Социально-психологические особенности неформального взаимодействия подростков в общеобразовательной школе

Неформальные сообщества учащихся, нередко складываясь и развиваясь в рамках официальных групп, оказывают порой определяющее влияние на становление личности и отдельных школьников, и на формирование всего класса в целом.

Принципиальные различия в этом плане существуют в первую очередь между младшими школьниками и учащимися-подростками. Так, многократно доказано, что в младшем школьном возрасте официальная структура класса фактически совпадает с его неформальной структурой. Более того, так как по большому счету группа одноклассников не является для младшего школьника высокореферентной группой членства, его взаимоотношения с соучениками, как правило, не несут решающую личностнообразующую нагрузку. Специально проведенные психологические исследования показали следующее.

В ученических группах – классах младших школьников в условиях общеобразовательного учреждения принципиально значимыми являются именно аттракционные отношения. Аттракционная интрагрупповая структура классов начальной школы в решающей степени детерминирована отношением классного руководителя к конкретным учащимся, и поэтому классный руководитель абсолютно адекватно оценивает аттракционно-избирательные отношения первоклассников и в целом характер интрагрупповой аттракционной структуры класса. К окончанию начальной школы аттракционная интрагрупповая структура класса приобретает "двуглавую" форму: часть социометрических "звезд" имеет этот статус в решающей степени благодаря поддержке классного руководителя, а часть – во многом вопреки ей. При этом классный руководитель считает, что учащиеся эмоционально позитивно относятся только к первой категории социометрических "звезд", не замечая тех социометрических "звезд", которые возникли вопреки влиянию учителя. К концу первого после начальной школы учебного года аттракционная интрагрупповая структура класса качественно меняется: социометрическими "звездами" оказываются практически только те учащиеся, которые в 3 классе также были социометрическими "звездами", но при этом вопреки поддержке классного руководителя.

По сути дела, зарождение этой "двуглавой" структуры класса на рубеже начальной и средней школы и есть показатель того, что именно на этом этапе начинает складываться собственно неформальная его структура, наиболее бурное формирование и развитие которой протекает в дальнейшем, уже в подростковых ученических группах.

Всплеск неформальных взаимоотношений школьников именно в подростковом возрасте и нередко избыточная эмоциональная насыщенность межличностных контактов – едва ли не первое, что отмечают все без исключения социальные и возрастные психологи, как только речь заходит об отрочестве. Стремление проявить себя как личность, индивидуализироваться в референтной группе требует от подростка поиска новых по сравнению с младшим школьным возрастом каналов трансляции своей "личностности", обеспечивающих наибольшие, как ему кажется, возможности для самовыражения и самоутверждения. Взаимоотношения со значимыми сверстниками становятся для подростка на этом этапе поистине личностнообразующими, относительная же ценность для него взаимоотношений со взрослыми заметно снижается по сравнению с предшествующим возрастом. Другими словами, определяющим в этот возрастной период оказывается тип взаимоотношений "ребенок – значимый ровесник", а зависимым – "ребенок – значимый взрослый". Подобная качественная переориентация развивающейся личности в условиях школы совершенно закономерно приводит к не менее качественному переструктурированию класса. При этом бурно нарастающая значимость для учащихся их собственных неформальных взаимоотношений и отражающая характер этих связей столь же стремительно складывающаяся неформальная структура класса нередко не просто не совпадают с его официальной структурой, но порой напрямую ей противоречат. В этом случае, несмотря на иллюзию неизменности и кажущуюся стабильность ученической группы (как правило, на рубеже начальной и средней школы в классах не происходит существенной смены состава учащихся), в психологическом смысле она принципиально меняется и, по сути дела, превращается в новую ученическую группу, характеризующуюся таким набором социально-психологических феноменов межличностных отношений, который традиционно расценивается как специфичный именно для подростковых сообществ с господствующей в них неформальной субкультурой.

Отношения с одноклассниками у подростков носят уже достаточно стабильный и избирательный характер. В реальности этой динамики легко убедиться на практике. Так, например, психологи, проводящие социометрические замеры в младших классах, выявили интересную закономерность: если перед началом опроса специально не напомнить школьникам, чтобы они не забывали отсутствующих в этот день учеников, последние обычно не упоминаются в бланках и попадают в категорию изолированных. Если же повторить опрос через несколько дней, когда эти якобы неизбираемые соучениками школьники будут присутствовать в классе, в категорию изолированных попадут уже другие ученики, не участвующие в обследовании на этот раз. Что касается подростков, то подобная проверка на стабильность межличностных связей со сверстниками дает принципиально иной результат: количество выборов и отвержений, которые конкретный школьник получает в ходе социометрического исследования, практически не зависит от того, находится он в классе или нет непосредственно в момент проведения опроса. Решающим здесь оказывается не сам по себе факт его реального присутствия или отсутствия, а степень и характер идеальной представленности его личности в сознании одноклассников, что в конечном счете и обеспечивает относительную стабильность интимно-личных взаимоотношений подростков.

Ярким показателем развивающейся у подростка избирательности в отношениях со сверстниками могут служить стихийно формирующиеся и относительно устойчивые дружеские диады и группировки. Как правило, в условиях школы складываются и параллельно существуют четыре типа таких дружеских сообществ.

Первый из них представляют достаточно большие (от четырех и более человек) устойчивые группы школьников, которые формируются вокруг своеобразного центра. В качестве такового выступают либо один популярный в классе учащийся, либо сплоченная дружеская диада, в состав которой входят два популярных подростка. Одна из основных особенностей такой дружеской компании состоит в том, что ее члены оказывают предпочтение своим взаимоотношениям с "центром", а не связям между собой, которые носят скорее приятельский, чем дружеский характер. Другими словами, отличительной чертой такой неформальной группы является наличие ярко выраженного и признанного всеми лидера (или лидеров), степень близости с которым в значительной мере опосредствует взаимоотношения всех остальных.

Но подобный расклад сил далеко не всегда характеризует систему межличностных отношений в дружеских сообществах. Как показывают психологические исследования, нередко в большой устойчивой дружеской группировке, несмотря на наличие в ней наиболее популярного одноклассника, отсутствует сколько-нибудь выраженное стремление к преимущественному общению именно, а тем более только с ним. Группы этого, второго типа держатся не столько на лидере, сколько на значимости и привлекательности для подростков общения с группой в целом.

Третий и четвертый типы групп чаще всего состоят из "новичков", аутсайдеров и школьников, друзья которых переменили место учебы. В этих случаях это либо устойчивые диады, реже триады, либо "осколочные" группы, образующиеся в связи с тем, что некоторые школьники лишены возможностей завязать не только дружеские, но и даже приятельские отношения со своими соучениками.

Бесспорная активизация и резко возрастающая значимость неформальной жизни класса для большинства школьников-подростков еще не означает, что можно априори приписывать любой ученической группе высокую референтность в глазах каждого подростка, а тем более рассматривать ее как единственно значимую для него группу членства. Является ли она в действительности таковой, в определяющей мере зависит от того, насколько широкие возможности открывает она для подростка в плане проявления его индивидуальности, насколько благоприятны в ней условия для расширения и углубления его межличностных связей, удовлетворения его статусных притязаний, а в конечном счете – для реализации потребности "быть личностью" и восприниматься другими как таковая. Совершенно очевидно, что ни одна реальная контактная группа не предоставляет всем своим членам одинаковые возможности для развития личности. Не является исключением из этого правила и школьный класс. В действительности определенная часть учащихся оказывается как бы оттесненной на периферию группы: эти низкостатусные школьники не могут не только сколько-нибудь существенно влиять на своих соучеников, но и полноценно участвовать в жизни класса. Такой подросток, по сути дела, полностью лишается возможности в рамках школы удовлетворить свою потребность в самоутверждении, успешно индивидуализироваться, а затем и интегрироваться в классе и потому начинает активный поиск других сообществ, членство в которых позволило бы ему компенсировать свои личностные неудачи в ученической группе. В этом случае происходит неуклонное повышение в его глазах референтности новой для него группы членства и падение значимости класса. Кроме того, как отмечают исследователи, если для подростка школьный класс перестает быть референтной группой, то, как правило, у него резко снижается интерес и к общению с еще недавно значимыми для него взрослыми. При этом данный процесс, в целом естественный для периода отрочества, протекает в указанных обстоятельствах заметно быстрее, чем в ситуации, когда подросток занимает благоприятную позицию в системе межличностных отношений класса. Так, например, эмпирически зафиксировано, что "благополучные" школьники-подростки примерно в три раза чаще, чем низкостатусные члены класса, используют мнение взрослых (в первую очередь родителей и учителей) в качестве определенного ориентира при оценке морально-этической стороны своих поступков. Этому легко найти объяснение, если учесть тот факт, что нередко нормы и ценности новой значимой для подростка внешкольной референтной группы его членства не просто не совпадают с общепринятыми нормами и ценностями, а порой напрямую противоречат им, представляя собой более или менее жесткий подростковый "кодекс чести" ("кодекс подростничества"), порой опирающийся на представление о главенстве групповых норм над ценностями широкого социума.

Неформальные взаимоотношения учащихся в старших классах (напомним еще раз, что в логике собственно психологопедагогического подхода к возрастной периодизации развития психики и личности ранняя юность, хронологически совпадающая с этими годами, представляет собой достаточно формальный период и в социально-психологическом плане вполне может рассматриваться как завершающая фаза эпохи отрочества) не только не теряют для них своей значимости, но и приобретают особую ценность, так как играют роль своего рода испытательного "полигона", на котором ими отрабатываются, апробируются, проверяются на верность стратегия и тактика будущей "взрослой" жизни. Именно с этим связано стремление старшеклассников расширить и углубить свое общение и взаимодействие с социальным окружением. При этом подобная активность носит ярко выраженный дифференцированный и избирательный характер. Так, если младшим подросткам свойственно оценивать своих партнеров (и взрослых, и сверстников), как правило, однозначно, в целом, нередко располагая о них минимальной, порой чисто поверхностной информацией, опираясь, например, лишь на первое впечатление и как бы додумывая, достраивая образ ("эффект ореола"), то старшеклассники склонны, а главное, уже способны к детальному анализу личности другого. Более того, как показано в некоторых психологических исследованиях, список личностных свойств, которые попадают в поле зрения старшеклассников, когда они оценивают своих одноклассников, оказывается значительно более емким, чем тот набор качеств, которыми пользуется учитель, давая характеристику своим ученикам.

