Принцип обеспечения каждому права на обращение в суд за защитой своих интересов

Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция (ст. 46) тем самым подтвердила на высшем законодательном уровне приверженность России общепризнанным международно-правовым стандартам прав человека и гражданина. Развивая установленное ею общее положение о признании общепризнанных принципов и норм международного права (ч. 4 ст. 15), Конституция формулирует четкое правовое положение: решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46). Это положение в определенной мере отражено в ГК, ГПК и УПК.

В ст. 19 УПК, в частности, указанный принцип представлен в следующем виде: "Действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящим Кодексом". Из приведенного положения видно, что закон не ограничивает круг субъектов права на жалобу только участниками процесса. Число субъектов права на жалобу значительно больше. В этом ст. 19 УПК не противоречит положениям ст. 46 Конституции, на столь высоком уровне обеспечивающей каждому право па жалобу. И все-таки необходимо отметить, что особую заботу законодателя составляет обеспечение в УПК права на обжалование действий и решений лиц, ведущих производство по уголовному делу, именно участниками процесса. Поэтому в числе процессуальных прав участников процесса УПК обязательно указывает это право (ст. 42, ст. 45–47, ст. 53–55 и др.), а наряду с перечислением субъективных процессуальных прав участников процесса в законе обращено внимание на обязанность государственных органов не только разъяснить указанные права, но и обеспечить возможность их осуществления.

В ходе судебной реформы были существенно расширены права субъектов процессуальных отношений на обжалование в суд решений и действий органов расследования. По УПК, в частности, это решения и действия (бездействие), способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд но месту производства предварительного расследования (ч. 1 ст. 125). При этом жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Реализация принципа обжалования действий и решений государственных органов направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Но, обращая внимание суда на допущенные нарушения закона, субъекты права на жалобу способствуют обеспечению законности и установлению истины по делу.

Принцип презумпции невиновности

Принцип презумпции невиновности достаточно четко и полно представлен в ч. 1 ст. 49 Конституции, в соответствии с которой "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда". Нельзя сказать, что презумпция невиновности до 1993 г. не была присуща российскому правосудию и уголовному судопроизводству. Она признавалась наукой[1], судебной практикой[2]. Положения, вытекающие из презумпции невиновности, нашли воплощение во многих статьях ранее действующего УПК. В частности, в УПК РСФСР было установлено: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом" (ст. 13). С презумпцией невиновности связаны и многие другие положения и требования закона, в том числе: а) запрещение суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 20); б) возложение на государственные органы, ведущие производство по делу, обязанности проводить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела, выявляя при этом обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого (ч. 1 ст. 20); в) установление правила, согласно которому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77) и др.

В отличие от прежних аналогичных законов УПК дат полную формулу презумпции невиновности как принципа уголовного процесса (ст. 14). При этом в УПК не просто воспроизведены конституционные положения. Во- первых, в ч. 2 ст. 14 указано, что нс только обвиняемый, но и подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность. Во-вторых, на обвинителя возложено не только бремя доказывания обвинения, но и опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого. В-третьих, подчеркнуто, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Таким образом, конституционная формула презумпции невиновности в действующем УПК получила развитие и конкретизацию.

Надо признать, однако, что становление презумпции невиновности как конституционного принципа уголовного процесса имеет важное значение нс только в юридическом, но и в этическом отношении. Установление в Конституции формулы презумпции невиновности как объективного правового положения не только имеет важнейшее значение для следственной и судейской практики, но и оказывает позитивное влияние на законотворческий процесс.

Принцип презумпции невиновности может стать реальным фактором правосудия, если уголовно-процессуальный закон предусматривает необходимые предпосылки действия принципа обеспечения обвиняемому (подозреваемому) нрава на защиту, а также соблюдения требований закона о полноте, объективности исследования обстоятельств дела на предварительном следствии (дознании) и в суде.

Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена приговором суда виновность лица в совершении преступления.

  • [1] См., например: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 1. С. 147-149, 349-353.
  • [2] Высший судебный орган страны аналогичную конституционной формулу презумпции невиновности дал еще в июне 1978 г. (Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: Спарк, 1996. С. 163–168).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >