Полная версия

Главная arrow Экология arrow Актуальные проблемы экологического права

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

12.3. Правовые проблемы охраны недр морей

12.3.1. Охрана недр прибрежных морей

В прибрежных морях России просматриваются разнообразные и существенные экологические интересы России и других стран. Их отстаивание и защита в Баренцевом, Охотском и других морях представляется весьма актуальными в настоящее время и предполагает анализ эколого-правовых требований к охране окружающей среды, использованию недр и иных природных ресурсов, сопоставление международных и национальных предписаний.

Баренцево море весьма богато недрами и иными природными ресурсами. Обнаружение перспективного и самого крупного в мире на сегодняшний день Штокмановского газоконденсатного месторождения, наличие в этом море рыбы и иных богатых и уникальных биологических ресурсов, удачное расположение бассейна относительно России, Норвегии, Англии, Германии и других стран Европы и США обусловливает привлечение внимания к эколого-правовым требованиям, предусмотренным в международном праве и в законодательстве Российской Федерации.

Не меньше необходим сравнительный, без спешки анализ международных и национальных эколого-правовых требований к использованию и охране богатейших ресурсов континентального шельфа Охотского и иных прилегающих к нему морей Тихого океана, где проявляются интересы России, Японии, США и других государств в добыче нефти и газа на шельфе, где приостанавливаются работы компании "Сахалин энерджи" и других по проекту "Сахалин-2", осуществляемые по Соглашению с Россией о разделе продукции 1994 г.

Анализы нормативной правовой базы природопользования на континентальных шельфах и в указанных прибрежных морях проводятся в компаниях Statoil и Hidro (Норвегия), Total (Франция), Chevron и ConocoPhilips (США). Юристам целесообразно инвентаризировать и обобщать некоторые общие и специальные экологические акты, их нормы и требования, приводить их в некую систему, подводить определенный неконьюктурный теоретический итог их сопоставления и взаимодействия между собой. Даже при достаточной исследованности большинства международных и национальных эколого-правовых положений ряд из них нуждается в очередной оценке либо переоценке и расстановке некоторых акцентов в связи с ситуацией первого десятилетия XXI в.

Неповторимые минеральные, рыбные и иные биологические ресурсы Баренцова и Охотского морей всегда обусловливали необходимость рассмотрения, реализации и анализа нормативной правовой базы обеспечения их добычи и сохранности. В принципе бассейны этих морей, на части территорий которых распространяются нормативные правовые акты РФ как прибрежного государства, соответствующие международным принципам, не должны отличаться от большинства иных аналогичных территорий, на которые распространяются эти нормативные правовые акты и принципы.

В любом случае взятые на себя природоохранные и природоресурсные обязательства Россия должна выполнять, а дискуссии, развернувшиеся вокруг приостановлений разработки некоторых месторождений, стимулируют рассмотрение названной темы, поскольку непредвзятый анализ происходящего свидетельствует о неуклонном соблюдении принипов добросовестной конкуренции, условий договора. Исследователям в настоящее время важно не только изучать и сопоставлять правовые акты и содержащиеся в них нормы, но и осуществлять анализ их реализации – использования, соблюдения, исполнения, применения, что в конечном счете и обеспечивает состояние законности и правопорядка, то есть итог любой правовой системы.

Актами российского законодательства должны создаваться обусловленные реформами и предусмотренные в ст. 6, 8, 34 Конституции (вобравшей в себя достижения европейской правовой мысли) инвестиционный климат и обстановка свободного перемещения товаров, услуг и финансовой деятельности, поддержки добросовестной конкуренции, свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, признания и равной защиты многообразных форм собственности, государственной социальной политики, направленных на обеспечение достойной жизни и свободного развития человека.

Территории и акватории морей, на которые распространяются требования актов РФ, не могут не охватываться применением важнейших указанных конституционных положений. Федеральные законы, разработанные и принятые в период серьезных экономических и политических российских реформ, характеризуются попытками внедрения и упрочения гражданско-правовых, имущественных начал в природопользовании, сочетания экономических, горизонтальных и административных, вертикальных методов регулирования, правового и иного стимулирования экологически полезной деятельности, устранения декларативности и размытости правовых требований и предписаний – все это в соответствии с предназначением права и его вековыми традициями.

Трудно согласиться с В. Т. Даумом и А. Е Келлерманом об исключительной несистематизированности и массовой пробельности российских экологических законов, об их малоэффективности и дублировании друг друга[1]. Можно отчасти признать это правдой, но не всей, а главное – не основной. У российского природоохранного законодательства, как и у любого другого, есть указанные, но и свои специфические недостатки, и, в основном, не эти, а другие, на которых и надо фокусировать свое внимание, для того чтобы их преодолевать. Кроме того, принимаемые государством правовые меры по приостановлению добычи полезных ископаемых именно бывают обычно направлены на исполнение и соблюдение законодательных экологических требований и обеспечение должной эффективности содержащих их актов.

