Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ГЛАВА 4. ЕДИНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

В научных дискуссиях и работах нередко используется понятие "единая государственная экологическая политика". Этот теоретический и частично обоснованный наукой, отраженный в российском законодательстве феномен имеет практический выход на практику, так как должен придавать ей целеустремленный планомерный характер, позволять время от времени оценивать ход реализации законодательных требований как отражения целей и механизмов экологической политики и анализировать соответствие провозглашенных целей и полученных результатов.

При очевидном значении единой государственной экологической политики возникают вопросы: является ли она полноценным институтом или категорией, элементом экологического права? из чего складываются и где формулируются представления об экологической политике государства? какое значение имеет экологическая политика (единая, государственная, региональная, местная? еще какая-либо другая?) для осуществления надлежащей охраны окружающей среды и организации рационального природопользования?

4.1. Основные принципы правовой охраны окружающей среды

4.1.1. Значение и система принципов правовой охраны окружающей среды

Формирование единой государственной экологической политики начинается с провозглашения в литературе по вопросам экологии, формулирования и закрепления в экологическом праве и законодательстве основных принципов охраны окружающей среды и рационального природопользования.

Использование природных ресурсов и охрана окружающей среды основывается на различных законоположениях, касающихся устойчивого развития (сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды), сочетания рационального использования и охраны природного ресурса и его части в границах территорий отдельных субъектов РФ (например, сочетание бассейнового и административно-территориального принципов) и всей страны в целом, разграничения функций управления в области использования и охраны природных ресурсов и функций их хозяйственного использования, что только и может обеспечить предупреждение деградации окружающей среды в целом.

Ряд законоположений может рассматриваться в качестве принципов, под которыми понимаются общие исходные идеи, руководящие начала, основные правила поведения. Принципы становятся "каркасом", на котором зиждется, строится все "здание" права и осуществляется экологическая политика, вся многогранная деятельность в области экологических отношений[1].

В ФЗ об охране окружающей среды сформулировано 23 принципа, положенных в основу экологической политике, на основе которых должна осуществляться хозяйственная и любая иная деятельность в России, способная оказать воздействие на окружающую человека природную среду. Большинство их преобразовано в конкретные институты и категории экологического права.

К принципам охраны окружающей среды закон относит ответственность органов публичной власти за экологическую безопасность и физических, и юридических лиц, за соблюдение законодательства, платность природопользования и возмещение вреда среде, презумпцию экологической опасности любой планируемой деятельности и оценку ее воздействия на окружающую среду, независимость контроля, соблюдение экологических прав и экологическую культуру каждого, участие граждан и общественных объединений в решении задач охраны окружающей среды и др.

Классификация и анализ принципов правовой охраны окружающей среды позволяет отделить основные принципы от неосновных, увидеть в них набор главных элементов единой государственной экологической политики и экологической политики в государстве, приступать к их формулированию и целенаправленной реализации.

В системе основных принципов правовой охраны окружающей среды важную проблемную группу составляют принципы сочетания экологии и экономики. Это обусловлено тем, что регулярно встает важный вопрос о возможности или невозможности приоритета экологических интересов над экономическими. Конечно, полная отмена индустриального развития и воздействия на природу невозможна, но так вопрос не ставится и не может ставиться (по словам профессора В. В. Петрова – это "экологический утопизм"[2]). С другой стороны, совершенно недопустимо и невозможно индустриальное развитие без учета требований экологической безопасности (по словам того же автора – это был бы экономический экстремизм). Решение вопроса находится где-то "в середине".

В законах об охране природной среды Казахстана и Якутии в 1990-е гг. говорилось о приоритете экологических интересов над экономическими при их научно обоснованном сочетании. На первый взгляд – обоснованная и приемлемая формулировка. Но она – компромиссная и демонстрирует большую заботу об учете экологических интересов. ФЗ об охране окружающей среды нашел решение в виде разумного, научно обоснованного сочетания экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства. Имеются в виду запрет отдельных видов производства, внедрение новейших прогрессивных технологий и устройств (безотходных, малоотходных, замкнутого, повторного водоснабжения, очистных сооружений), лесовосстановление, повышение плодородия почв – все они требуют материальных, финансовых затрат, ложатся крупным бременем на бюджеты, доходы, уменьшают прибыль от производства.

