Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ГЛАВА 10. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

По мере развития института юридической ответственности в экологической сфере – самостоятельного экологического либо подчиненного общим требованиям юридической ответственности, для практики это не имеет принципиального значения, – возникает ряд теоретических вопросов: как соотносятся экологические правонарушения и формы юридической ответственности за их совершение в экологической сфере? должны ли быть специфичными условия наступления дисциплинарной ответственности за проступки в экологической сфере? кем должны пресекаться правонарушения, относящиеся к экологической сфере, предусматриваемые в КоАП, и как должна распределяться компетенция между органами и должностными лицами по составлению соответствующих протоколов? надо ли менять порядок возмещения убытков, причиненных экологическими правонарушениями? надо ли менять и добавлять составы экономических, экологических, земельных и иных правонарушений, которые считаются преступлениями согласно УК? каковы преимущества и недостатки каждого вида юридической ответственности в экологической сфере общественных отношений?

10.1. Правонарушения и экологический правопорядок

Постоянной, если не вечно актуальной темой для всех отраслей права и законодательства остается проблема юридической ответственности за правонарушения. В конце XX – начале XXI в. она становится особенно злободневной ввиду ухода от юридической ответственности многих коррупционеров, мошенников, расхитителей государственной и иных форм собственности, в том числе на природные ресурсы и объекты. Свои специфические черты проблемы юридической ответственности имеют в экологическом праве, где велик удельный вес моральной, ретроспективной ответственности граждан.

В теории права рассматриваются понятие и признаки правонарушения, объекты и субъекты правонарушений, формы и виды юридической ответственности. Санкции являются такими же необходимыми элементами каждой нормы права, как гипотеза и диспозиция. Эти правовые феномены проецируются и применяются и в экологических отношениях. Одновременно они конкретизируются, обладая определенной спецификой.

В экологическом праве, как и в других отраслях российского права, значительное место должно отводиться защите участников правоотношений, рассмотрению споров и применению различных форм и видов юридической ответственности, без возможности привлечения к которой право перестает быть таковым и становится некатегоричным, неэффективным, не воздействующим специфическими методами на общественные отношения, что особенно важно для экологии, где эффективность законодательных требований является слишком низкой по ряду объективных и субъективных причин.

Не могут считаться правонарушениями мысли, чувства, политические, экологические и религиозные воззрения, не выраженные в каких-либо деяниях, запрещенных законом. Не считаются экологическими и иными правонарушениями свойства личности, национальность, родственные и деловые связи людей, отношение к партиям, к начальству, к отдельным, даже уважаемым остальными гражданами людям, если они не проявились в действиях либо бездействиях, нарушающих порядок в области экологических отношений.

От иных социальных норм – моральных, религиозных, общественных – право отличается тем, что на заключительном этапе функционирования правового механизма присутствует возможность воздействия на правонарушителей отрицательным либо положительным образом: путем привлечения их к различного вида юридической ответственности или посредством поощрения. Под санкциями, при этом, можно понимать не только возможность отрицательного, но и положительного воздействия. В некоторых европейских государствах склоняются к тому, что положительные санкции могут стать более эффективными, чем отрицательные, что особенно актуально применительно к экологическим отношениям, где достаточно велика роль нравственных стимулов. В соединении негативного влияния со средствами поощрения и стимулирования правовая ответственность составляет основной механизм действия экологического права.

Задачей и конечной целью права и законодательства, с точки зрения юриспруденции, являются налаживание, обеспечение, укрепление правопорядка и законности как последних итоговых стадий функционирования правовой системы, которая лишь открывается, начинается с принятия нормативных и индивидуальных правовых актов. Привлечение к юридической ответственности за экологические правонарушения не является самоцелью, но служит средством обеспечения надлежащего экологического правопорядка. Проблемы правопорядка становятся в настоящее время ключевыми при наличии более 3000 федеральных законов, когда реализация предписания ст. 2 Конституции о соблюдении и защите прав человека как высшей ценности государством находится далеко от своего завершения.

В ст. 85 Закона об охране окружающей природной среды предусматривался "экологический правопорядок", предложенный в законопроект и развитый в соответствующей учебной литературе профессором МГУ им. М. В. Ломоносова В. В. Петровым, согревающий по-своему юристов-экологов, пропагандируемый для обозначения проблем и задач правоприменения, повышения эффективности и целей законодательного процесса в области экологии.

Актуальные вопросы обеспечения правопорядка становятся темами диссертационных исследований, ежегодных научно-практических конференций, симпозиумов, сборников. Объектами дискуссий в Институте законодательства и сравнительного правоведения становятся пути и способы обеспечения правопорядка в условиях административной реформы, порядка в государственном, муниципальном аппарате управления, преодоления общепризнаваемого современного системного экологического кризиса – словом, различные аспекты обеспечения правопорядка в обществе и государстве.

Имеет ли право на существование кое-кем предлагаемый либо подразумеваемый "экологический правопорядок"? Не случайно теоретические проблемы обеспечения экологического правопорядка стали предметом докторского диссертационного исследования Н. А. Духно, защищенного в 2000 г., которым предусматривались понятие, структура и принципы экологического правопорядка, права, обязанности субъектов, способы защиты экологического правопорядка, управление им.

