Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.1.2. Здоровье человека – главная цель охраны окружающей среды

Среди основных принципов правовой охраны окружающей среды, составляющих фундамент единой государственной экологической политики, должна быть и главная цель охраны окружающей среды – обеспечение здоровья и безопасности человека. Все размышления и обсуждения вокруг экологической политики потеряют свой смысл и значение, если в центре внимания экологического права и регулируемых им отношений не будут находиться человек и обеспечение благоприятных условий его жизни.

Приоритет в экологическом праве отдается человеку, его здоровью, жизни, их охране от вредного воздействия окружающей природной среды в силу техногенных и антропогенных отрицательных воздействий. В этом плане осуществляются меры по предупреждению таких воздействий и по быстрому реагированию на них в целях ликвидации их последствий. Сама охрана окружающей среды не является самоцелью – ее главная задача заключается в обеспечении реальных гарантий прав человека и гражданина на здоровую и благоприятную для жизни окружающую среду, экологических условий для жизни, труда и отдыха населения.

Тезис об охране человека, его здоровья как основной цели охраны окружающей среды при всей его кажущейся ясности не является бесспорным как по существу, так и с позиций российского законодательства. В настоящее время известно, что состояние окружающей среды является одним из трех основных факторов, влияющих на здоровье и жизнь человека. Значение экологической составляющей вследствие растущих загрязнений воздуха, воды, почв постоянно возрастает наряду с чистотой и регулярностью потребления продуктов питания и генными последствиями.

К идее охраны природы, окружающей среды наряду с использованием природных ресурсов человечество обратилось в середине XX в. ввиду повышения качества жизни в развитых странах и отрицательными последствиями в них же достигнутого уровня научно-технического прогресса. Забота о собственном доме и благополучии проживания в нем обусловили привлечение внимания к среде своего обитания, к рождению и воспитанию в надлежащих благоприятных естественных условиях настоящего и будущих поколений, к выращиванию экологически чистой, отвечающей требуемым стандартам пищевой продукции. Признаваемая сегодня повсеместная глобализация экономических, правовых и многих иных сторон жизни коснулась, прежде всего, состояния окружающей человека природной среды.

Законом об охране окружающей природной среды в ст. 3 "Основные принципы охраны окружающей среды" на первое место был поставлен приоритет охраны жизни и здоровья человека, обеспечение благоприятных экологических условий для жизни, труда и отдыха населения. В ст. 4 "Объекты охраны окружающей природной среды" закона предусматривался наряду с животным миром, микроорганизмами, природными ландшафтами генетический фонд. Правда, исследователями по-разному вопринималось это положение Закона: одни видели в нем генофонд животного мира, другие – генофонд животного, растительного и всего биологического мира, включая человека[1].

Заслугой этого закона стали внедрение редких и для многих неясных доселе, имеющих значение для нашей темы понятий и отражающих их терминов "экология", "устойчивое развитие", "экологическая безопасность", "научно обоснованное сочетание экологических и экономических интересов общества, обеспечивающих реальные гарантии прав человека на здоровую и благоприятную для жизни окружающую природную среду" и др. Это создало предпосылки для включения большинства из них в Конституцию, организации деятельности государственных и муниципальных органов, общественных некоммерческих и коммерческих организаций по обеспечению охраны здоровья граждан, административной, судебной и арбитражной защиты его с точки зрения экологии.

Так, по одному из судебных дел рассматривался спор о выселении людей без предоставления других помещений и об изъятии в соответствии с положениями Закона об охране окружающей природной среды из хозяйственного использования для государственного природного заповедника земель, на которых издавна проживали граждане. И хотя речь шла о сохранении природных комплексов, имеющих природоохранное, научное, эколого-просветительское значение, приоритет на основании принципов закона был отдан конкретным правам конкретных людей.

Исходит в некоторой степени из охраны здоровья граждан как принципа и цели охраны окружающей среды Конституция в ч. 2 ст. 41, ст. 42, п. "е" ст. 71, п. "в" ч. 1с. 114. Представляется, что предусмотренное в ч. 1 ст. 7 Конституции социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, подразумевает и природные факторы, обстоятельства и условия.

В ФЗ об охране окружающей среды в основном повторяются в разных сочетаниях и пропорциях многие вышеназванные понятия, а также требования обеспечения качества окружающей среды, естественных экологических систем, биологического разнообразия, экологической безопасности как состояния защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека. В ст. 4 "Объекты охраны окружающей среды" закона названы леса и иная растительность, животные и другие организмы и их генетический фонд. Жизни и здоровья человека как цели, объекта либо принципа охраны окружающей среды в головном и иных природоохранных федеральных законах в настоящее время не предусматривается.

Трудно поверить, что законодатель, предусмотрев многочисленные требования к качеству природной среды, к природопользованию (не является же оно прагматической самоцелью), отказался от идеи охранять окружающую природную среду даже не с сопутствующей, а с главной задачей – обеспечить здоровье и жизнь человека. С другой стороны, может быть, потребительское отношение к природе и внедрение рыночных отношений заслонили гуманитарные задумки учредителей экологии, экологического права и законодательства.

Попытка причислять человека, его генетический фонд и здоровье к принципам и объектам охраны окружающей среды через понятие "организм" в прикладной, неюридической литературе также не увенчалась успехом. По большинству определений под организмом понимается: особь, отдельный элемент однородного живого вещества как единой совокупности, участвующей в геохимических процессах, конечный дискрет жизни на видовом уровне ее организации, индивидуальная консорция[2]; вид живого[3]; стройное целое, состав, общность орудного устройства; организм машины, устроение[4].

Может быть, задача охраны природы для сбережения здоровья перекочевала в санитарное либо иное российское законодательство? ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии в ст. 1 предусматривает, что санитарно-эпидемиологическое благополучие населения включает в себя состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности.

В то же время в соответствии с классификатором правовых актов, утвержденным Указом Президента РФ от 15.03.2000 № 511 "О классификации правовых актов"[5], санитарно-эпидемиологическое благополучие населения относится к здравоохранению, а вопросы охраны окружающей среды относятся к самостоятельному разделу классификатора "Природные ресурсы и охрана окружающей среды".

Разными являются и отношения, регулируемые в ФЗ об охране окружающей среды и в ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии[6]. В последнем регулируются отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.

В ст. 4 ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии указывается, что отношения, возникающие в области охраны окружающей среды, в той мере, в какой это необходимо для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, регулируются законодательством РФ об охране окружающей среды и ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии.

Парадокс, но получается, что в санитарном законодательстве предусматривается правовая охрана окружающей среды для обеспечения здоровья граждан, а в экологическом, природоохранном законодательстве это отсутствует. Отрезок времени между принятием этих двух основополагающих федеральных законов составляет три года, но не может же эта причина объяснить отсутствие в ФЗ об охране окружающей среды понятия здоровья как цели природоохранного законодательства.

Подходы к определению места человека в окружающей среде осуществляются регулярно. Многими авторами затрагивается проблема включения в перечень объектов охраны окружающей среды самого человека. Μ. М. Бринчук, например, рассматривает человека как часть окружающей среды. Эколого-правовой статус человека понимается им как совокупность его экологических прав (закрепленные в конституционных и иных актах право на благоприятную окружающую среду, доступ к экологической информации, возмещение вреда), основных инструментов и процедур защиты, а также гарантий. Хотелось бы согласиться с его утверждением, что человек – часть природы[7].

Можно сказать больше – человек – царь природы. Но это – научный подход. Законодатель с ним, по-видимому, не согласен – не включен человек в объекты охраны окружающей среды. Кроме того, из суждения "человек – часть среды" вовсе не вытекает, что среду следует охранять ради этой ее, пусть даже самой мыслящей (это еще вопрос), наиважнейшей для нас части.

В защиту позиции, того, что человек является объектом экологического права, подчеркивается, что достижения биотехнологий, рост мутаций в результате загрязнения окружающей среды, разработка и возможности применения атомного, химического и биологического оружия или наступления "ядерной зимы" и гибели человечества вызывают опасение за сохранение людей как вида. Кроме того, право всегда предусматривало как объект охраны человека, его права, жизнь, здоровье[8].

Как вид человек, вероятно, охватывается понятием "биологическое разнообразие", хотя в международном и национальном законодательстве этого не предусматривается. Нередко, но не всегда, объектом правоотношений могут быть человек и его права, здоровье. Точнее, право всегда регулирует общественные отношения, субъектами которых являются физические и юридические лица. Не представляет исключения и экологическое право, когда подвергнутые правовому регулированию, заслуживающие этого общественные природоохранные и природоресурсные отношения становятся правоотношениями.

Из всего сказанного, однако, вовсе не следует категорически, что законодательно закрепленной целью экологического права, задачей правовой и иной охраны окружающей среды является здоровье и жизнь человека. Даже в ст. I "Основные понятия" ФЗ об охране окружающей среды под компонентами природной среды подразумеваются те, которые обеспечивают в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле. Это – глобальный подход, забывший, как и остальные нормы экологического права и законодательства, охрану жизни и здоровья каждого человека в качестве главной цели всей природоохранной деятельности. Ведь природа, окружающая среда – незаменимые элементы благополучия каждого человека.

Можно с научных позиций с уверенностью утверждать, что даже исключенная из российского законодательства охрана здоровья и жизни человека остается основными мотивами, целями и задачами охраны окружающей человека природной среды. Главное же состоит в реализации экологических предписаний, эффективном функционировании всех государственных, муниципальных и правовых механизмов обеспечения здоровья граждан.

С неуклонным и повсеместным применением правовых экологических требований, так или иначе направленных на охрану здоровья и жизни человека, однако, судя по посланиям Президента РФ, сообщениям средств массовой информации, не все обстоит благополучно. Гласное доктринальное, законодательное и иное признание здоровья целью экологии, экологического права, охраны окружающей среды будет способствовать природоохранным усилиям общества.

Не случайно приоритет человека назван среди основных принципов в Законе "Об охране окружающей среды", где первыми принципами предусматриваются: соблюдение права человека на благоприятную среду; обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека. Жизнь и здоровье человека – основная цель охраны окружающей природной среды, всего экологического права. Согласно ст. 41 Конституции в России финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию.

В соответствии со ст. 4 ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии им регулируются отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Отношения в области охраны окружающей среды в той мере, в какой это необходимо для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, регулируются законодательством РФ об охране окружающей среды и о санитарно-эпидемиологическом благополучии. Из вышеуказанных законодательных постулатов вытекают и остальные принципы охраны окружающей среды, тесно связанные между собой.

  • [1] Постатейный Комментарий к Закону Российской Федерации "Об охране окружающей природной среды" / под ред. В. П. Ворфоломеева и В. В. Петрова. М.: Республика, 1993; Бжезинский, В. Правовая охрана окружающей среды. М.: Прогресс, 1979. С. 9–21.
  • [2] Вернадский, В. И. Живое вещество. М., 1978. С. 219.
  • [3] Реймерс, Η. Ф. Природопользование. Словарь-справочник. М.: Мысль, 1990. С. 324.
  • [4] Даль, В. И. Толковый словарь великорусского языка. Т. 2. М.: Олма-прссс, 2003. С. 571.
  • [5] Собр. законодательства РФ. 2000. № 12. Ст. 1260.
  • [6] Экологическое право России: сб. нормативных актов / под ред. А. К. Голиченкова. М.: Городец, 2007; Экологическое право России: сб. материалов науч.- практ. конф. Вып. 6 / под ред. А. К. Голиченкова. М.: МГУ; Изд. Форгрейфер, 2009.
  • [7] Бринчук, Μ. М. Экологическое право (Право окружающей среды). 1-е изд. М.: Юристъ, 1998. С. 131, 163; Гичев, Ю. П. Здоровье человека и окружающая среда. М., 2007.
  • [8] Дубовик, О. Л., Кремер, Л., Любе-Вольфф, Г. Экологическое право: учебник. М.: Эксмо, 2005. С. 28.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>