладают свойством аддитивности.

Аддитивность (от лат. additions – прибавляемый) – свойство объекта, по которому величина всего объекта равна сумме величин частей объекта при любом разбиении.

Так, объем тела равен сумме объемов его частей. Знания, которыми оперирует человек, коллектив или общество, не представляют собой простую сумму составляющих их элементов. Доказательствами могут служить несколько примеров: объем знаний, который передан преподавателем во время лекции группе студентов, одинаков для каждого из них, но результат усвоения этих знаний будет разным. Если собрать в одну команду нескольких нобелевских лауреатов, то никто не может гарантировать не только создания прорывного открытия, но даже успешной реализации какого-либо проекта этим весьма квалифицированным коллективом. Также нужно отметить, что последовательно приобретаемые знания, опыт, навыки дают некое приращение только при взаимодействии с предыдущими накоплениями. Это приращение может даже превосходить сумму полученных знаний (например, на их основе может возникнуть совершенно новое знание) или, наоборот, не дать ожидаемого результата (например, если человек не имеет способностей к данной отрасли знания).

Причиной отсутствия у знаний свойства аддитивности может служить то обстоятельство, что объединение в целостную систему отдельных элементов знаний сопровождается появлением так называемых эмерджентных свойств системы.

Эмерджентными называются свойства системы, которые не присущи ее отдельным элементам и проявляются только в результате объединения элементов (например, появление совершенно новых свойств у вещества после объединения атомов в молекулы).

Эмерджентные свойства могут проявляться по-разному. Возьмем для примера две группы студентов с одинаковыми результатами ЕГЭ. Эти группы непременно будут разными, несмотря на одинаковость формальных характеристик студентов как элементов этих систем. Допустим, одна группа будет дружной и с блеском будет не только справляться с коллективными заданиями, но и подтягивать отстающих своих товарищей, с успехом участвовать во внеучебных мероприятиях. Для членов второй группы индивидуальные достижения окажутся более предпочтительными, в результате успеваемость внутри группы будет более дифференцирована, а групповые достижения ниже. Из предложенной ситуации понятно, что ключевым здесь является слово "дружба", которая характеризует качество взаимосвязей между элементами (студентами) данной системы. Приведенные примеры с открытием и с дружной группой студентов демонстрируют действие так называемого синергетического эффекта.

Синергетический эффект – возрастание эффективности деятельности в результате слияния отдельных частей в единую систему. Синергетический эффект проявляется в том, что эффект от совместного действия двух или нескольких факторов превышает эффект, который можно получить, просто сложив эффекты от действия каждого фактора в отдельности.

Описанные системные свойства знания также создают ряд значительных отклонений от привычных экономических законов, например с точки зрения учета и оценки эффективности знания как фактора производства. Ведь стандартные бухгалтерские и управленческие методы учета исходят из возможности проведения математических манипуляций с аддитивными величинами, а учесть непредсказуемые эмерджентные свойства и синергию при помощи этих методов невозможно.

Следующей особенностью знания является его взаимоотношение со временем. С одной стороны, некоторые виды знаний и информации весьма чувствительны ко времени, они могут устаревать практически мгновенно. Например, Томас А. Стюарт в книге "Интеллектуальный капитал" писал, что "совет, на какую лошадь ставить, который до забега потенциально стоил тысячи долларов, теряет всякую цену, как только закрывается окошко тотализатора"[3]. С другой стороны, в отличие от физического капитала фирмы, который со временем, как мы уже знаем, изнашивается морально и физически, такой нематериальный актив, как бренд фирмы, со временем только вырастает в цене. В этом случае также возникает проблема в рамках стандартного учета, который расходы на рекламу, поддерживающую бренд фирмы, расценивает как текущие расходы, в то время как эти расходы являются, по сути, инвестициями в активы.

Интересным является противоречие между свойствами знания как общественного блага и возможностями получения выгоды от владения им. Многими исследователями утверждается, что количество пользователей каким-либо знанием может быть практически безграничным без ущерба для количества и ценности этого знания. Это верно, если мы говорим об обществе в целом. Действительно, ценность идеи сотовой связи не уменьшается при ее широком распространении, а общество получает значительный прогресс и выгоду от ее повсеместного использования. Таким образом, в данном случае явно не работает закон убывающей отдачи ресурса. Однако для изобретателя этой технологии использование се в массовом масштабе резко снижает отдачу от обладания этим знанием, и здесь встает вопрос об искусственном ограничении доступа к нему для получения соответствующих выгод, т.е. создании асимметрии в информации.

В случае с формализованными знаниями ограничение доступа реализуется посредством законов, гарантирующих права на интеллектуальную собственность, например авторское право, патентное право, коммерческую тайну. В РФ в настоящее время законодательство об интеллектуальной собственности состоит из единого документа: четвертой части Гражданского кодекса РФ, раздел VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации". В случаях, когда знания публичны, т.е. могут быть использованы всеми без каких-либо условий и ограничений, существуют неформальные институты ограничения использования знаний, например неформальное авторское право. Воровство научных результатов строго осуждается мировым научным сообществом и отражается на репутации ученых, которая получает рыночную оценку в виде уровня заработной платы ученого и спроса на его труд[4].

  • [1] Макаров В. Л. Экономика знаний: уроки для России // Наука и жизнь. 2003. № 5.
  • [2] Стюарт Т. А. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций / пер. с англ. В. Ноздриной. М.: Поколение, 2007.
  • [3] Стюарт Т. А. Указ. соч.
  • [4] Экономика знаний: коллективная монография / отв. ред. В. П. Колесов. М.: ИНФРА-М, 2008.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>