Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.3.3. Охрана природного и культурного наследия в населенных пунктах

Одним из достоинств действующего ГрК, в отличие от предыдущего, является его направленность на сохранение культурного наследия и примыкающих к нему особо охраняемых природных территорий, направленных на обеспечение благоприятных природных условий жизни. Этот экологический фактор градостроительства в условиях продолжающейся урбанизации страны и коммерциализации жизни следует поддержать. Объекты культурного наследия, как и особо охраняемые природные территории, могут быть всемирного, федерального, регионального и местного значения, в зависимости от чего и осуществляется соответствующими органами их признание и установление надлежащего режима охраны и использования. Культура и экология развиваются неразрывно и свидетельствуют об уровне – качестве жизни в XXI в.[1]

Установление статуса объектов культурного наследия может осуществляться организациями ЮНЕСКО, федеральными органами исполнительной власти в области культуры, органами исполнительной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления в зависимости от масштаба объекта культурного наследия с изъятием или без изъятия земельного участка либо иного природного объекта из владения физических либо юридических лиц, с передачей либо без передачи прав и обязанностей по сохранению этих объектов. В списке Комитета Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО значатся свыше семисот объектов, одиннадцать из которых расположены в России. Каждая страна, подписавшая Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия (принята в Париже 16 ноября 1972 г.), может ежегодно подавать заявку о включении в Список двух достопримечательностей[2]. Соблюдение требований сохранения объектов культурного наследия предусматривается в Федеральном законе от 25.06.2002 № 73-Φ3 "Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации"[3].

Согласно ФЗ об особо охраняемых природных территориях и ст. 95 ЗК учреждаются государственные природные заповедники, национальные парки, заказники, памятники природы, природные и дендрологические парки, ботанические сады, где запрещается деятельность, не связанная с сохранением и изучением природных комплексов и объектов, ради сохранения которых создавалась особо охраняемая территория[4]. В ряде субъектов РФ (Республика Башкортостан, Оренбургская область и др.) и городских мегаполисов (Москва, Санкт-Петербург и др.) действуют свои законы и иные нормативные правовые акты об особо охраняемых природных территориях и объектах, в том числе с учреждением региональных и муниципальных памятников природы, заказников, с установлением их границ и режима в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ[5].

Важно отметить, что большинство городских памятников культуры в той или иной степени связаны с окружающей природной средой и большинство городских памятников природы служат одновременно памятниками культуры: именно поэтому ощущается такое взаимопроникновение экологических и градостроительных, природоохранных и культурологических требований. Может быть, не являются в юридическом смысле природным наследием многочисленные зеленые насаждения в городах, роль которых трудно переоценить как легких городов и неотъемлемых элементов природной городской среды. Однако, учитывая достаточно длительный срок их выращивания и трудности сохранения в условиях мегаполисов, они могут считаться наследием, крайне нуждающимся в заботе и защите.

Поэтому принимаемые правовые меры по защите зеленых насаждений в городах выглядят недостаточными и требуют активизации. В первую очередь – путем неуклонной реализации принятых предписаний, усиления городских служб благоустройства, озеленения, жилищно-коммунального хозяйства, осуществления за ними действенного общественного и муниципального контроля, характеризующего зрелое гражданское общество, к формированию которого систематически призывает граждан руководящая элита и которое может себя проявлять, в первую очередь, при защите своих экологических прав в среде проживания. Городские органы власти призваны организовывать движение, хранение и парковку автомобильного транспорта, главного загрязнителя городской среды, не только и не столько за счет автовладельцев, сколько за счет городского и государственного бюджетов, которые должны быть направлены на решение задач и целей, предусмотренных законодательством о градостроительстве.

Находящиеся в центре внимания жителей экологические проблемы увеличения размеров санитарных защитных зон вокруг промышленных предприятий, строительства мусоросжигательных заводов, прокладки автомобильных трасс вблизи жилищ должны дополняться решением проблем сохранения природного и соединенного с ним культурного наследия, защитой особо охраняемых городских природных территорий, зеленых насаждений. Экологическое право, его институты и нормы, будучи реализованы, могут способствовать этому.

Предложенные нами в 1990-е гг. компенсационные меры при вырубке деревьев и кустарников, заключающиеся в пересадке этих насаждений либо в высадке аналогичных насаждений в пределах округа или района города Москвы либо в двойной оплате соответствующего тарифа (исчисляемого из расчета выращивания новых насаждений, выемки, перевозки, посадки их), были предусмотрены в Законе г. Москвы от 05.05.1999 № 17 "О защите зеленых насаждений"[6]. Практика опровергла наши прогнозы: коммерсанты при вырубке зеленых насаждений предпочитают откупаться от города вложением средств, которые не приводят к сохранению и восстановлению природного наследия; вырастить дерево требует времени, заботы, и жители города, видя соблюдение городского закона, не наблюдают сохранения природной среды в полном объеме.

Подводя итог анализу соотношения экологического и некоторых смежных отраслей российского права и законодательства, можно констатировать, что:

  • – экологические общепризнанные принципы и нормы международного права являются приоритетными по отношению к национальному праву и требуют дальнейшего внедрения в целях усиления правовой охраны окружающей среды в России;
  • – этот процесс не является простым и рассчитан на длительное время;
  • – гражданское право, регулирующее имущественные отношения, вторгается в регулирование природных ресурсов и объектов как предметов гражданского оборота, но должно уступать их регулированию как части природы, как публичного достояния, как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории;
  • – именно поэтому переплетаются принципы и нормы экологического права и градостроительного законодательства, направленные на обеспечение благоприятных природных условий жизни людей в населенных пунктах.

  • [1] Анисимов, А. П., Чикильдина, А. Ю. Градостроительный кодекс Российской Федерации: правовые новации (постатейный научно-практический комментарий). М.: Библиотека РГ, 2009.
  • [2] РГ. 8 апреля 2005.
  • [3] Собр. законодательства РФ. 2002. № 26. Ст. 2519.
  • [4] Всемирное культурное и природное наследие: документы, комментарии, списки объектов / Ю. А. Веденин и др. М.: Рос. НИИ культ, и прир. наследия, 1999.
  • [5] Бородавкина, И. М. Правовое регулирование экологических отношений в субъектах Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Оренбург, 1999; Бринчук, Μ. М., Новикова, Е. В. Новеллы в экологическом законодательстве Республики Татарстан // Журнал российского права. 2001. № 2. С. 115–122; Ка- занник, А. И. Региональные проблемы правовой охраны природы в России. Омск: Ом. дом печати, 1998.
  • [6] Ведомости Московской городской Думы. 1999. № 7.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>