Подчеркнутое внимание к личности другого (а через нее и к собственной личности) и ярко выраженное стремление к самоопределению на фоне нарастающей потребности в интеграции в группе своего членства и в социуме в целом существенным образом сказываются на характере неформальных взаимоотношений в старших классах и на особенностях их неформальной внутригрупповой структуры.

Дополнительным и притом порой определяющим фактором, влияющим на переструктурирование ученической группы, являются традиционно происходящие на рубеже 9 и 10-го годов обучения изменения в персональном составе классов, связанные с их перекомплектованием. При этом подавляющее большинство педагогов-практиков считает оптимальной ситуацию, когда состав 10 класса остается неизменным по сравнению с соответствующим 9 классом, и отрицательно относятся к формированию классов, существенно обновляемых по своему составу за счет большого количества "новичков". Основным аргументом здесь является будто бы имеющая место обратная зависимость между количеством новых учащихся и успеваемостью в старших классах. Однако специально проведенные исследования показали, что подобная зависимость, как правило, не прослеживается в действительности и, более того, в реальности попросту опровергается. Их результаты указывают на то, что попытки во что бы то ни стало сохранить в неприкосновенности состав класса на рубеже 9 и 10-го годов обучения в ряде случаев могут привести как к серьезным нарушениям в личностном развитии отдельных старшеклассников, так и к существенному снижению уровня социально-психологического развития класса. Сохранение в неприкосновенности композиционной структуры класса на этом этапе было бы более чем целесообразным, если бы речь шла о подлинном коллективе. Но сама практика со всей очевидностью указывает на то, что, к сожалению, классы общеобразовательной средней школы в подавляющем большинстве не достигают этого уровня социально-психологического развития. В подобных условиях целенаправленное поддержание неизменности их состава на протяжении всего времени обучения в школе может привести к некоторым негативным, "застойным" явлениям. Конечно, сам по себе факт "перемешивания" состава классов еще не гарантирует немедленного положительного эффекта. Напротив, лишь частичное, не более чем на 25%, обновление состава класса порой приводит к нежелательным последствиям. В этом случае не происходит сколько- нибудь существенного нарушения расстановки сил в ученической группе, особенно если иметь в виду "старожилов", т.е. тех учащихся, у которых в новом, 10 классе остался тот же самый классный руководитель, что был и в 9 классе. Порой наблюдается даже обратная тенденция. Появление в классе лишь небольшого количества "новичков" позволяет высокостатусным "старожилам" еще более укрепить свои позиции, самоутверждаясь за их счет, особенно если учитель, который был их классным руководителем на протяжении ряда лет, осознанно или неосознанно поддерживает в первую очередь "своих" учеников.

Как показало исследование, совершенно особая ситуация складывается в классах, претерпевших серьезные (не менее 75% "новичков") изменения по сравнению с соответствующим 9 классом. Это обусловлено тем, что в 10 классе интенсивно протекают группообразовательные процессы, при этом отсутствие в таких классах прямого противостояния "старожилы" – "новички" (в силу значительной "перемешанности" состава) позволяет каждому проявить себя в полной мере. Имеющиеся в такой ученической группе "старожилы", как правило, преуспевавшие в 9 классе, вынуждены приложить все усилия для того, чтобы занять благоприятное положение в новой внутригрупповой структуре, а "новички", даже если и занимали в своем бывшем классе низкостатусную позицию, получают реальную возможность завоевать достойное положение в системе межличностных отношений 10 класса. Немаловажен и тот факт, что работающие в таких классах учителя вынуждены в изменившихся условиях, хотят они того или не хотят, отказаться от сложившихся у них ложных стереотипов, пересмотреть точку отсчета, по-новому подойти к оценке каждого ученика, определиться в том, "кто есть кто" в ученическом сообществе на актуальном этапе его развития.

Безусловная значимость таких факторов, как изменение состава ученической группы, специфический характер неформальной структуры старших классов определяется не только и не столько этим обстоятельством, сколько динамикой личностного развития школьников и его особенностями именно в период ранней юности – позднего подростничества. Так, например, если неформальные отношения у младших подростков преимущественно, а у младших школьников, по сути дела, исключительно строятся по принципу "мальчик – мальчик", "девочка – девочка", то у старших подростков можно наблюдать формирование достаточно устойчивых компаний и диад, построенных по разнополому признаку.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >