Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.4. Нравственные основы формирования экологической культуры

9.4.1. Роль и соотношение права и нравственности в формировании экологической культуры

Документы о формировании основ экологической культуры содержат многочисленные ссылки на нравственность, мораль, этику, необходимые и ожидаемые для совершения действий, поступков в защиту природы. Насколько важны в жизни и как охватываются правовым регулированием понятия чести, совести, нравственности в области охраны окружающей среды? Каково взаимодействие права и нравственности в экологическом воспитании, побуждении людей к активным действиям в защиту природы?

Обсуждение нравственных проблем, соотношения нравственности и права, морами и культуры, науки и практики носит перманентный характер и представляется одним из вечных и всегда актуальных тем и вопросов. Еще М. Ю. Лермонтов писал, что в России "бывали хуже времена, но не было подлей". Так казалось не только его поколению.

Нормативные правовые акты содержат многочисленные ссылки на этику и мораль, необходимые и ожидаемые для совершения действий, поступков, в том числе в области охраны окружающей среды. Чем они отличаются друг от друга, как влияют друг на друга? Начнем с понятий и определений, пусть и не всегда полностью научных.

Под этикой (греч.) понимается обычай, нрав, характер, философская дисциплина, изучающая мораль, нравственность[1]; учение о нравах (нравственности), мораль[2]. По поводу этики немало иронических высказываний. У А. В. Амфитеатрова в "Быть бычку на веревочке": "От ставки воздержаться не можем, а туда же – о нравственности! Нет, брат, кому этика, а нам этикетки... с бутылок. Кричим мы громко: этика! Но царствуют шантаж, расчет и арифметика; в итоге – авантаж"[3] (то есть выгода). У Π. П. Гнедича находим: "Профессор медицины, судя по его печатным трудам, был человек увлекающийся, ставивший этические задачи на первый план, постоянно впадающий в парадоксы"[3]. Не похожи ли авторы, участники экологического просвещения и формирования экологической культуры на этих героев?

Хочется надеяться, что у читателей, проглядевших эту книгу об актуальных теоретических и практических проблемах экологического права, возникнет более серьезное отношение к этике в праве, поскольку они ощутимо влияют на эффективность природоохранной деятельности, на построение отношений человека с природой. В этой, во многом заезженной проблеме соотношения нравственности и права всегда найдется актуальное, острое, особенно касающееся широкой и относительно новой для нашей страны сферы деятельности, каковой считается природоохранная деятельность.

Теория права, экологическая, гражданская, административная и иные отрасли российского права тесно связаны темой соотношения этики, нравственности и права.

Например, в преамбуле Конституции предусматриваются наша общая судьба на своей земле, вера в добро и справедливость, память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству. Защита нравственности упомянута в качестве основания ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в ч. 3 ст. 55 Конституции. Значение Конституции сегодня недооценивается гражданами и должностными лицами, которые нередко видят в ней декорацию, лишь общие направления поведения, не обязательные для исполнения. Между тем, Конституция имеет не только высшую юридическую силу, но и прямое действие и применяется на всей территории РФ. Необходимость воспитания уважения к закону, к праву, к своему государству, формирования экологической культуры придает Конституции как основному документу и источнику экологического права и высшую нравственную силу, которой она должна делиться с законами и подзаконными актами, составляющими систему природоохранного законодательства.

Моральные основы предусматриваются в ч. 2 ст. 1 и ч. 2 ст. 6 ГК, ст. 2 ТК, ст. 6, 7, ч. 2 ст. 43 УК, ст. 3 ФЗ об охране окружающей среды, в других федеральных законах. Заложенные в нормативных правовых актах принципы законодательства и нравственные постулаты являются наиболее общими, служащими ориентирами для поведения большинства граждан и способами правового воздействия на состояние морали граждан, формирование их экологической культуры. Многие моральные ценности не отражены в праве, проявляются лишь в представлениях, высказываниях, поступках людей. Некоторые граждане считают, что не все правовые нормы отражают существующие нравственные воззрения, а порой даже не соответствуют им.

Для того чтобы право не потеряло своих признаков категоричности, обязательности, нормативности, надо продолжать обосновывать подходы к указанным проблемам и вырабатывать критерии нравственности, предусмотренной в указанных нормативных правовых актах, наполнять ее юридической определенностью, содержанием и правовыми последствиями. Без этого экологическое и иные отрасли права не избегнут размытости, эгоистичности законодателя, волюнтаризма правоприменителя.

Ввиду своеобразия суперотрасли экологического права, бесчисленности и в ряде случаев безбрежности природных ресурсов и природных объектов, охрану которых трудно персонифицированно обеспечить, значительные надежды общества возлагаются на воспитание надлежащей нравственности как категории, связанной с формированием экологической культуры и с полезной природоохранной деятельностью.

В области природопользования существуют достаточно общие для всех представления о нравственном по отношению к природной среде: природа – мать наша, наше общее богатство; надо ее беречь и для себя, и для всех; не порти, не ломай зеленые насаждения в городе; аморальны все, кто их ломает и загрязняет природу; совершающих экологические преступления надо наказывать по всей строгости закона и она еще недостаточна. Большинство этих воззрений и представлений стали нормами, принципами российского законодательства и права впервые еще в Законе 1960 г. "Об охране природы в РСФСР". Его эффективность оказалась достаточно низкой ввиду "перебора" нравственных норм и недобора юридических требований, поддержанных санкциями, в тексте закона.

Немало нравственных постулатов и в общепризнанных нормах и принципах, договорах и в иных актах международного права, куда они частично перекочевали из российских законов, и откуда они в значительной мере имплементированы, снова включены в российское законодательство. Можно отметить особенности соотношения здесь морали и права, свойственные, по-видимому, не только экологическому, праву, но и иным отраслям российского права. Нравственными категориями можно считать предусмотренные в ФЗ об охране окружающей среды взаимодействие общества и природы, обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека, презумпция экологической опасности планируемой деятельности, сохранение биологического разнообразия, запрещение деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды.

В природоохранном праве заложены не только положительные моральные, но и заведомо аморальные (в общепринятом понимании) нормы. Например, в законе:

  • – планируются загрязнения атмосферного воздуха, водоемов и иных компонентов окружающей среды, за которые предполагается взимание платы, и повышенное загрязнение с повышенной оплатой;
  • – презюмируется проектирование предприятий, агрегатов, иных объектов хозяйственной деятельности, заведомо загрязняющих окружающую среду, с учетом экологической емкости региона;
  • – устанавливаются нормативы, сроки и виды загрязнений компонентов окружающей среды;
  • – подписанием Киотского протокола предполагается продажа невыбранных квот на загрязнения атмосферного воздуха;
  • – допускается антропогенное доведение территорий до состояния чрезвычайной экологической ситуации и экологического бедствия;
  • – за умышленное уничтожение в городе зеленого насаждения предлагается взыскание с причинителя вреда материального возмещения, которое должно пойти на выращивание других зеленых насаждений, количество которых неизмеримо меньше вырубленных.

Можно объяснить предвидение и регулирование загрязнений и деградации окружающей природной среды уровнем научно-технического прогресса, невозможностью и нецелесообразностью его остановить, урбанизацией, но законом не запрещаются, а планируются, заведомо оправдываются загрязнения, вырубки городских зеленых насаждений, экологические бедствия, чрезвычайные экологические ситуации. Иначе говоря, деградация, уничтожение, загрязнение природных объектов узаконивается, подчиняется с помощью права иным, то есть экономическим, и не всеобщим, социальным, а порой групповым интересам. Будучи авторитетными социальными нормами-правилами, воздействующими на экологическое поведение людей, право и нравственность активно, с попеременным успехом и преимуществом участвуют в формировании экологической культуры.

Нравственные представления об охране природы при этом не только не совпадают, но порой сталкиваются между собой у разных людей, а также по отношению к правовым воззрениям и требованиям. Представления о добре и зле в области природопользования и охраны окружающей среды таким образом усложняются и в определенной части расщепляются, становятся неоднозначными, неодинаковыми для разных слоев населения, требуют изучения, анализа, обобщения, а главное – учета в законопроектной и правоприменительной деятельности, направленной на формирование экологической культуры.

  • [1] Новый энциклопедический словарь. М., 2004. С. 1409.
  • [2] Толковый словарь иностранных слов, пословиц и поговорок. М.: Транзит- книга, 2006. С. 987.
  • [3] Там же.
  • [4] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>