В ФЗ об охране окружающей среды понятие экологического правопорядка исключено, отсутствует и задачи его обеспечения, при всей их специфике, не слишком в законодательном плане отличаются от общих задач обеспечения общего правопорядка, понимаемого в обыденном сознании как составная часть порядка, складывающегося в результате осуществления, реализации правовых и иных различных видов социальных норм, различающихся между собой характером и несовпадающим способом воздействия на поведение людей[1].

Разделяться на отдельные отсеки и "квартиры" со своим правопорядком в разных сферах жизни, в различных отраслях, подотраслях права и законодательства можно, но нужно ли, тем более с отражением в праве и законодательстве? В научных исследованиях лучше сосредотачиваться как на общих причинах недостаточного обеспечения и направлениях обустройства правопорядка, так и на своеобразии, возможности вычленения отдельных сфер общественной жизни, на специфике в них правопорядка и особенностях его улучшения.

Более корректными были бы понятия правопорядка в трудовых, корпоративных, аграрных, экологических и т.п. важнейших общественных отношениях, которые обладают как общими, так и специальными характеристиками и проблемами, заслуживающими дальнейшего научного изучения и решения. Так или иначе, экологический правопорядок либо правопорядок в области охраны окружающей среды и природопользования, являющийся конечной целью и результатом действия экологического законодательства и его института юридической ответственности, предполагает тему для изучения проблем правового (по предложению ряда ученых и специалистов – общественного) порядка в экологии и вокруг экологии[2].

В Конституции предусматриваются важнейшие, особенно имеющие значение для экологического права, виды юридической ответственности – субъективная и ретроспективная ответственность. В ч. 2 ст. 54 Конституции устанавливается, что никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Постоянное изменение отношения общества к юридической ответственности в области лесных, водных отношений, иных аспектов жизнедеятельности в экологической сфере придает этому конституционному положению особый смысл.

Не менее принципиально положение о ретроспективной ответственности, предусмотренной в преамбуле Конституции, согласно которой многонациональный народ Российской Федерации принимает Конституцию, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями. По-видимому, понятие этой ретроспективной ответственности базируется в основном не на юридической, а на нравственной ответственности поколений, особенно за природу своей Родины, что еще раз подчеркивает остроту соединения права и морали, необходимость использования правовых средств для формирования экологической культуры.

В теории права различаются дисциплинарные правонарушения – дисциплинарные проступки (например, пахота не поперек, а вдоль склона; повреждение зеленых насаждений по неосторожности), административные правонарушения – административные проступки (складирование тары вблизи ферм и иных строений с нарушением правил землепользования, экологической, пожарной и иной безопасности; потрава посевов), гражданские правонарушения – деликты (причинение имущественного вреда). Общественно опасные правонарушения, предусмотренные в УК, считаются преступлениями – за них назначается уголовное наказание. Эти меры могут быть достаточно эффективными и служить надежными средствами сохранения окружающей среды.

В ряде научных работ предлагается признание наряду с указанными четырьмя традиционными пятого вида юридической ответственности – эколого-правовой ответственности. К ней предлагается отнести лишение права охоты, рыбной ловли, пользования земельным, лесным участком, водным объектов, лишение соответствующего вида лицензии на право природопользования, предусмотренные в ч. 2 и 3 ст. 34, ст. 80 и других ФЗ об охране окружающей среды ограничение, приостановление или прекращение деятельности юридических и физических лиц, осуществляющих ее с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды[3].

Мотивами таких предложений является желание поднять уровень и доказать самостоятельность экологического права и соответствующего, присущего ему одному вида ответственности, отграничить их от других отраслей права, законодательства и видов ответственности, обосновать таким образом новую автономную отрасль российского права и законодательства.

Думается, если и была подобная необходимость в таком доводе на первых этапах формирования экологического права десятки лет назад, то в настоящее время экологическое право признается повсеместно комплексной своеобразной отраслью российского права и законодательства, а многими юристами, в том числе специалистами общей теории права и государства – и самостоятельной, полноправной отраслью (суперотраслью) российского права и законодательства. Экологическое право, имея свои предмет, методы, подотрасли, институты, субинституты, категории, объединенные в систему, не нуждается в настоящее время в искусственных подпорках и обоснованиях типа самостоятельного вида юридической ответственности.

Указанные специфические формы санкций, предлагаемые для обозначения самостоятельной экологической правовой ответственности, можно полагать, охватываются в большинстве своем административной формой юридической ответственности и, при всех их особенностях, иными правовыми формами наказаний, предусмотренными в КоАП, ЗК, ЛК, ВК, в других федеральных, а также в региональных законах.

  • [1] Тихомиров, М. Ю. Юридическая энциклопедия. М.: Юринформцентр, 2003. С. 222.
  • [2] Актуальные проблемы правопорядка: сб. науч. ст. Вып. 1–14. М.: Юр. ин-т Моск. гос. ун-та путей сообщения, 2000–2010; Духно, Н. А., Чубуков, Г. В. Земельный правопорядок и ответственность. М., 1998.
  • [3] Зиновьева, О. А. Юридическая ответственность за нарушение лесного законодательства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: МГЮА, 2001; Никишин, В. В. Морально-правовые аспекты экологической ответственности: автореф. дис. ... канд. юр. наук. Саранск, 1993; Романов, В. И. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный объектам животного мира и среде их обитания // Экологическое право. 2003. № 3. С. 28–33; Проблемы совершенствования экологического законодательства и эффективность его реализации: материалы конференции. М.: ВНИИСЗ, 1993; Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды / под ред. О. С. Колбасова, Н. И. Краснова. М.: Наука, 1985.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>