Перечень федеральных экологических законов, который может насчитывать несколько десятков, свидетельствует об обилии и наличии системы актов, регулирующих основные, общественно значимые природоресурсные и природоохранные отношения. Разумеется, есть и всегда будут некоторые проблемы как в нашем, так и в других государствах, не охваченные надлежащим правовым регулированием на уровне страны, нуждающиеся в своем решении самыми различными способами и методами.

Главными недостатками современного экологического законодательства, направленного на охрану недр прибрежных морей, являются не его архаичность и устарелость (они присущи любому законодательству, и в этом – в его инерционности, последовательности, неизменяемости, скорее, достоинства права, нежели недостатки), а нестабильность правовой системы и отдельных законодательных актов, которые меняются и дополняются ежегодно в массовом количестве, создавая у физических и юридических лиц, предпринимателей неуверенность в инвестиционном климате и обслуживающей его правовой среде, нарушая многоступенчатое природоохранное управление, способствуя произрастанию атмосферы коррупции и беззакония.

Анализ некоторых законодательных инициатив свидетельствует порой не столько об улучшении, сколько об ухудшении, ослаблении экологических требований, а мотивация об устарелости актов вообще не выдерживает профессиональной юридической критики. Сколько надо времени, для того чтобы считать акт молодым либо старым? Кто его определил? Можно назвать законы, действующие десятилетиями и веками, которые нуждаются иногда в косметических правках (Гражданский кодекс Наполеона), а можно назвать наши кодексы (Уголовный, Водный, Градостроительный), которые, не успев вступить в действие, дополняются и изменяются. Мотивировка предложений заключается в устранении излишних бюрократических барьеров на пути предпринимательской и инновационной деятельности, в том числе на пути добычи полезных ископаемых, выделения земельных участков и осуществления жилищного строительства, упрощении правовых процедур, процессуальных трудностей для инвесторов и заказчиков.

В то же время это может стать шагом назад в развитии демократических начал природоохранного управления и учета общественного мнения, а предложенный довод является лишь прикрытием для ухода от международно признанных экологических требований и для организации правового вакуума (в лучшем случае) или хозяйственного беспредела.

Регулярные перемены в природоохранной компетенции федеральных, региональных и муниципальных органов, осуществляемые в последние годы, приводят к непрофессионализму, текучести и дисквалификации персонала, дисбалансу экологического управления и контроля, к неясности полномочий субъектов РФ и органов местного самоуправления в прибрежных полосах морей, порождают проблему разбалансирования экологического управления. Мало кто в настоящее время может четко и полно сказать и обосновать, кто за что отвечает, кто и что должен делать в этих областях, кто и за что несет ответственность.

Динамизм развития российского экологического законодательства должен сочетаться с его стабильностью, обусловливающей предсказуемость регулирования и осуществления основных общественных отношений, уверенность их участников в надежности и выполнимости заключенных в соответствии с законодательством договоров, обеспеченности прав при выполнении всех условий природопользования и обязанностей природопользователей. Слишком частыми становятся ссылки практических работников на отсутствие "нормативно-правовой базы" для прикрытия своих собственных недочетов и недостатков.

Так, на совещании в Нефтеюганске прокурорские работники все еще требовали установления механизма порядка передачи документов из подразделений Минприроды России в прокуратуру, обосновывали необходимость организации взаимодействия между ними, как будто для всего этого требуется новое предписание в новом правовом акте[2].

Если и обнаруживаются пробелы, коллизии и иные проблемы в законодательстве, то надо семь раз их проанализировать (то есть отмерить), прежде чем дополнять либо изменять закон (отрезать). Не зря древние говорили, что законы надо готовить и принимать поспешая, но не торопясь. Все это относится к ситуации с минеральными ресурсами в Баренцевом, Охотском и иных прибрежных морях, где диспозитивность отношений должна сочетаться с императивностью требований.

Общие выводы можно сделать следующие:

  • – национальные российские правовые требования к природопользованию в прибрежных морях вбирают в себя основные международные соответствующие принципы и требования и им соответствуют;
  • – федеральные органы исполнительной власти в области охраны окружающей среды призваны неуклонно им следовать и своевременно принимать меры по обеспечению всеобщности и эффективности их действия;
  • – недопустимы послабления и отступления от требований законодательства независимо (в соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции) от национальности, имущественного и должностного положения, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств;
  • – неангажированность и верховенство российского права заключаются на современном этапе не столько в создании новых и изменении прежних актов, сколько в обеспечении открытости и гласности их применения, информационном надлежащем обслуживании общества, регулярном осуществлении государственного и общественного контроля и надзора за порядком подготовки, рассмотрения, заключения и выполнением заключенных договоров в области природопользования на прибрежных морях, куда простирается юрисдикция РФ.

  • [1] Экономические аспекты экологической политики в России. Избранные материалы семинаров // М., 2004. С. 17–18.
  • [2] Смольякова, Т. Минприроды грозит отобрать лицензии // РГ. 2006. 25 окт.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>