Экология и экономика, имеющие один фонетический корень, не могут не противостоять друг другу, по крайней мере, в обозримой перспективе. В этом плане важны итоги и решения конференции в Рио-де-Жанейро (1992) и в Йоханнесбурге (2002), ибо их решения сформулированы именно по указанным направлениям. В России в настоящее время на первом месте стоят экономические интересы (видимо, в связи с экономическими реформами, современным уровнем развития предпринимательства и отсутствием средств), а экологические интересы – пока на втором месте. Их разумного сочетания пока нет, а экология, ее проблемы постоянно отступают перед требованиями экономики. Тем более возрастает значение институтов, категорий и норм экологического права и законодательства, призванных уравновешивать антагонистические интересы экономики и экологии, сдерживать активизирующиеся попытки исключительно потребительского, порой хищнического потребления природных ресурсов.

Длительное время велась дискуссия – что важней: рациональное использование природных ресурсов или их охрана от загрязнений, защита природной среды. В определенной степени спор представлялся схоластичным, имеющим исключительно теоретическое значение. Однако в настоящее время он приобретает более практический характер и в связи с наступлением природопользования на природоохрану, и в связи с разграничением полномочий по линии узко понимаемой экологии и по линии природопотребления.

В ходе потребления природных ресурсов должна осуществляться их охрана, а лучшим способом защиты природы, природных ресурсов является рациональность, экономность их потребления. Необходимость сочетания экологии и экономики должна предполагать рациональность и эффективность природопользования в интересах формирования и функционирования социального государства, ставящего своими конституционными задачами обеспечение достойной жизни человека, благоприятные условия проживания настоящего и будущих поколений, что также не может не включаться в понимание единой государственной экологической политики.

Рациональное использование природных ресурсов предполагает учет законов природы (которые являются объективными, не носят волевого характера, не зависят от желаний людей, даже облеченных большой властью) и потенциальных возможностей окружающей среды (которые не безграничны, обладают верхним пределом, могут испытывать опасные перегрузки). Рационализм природопользования заключается в том, чтобы постоянно поддерживать такое состояние, когда возможно оптимальное воспроизводство природных ресурсов, когда не допускаются необратимые последствия для окружающей среды. А они наступают в виде исчезновения некоторых видов животных и растений, усыхания Аральского моря, драматических последствий Чернобыльской катастрофы.

ФЗ об охране окружающей среды запрещается разработка и реализация народнохозяйственных проектов, связанных с нарушением или разрушением высокопродуктивных естественных экологических систем и природного равновесия, неблагоприятными изменениями климата и озонового слоя Земли, уничтожением генетического фондов растений и животных, наступлением других необратимых последствий для здоровья человека, окружающей природной среды. УК в ст. 358 "Экоцид" предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет за массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу[3].

  • [1] Комментарий к Закону Российской Федерации "Об охране окружающей природной среды" / под ред. С. А. Боголюбова. М.: Норма, 1997. С. 17; Боголюбов, С. А., Хлуденева, Н. И. Об охране окружающей среды. Постатейный комментарий к Федеральному закону. М.: Юстицинформ, 2009. С. 343–47; Стамкулов, А. Экологическая политика Казахстана: поиск правовых и политических ориентиров // Юрист. 2003. № 6. С. 50.
  • [2] Петров, В. В. Экологическое право: учебник. М.: БЕК, 1995. С. 45; Волков, Г. А. Проблемы реализации принципа федерализма в системе природоресурсного и экологического законодательства // Экологическое право. 2003. № 6. С. 24; Махрова, М. В. Рациональное природопользование как принцип экологического права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 1999; Боголюбов, С. А. Отражение и значение принципов в природоресурсном законодательстве: сб. Мос. гос. ун-та путей сообщения. М., 2002. С. 75.
  • [3] Ефимова, Е. И. Экологическое право России. Библиография (1958–2004). М.: Городец, 2007; Экологическое право России: библиография /отв. ред. О. Л. Дубовик. М.: Дашков и К, 2003; Байдаков, С. Л., Серов, Г. П. Правовое обеспечение охраны окружающей среды и экологической безопасности. М., 2003. С. 43–95; Экологическое право; курс лекций и практикум / под ред. Ю. Е. Винокурова. М.: Экзамен, 2003. С. 54–85.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>