Институциализация социологии в дореволюционной России

Говоря о процессе институциализации социологического образования в России, следует выделить два ключевых момента. Первое рождение социологического образования в 90-е гг. XIX в. пришлось на время экономического подъема страны, наблюдавшегося после отмены крепостного права в 1861 г. Второе рождение (90-е гг. XX в.) выпало на период экономического кризиса, связанного с распадом советской социалистической системы.

Первое рождение социологии происходило в рамках устоявшихся капиталистических отношений, второе – в рамках формирующегося капитализма. И хотя становление системы социологического образования оба раза приходится на капитализм, основные научные достижения отечественной социологии приходятся на социалистический период ее развития – самый продолжительный. Одновременно это время либо полного официального непризнания социологического образования, либо самое начало его становления.

Первый специальный курс лекции о О. Конте был прочитан уже в конце 70-х гг. XIX в. В 1877 г. И. В. Лучицкий[1], будучи профессором Киевского университета, по просьбе своих студентов, у себя на дому прочитал специальный курс о Конте и Спенсере. Об интересе И. В. Лучицкого к социологии говорит и тот факт, что в 1878 г. была издана книга

"Описательная социология, или Группы социологических фактов, классифицированные и распределенные Г. Спенсером" (Киев, 1878) – достаточно большая работа Г. Спенсера (более 400 страниц), которая была переведена И. В. Лучицким. В 1880 г. иод его редакцией вышла другая работа Г. Спенсера "Начала социологии (Обрядовые учреждения)" (Киев, 1880)[2].

В конце XIX в. в России возникает сеть студенческих социологических кружков (А. Лаппо-Данилевского, М. Туган-Барановского, Л. Петражицкого, Е. де Роберти). В начале XX в. появляются справочники, словари, программы-руководства, которые служат общеобразовательными указателями в социологической литературе, а также предметные, междисциплинарные и общие библиографии мировой социологической литературы. Возникают кафедры, секции, лаборатории и институты, составляются программы учебных курсов. Профессора, читавшие курсы по политической экономии, истории и правоведению, знакомили студентов с содержанием теорий О. Конта и К. Маркса. К концу столетия прочитан первый в России систематический курс социологии, который подготовил известный профессор Санкт-Петербургского университета Н. И. Кареев. Он был немедленно опубликован в виде пособия для студентов "Введение в изучение социологии. Лекции" (СПб., 1897).

Русские социологи стремились изучать все стороны жизни человека[3]

С небольшим отставанием в России воспроизводилось все то, что было к тому времени в европейской социологии: эмпирические открытия, теоретические идеи, идейные увлечения. Активно переводилась учебная литература, научные

монографии. Благодаря переводной литературе студенты и преподаватели могли знакомиться с новинками мировой науки, использовать их при подготовке лекций и научных статей, на семинарах и практикумах. Первоисточники, корпус произведений классиков в любой науке составляют необходимую базу университетского преподавания и служат отправной точкой как в формировании дисциплинарной матрицы науки, так и в процессе ее институциализации.

Важно было и то, что западные книги нс просто переводились, но они комментировались ведущими русскими социологами. Студенческой и преподавательской аудитории нужен был не только "голый" текст, но оценка его профессионалами. Самым большим энтузиастом этого дела был П. Сорокин, перу которого принадлежит большое количество рефератов и рецензий на книги и статьи по социологии, социальной психологии, философии. Без систематического ознакомления социологов России с мировым опытом вряд ли были бы возможны их крупные успехи[4].

Е. И. Кукушкина. Социологическое образование[5]. В России интерес к изучению социологии всегда был настолько велик, что уже с середины XIX в., несмотря на противодействие властей, социологическая тематика начинает проникать в университетское образование. В конце 1870-х – начале 1880-х гг. первые опыты чтения лекций но социологии были предприняты профессором Московского университета Μ. М. Ковалевским. В это же время другой профессор – правовед II. М. Коркунов – начинает все больше оснащать лекции социологическим материалом. В 1880-е гг. свой курс энциклопедии права он преобразовал в общую теорию права, что потребовало ввести в его содержание психологический и социологический материал. По сути дела, вместо "Энциклопедии права" студентам стал читаться курс пропедевтики обществоведения, и, для того чтобы назвать его курсом социологии, по замечанию Кареева, ему недоставало лишь экономического материала.

Социология в качестве учебной дисциплины спорадически появлялась в высших учебных заведениях России уже в конце 1870-х гг. Одним из первых систематических курсов был объявленный в 1890 г. в Гельсингфорсе курс профессора Е. Вестермаркова. Подобные курсы читались в Петербурге (в университете, иногда в Политехническом институте), Москве, изредка в Харькове. В некоторых городах спецкурсы но социологии вводились как факультативы. Вопрос о социологическом образовании все чаще начинал обсуждаться на страницах научных изданий и публицистики. Часто проблемы преподавания социологии обсуждались в связи с анализом предмета и задач социологии, что лишь подтверждаю факт органического единства процесса институционализации и организации преподавания социологии как одной из важнейших его сторон. Многие из таких публикаций принадлежали перу известных ученых – Μ. М. Ковалевского, Π. Ф. Лилиенфельда, И. В. Лучицкого, Я. А. Новикова.

К началу XX в. все образованное общество оказалось вполне подготовленным к введению преподавания социологии прежде всего как университетской дисциплины. Профессора университетов, среди которых было немало выдающихся историков, юристов, тяготевших к широкой обществоведческой культуре, овладевали опытом чтения лекций по социологии у себя в России и за рубежом.

В начале XX в. в стране появляются первые социологические учреждения. Русская высшая школа общественных наук возникла в 1901 г. в Париже, ее создали М. Ковалевский и Е. де Роберти. Предлагалось три года обучения и защита диссертации по социологии. В 1905 г. школа закрылась. В 1911 г. при Психоневрологическом институте в Петербурге была учреждена первая русская кафедра социологии. Социологический институт возник в 1919 г. в Санкт-Петербурге. Социологическое общество имени Μ. М. Ковалевского появилось в 1916 г. В 1917 г. вводится ученая степень по социологии, учреждаются кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах. В 1920 г. в Петроградском государственном университете открывается первый в России факультет общественных наук с кафедрой социологии, во главе с П. Сорокиным.

За несколько лет до революционных событий 1917 г. ученым и педагогам-энтузиастам социологию под разными предлогами удается включать как предмет изучения в программы некоторых средних учебных заведений, различных училищ, курсов. В последнее десятилетие перед революцией лекции но социологии читались на Высших женских курсах, в биологической лаборатории Π. Ф. Лесгафта. Основы социологического образования давала Высшая русская школа общественных наук в Париже, куда со всех концов России обращались за программами, учебным материалом, пособиями. В ее аудиториях раздавались голоса Μ. М. Ковалевского, Л. И. Мечникова, А. И. Чунрова, Н. И. Кареева, Π. Н. Милюкова, Е. В. де Роберти. Несмотря на первые удачные шаги, в дореволюционной России система регулярного социологического образования так и не сформировалась.

Социологический практикум

Зайдите на справочные сайты, найдите нужные данные и кратко охарактеризуйте социологические взгляды Л. И. Мечникова и Е. В. де Роберти.

Рост революционных выступлений в конце XIX в., появление марксизма, который становился все более популярным среди русской интеллигенции, напугали правящую власть, которая приняла все меры к прекращению в русских университетах преподавания социологических знаний. Из университетов были уволены многие профессора – Μ. М. Ковалевский, Н. И. Кареев, Е. В. де Роберти и др. В связи с этим они были вынуждены покинуть Россию, и только после революции 1905 г. у них появилась возможность вернуться на родину. Вернувшись в 1905 г. из эмиграции, Μ. М. Ковалевский совместно с Π. Ф. Лесгафтом создали в Петербурге Высшую вольную школу, она должна была продолжить традиции Парижской Высшей русской школы общественных наук. Демократически настроенные русские ученые возлагали на нее большие надежды. В этой школе впервые в России было введено преподавание социологии как обязательного предмета. Но это продолжалось недолго. Царское правительство, справившись с революцией, поспешило сразу закрыть это частное учебное заведение. И только в 1908 г., после длительной борьбы, по личному разрешению Николая II был открыт частный Психоневрологический институт[6] во главе с академиком В. М. Бехтеревым, в котором была первая в России кафедра социологии.

Изучение культуры и быта[7]

"При учреждении кафедры социологии при Психоневрологическом институте в 1908 г. министр народного просвещения Шварц заявил на приеме, что социология – предмет, который компрометирует учебное заведение, и отказывается удовлетворять ходатайство Совета института. Термин “социология” не принято было использовать в преподавании этой дисциплины, поэтому подыскивались разного рода синонимы, что позволяло избежать запрета властей на введение в программы учебных заведений этой дисциплины"[8]. Ее преподавали иод другими названиями: "Философия истории", "Введение в общую теорию права", "Социальные основы экономики", "Социальная психология" и т.д.

В 1910–1911 гг. при Психоневрологическом институте в Петербурге профессор Е. В. де Роберти организовал социологический семинар, на занятиях которого обсуждались доклады по самым разным вопросам. А в 1911 г. здесь была учреждена первая русская кафедра социологии. Первоначально, в течение двух лет, ее возглавляли Μ. М. Ковалевский, затем Е. В де Роберти, П. А. Сорокин и К. М. Тахта- рев[9]. Студенты Психоневрологического института, начиная с первых курсов, вели активную научную жизнь, работали в педагогическом кружке, имевшем свой устав[10]. Кафедра социологии с момента учреждения развернула большую работу по созданию программ социологических дисциплин, привлечению лучших специалистов для преподавания. В журнале "Вопросы психологии" печатались труды членов кафедры. Курс общей социологии для общеобразовательного факультета в течение двух семестров по два часа в неделю читал Е. В. де Роберти; "Общую психологию" – С. Л. Франк для юридического, естественно-исторического и словесно-исторического отделений педагогического факультета. Кроме таких курсов общего содержания, преподавались и узкоспециальные дисциплины по профилю подготовки небольших групп студентов (в частности, курс уголовной социологии и уголовной политики, который читал С. Н. Гогель, автор солидного пособия для студентов по этой дисциплине)[11]. С 1908 по 1916 г. он воспитал более 6 тысяч выпускников и сразу же попал под полицейский контроль[12]. Содержание курса лекций, прочитанного в Психоневрологическом институте, Μ. М. Ковалевский издал в 1910 г. в двухтомнике "Социология" (М., 1910), а К. М. Тахтарев в 1916 г. издал введение к общему курсу социологии, читаемого в Психоневрологическом институте и на Высших Курсах Π. Ф. Легсафта, "Социология как наука о закономерности общественной жизни" (Пб., 1916).

Большая работа проводилась профессорами и студентами Московского университета, где доклады по социологии регулярно заслушивались на заседаниях студенческих научных кружков и общества имени А. П. Чупрова. А в 1913–1914 гг. под редакцией Μ. М. Ковалевского и Е. В. де Роберти были напечатаны четыре выпуска сборника "Новые идеи в социологии". В них были опубликованы труды крупнейших русских и западных социологов по разным проблемам социологии. Данный сборник явился основой для создания профессионального журнала русских социологов. Кроме того, было выпущено пять выпусков серии "Родоначальники позитивизма" (СПб., 1910–1913).

В последнее десятилетие перед революцией лекции по социологии, кроме Психоневрологического института (Μ. М. Ковалевский, Е. В. де Роберти, К. М. Тахтарев), читались на Высших Курсах при лаборатории Π. Ф. Лесгафта (Μ. М. Ковалевский, К. М. Тахтарев), а также некоторыми профессорами в высших коммерческих институтах и в Народном университете им. А. И. Лагутина (1916). В дореволюционной России это были единственные систематические лекционные курсы по социологии. До самой Февральской революции в государственных университетах не были организованы кафедры по социологии и не читались по ней обязательные лекции[13].

В 1912 г. при Историческом обществе Петербургского университета, председателем которого был Μ. М. Ковалевский, открывается секция социологии. Она явилась первой попыткой объединить разрозненные силы российских социологов в единое целое. В том же году Μ. М. Ковалевский, Е. В. де Роберти, Н. И. Кареев, К. М. Тахтарев и другие ученые сделали первую попытку создать в Петрограде русское научное социологическое общество. Было проведено учредительное собрание и еще одно-два собрания, на этом все и закончилось. Повлияло и отсутствие помещения (собрания проводились на квартире Μ. М. Ковалевского), и подозрительное отношение правительства к данному начинанию, и то, что студенты университета совершенно не заинтересовались этим обществом[14].

Вторая попытка была предпринята в марте 1916 г. Новое стремление создать русское социологическое общество в Петрограде проявилось сразу на другой день после смерти "отца русской социологии" Μ. М. Ковалевского. Μ. М. Ковалевский умер 23 марта, а уже 24 марта К. М. Тахтарев у гроба покойного предложил его ученикам П. А. Сорокину и Я. М. Магазинеру основать совместно с другими социологами социологическое общество для увековечивания памяти покойного учителя и его заслуг в деле развития социологии в России. 26 марта, в день похорон, вечером состоялось первое собрание фактических учредителей общества, на котором присутствовали молодые социологи – Н. Д. Кондратьев, П. И. Люблинский, П. А. Сорокин, К. М. Тахтарев, Я. М. Магазинеру, С. И. Солнцев и др.[15] На втором предварительном собрании, проходившем через несколько дней после первого на квартире 11. И. Люблинского, уже присутствовали и старые, заслуженные петроградские ученые, представители различных общественных наук[16]. Весной 1916 г. на третьем учредительном собрании общества был принят его устав и избран председатель – академик А. С. Лаппо- Данилевский.

Русское социологическое общество объединило более 70 ученых – практически всех ведущих обществоведов страны. Но едва начавшись (состоялось только два заседания), деятельность общества прервалась событиями 1917– 1918 гг. В 1919 г., после регистрации Нарком просом, возобновляет свою работу Русское социологическое общество им. Μ. М. Ковалевского. Тогда же оно получило свое помещение на Университетской набережной и его ряды пополнились новыми членами. На место председателя, после смерти Λ. С. Лаппо-Данилевского, был избран Н. И. Кареев. На заседаниях общества обсуждались доклады: П. А. Сорокина "Социологические взгляды Парето" и "О социальном взаимодействии и социальных группировках", К. М. Тахтарева "О системе социологии", II. Д. Гредескула "О преподавании социологии в американских университетах", М. И. Кулишера "О причинах германо-европейской войны" и др. Наибольшую активность в Русском социологическом обществе проявлял II. А. Сорокин, выступивший против марксистской теории классов и классовой борьбы. В 1920 г. работа общества была прервана и частично стала осуществляться в Социологическом институте[17]. Открытая враждебность марксизму[18] и власти большевиков позволила продержаться Обществу лишь до 1922 г. Понадобилось 70 лет для того чтобы Социологическое общество имени Μ. М. Ковалевского смогло возродиться в 1993 г. при социологическом факультете СП6ГУ (его председателем стал декан факультета профессор А. О. Бороноев).

В 1917 г. вводится ученая степень по социологии, учреждаются кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах. Кроме того, в последнее десятилетие перед революцией лекции по социологии читались на Высших женских курсах (где лектором и первым директором был М. Ковалевский), в биологической лаборатории Π. Ф. Лесгафта.

Социологи изучали самые разные группы населения и разные аспекты социально-экономического быта[19]

До появления в России специальных социологических журналов на протяжении многих лет статьи по социологии печатались во многих научных изданиях, в частности это были "Юридический вестник", "Вестник знания" и "Вестник психологии" (два последних имели постоянную рубрику "Социология"). Большое количество социологических материалов публиковалось в журналах общего профиля – "Отечественных записках", "Современном мире", "Вестнике Европы", "Русском богатстве", "Заветах", "Русской мысли" и др. По образному выражению Н. И. Кареева, журнал "Отечественные записки" явился первой в России кафедрой социологии. Одновременно русские авторы были постоянными сотрудниками в профессиональных западных журналах ("Международное обозрение социологии" – редактор Р. Вормс, "Ежегодник социологии" – редактор Э. Дюркгейм) и даже оказывали им материальную помощь.

Динамика роста количества публикаций (статьи, брошюры и книги) но социологии, согласно расчетам И. А. Голосенко и В. В. Козловского, выглядит так: 1861 – 1870 гг. – 141; 1871-1880 гг. – 153; 1880-1890 гг. – 158; 1891-1900 гг. – 380; 1901 – 1910 гг. – 1183; 1911–1920 гг. – 780[20]. Они пишут: "За первое десятилетие XX в. количество социологических публикаций выросло почти в три раза в сравнении с последним десятилетием XIX в., составив более тысячи наименований. Именно в это десятилетие успешно разворачивается процесс институциализации русской социологии"[21]. Можно согласиться с оценкой Е. И. Кукушкиной в том, что "социологи России не только не стояли в стороне от мировых событий, но проявляли высокую активность, участвуя в работе международных и российских социологических институтов, включаясь в обсуждение научных проблем, находившихся в центре полемики обществоведов разных стран"[22].

  • [1] Лучицкий Иван Васильевич (1845–1918) – видный русский историк, член-корреспондент РАН (1917); член-корреспондент Петербургской АН (1908). Закончил историко-филологический факультет Киевского университета. В 1908 г. переехал в Петербург, преподавал на высших женских курсах, в Психоневрологическом институте и на курсах Лесгафта – центрах дореволюционной российской социологии. Мировую известность приобрели его труды по истории крестьянства, земледельческим классам, русской общине.
  • [2] Тарле Е. В. И. В. Лучицкий. (К пятидесятилетию его научно-литературной деятельности 1863–1913) // Голос минувшего. 1914. № 1. С. 42–61; Социология: история, основы, институционализация в России. 2002 // Русский Гуманитарный Интернет-Университет [сайт]. URL: i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp.
  • [3] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 306.
  • [4] См.: Кукушкина Е. И. Русская социология XIX – начала XX века. М., 1993. С. 10.
  • [5] Там же. С. 25–26.
  • [6] См.: Социология: история, основы, институционализация в России. 2002 // Русский Гуманитарный Интернет-Университет. URL: i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp.
  • [7] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 213.
  • [8] Кукушкина Е. И. Русская социология XIX – начала XX века. С. 9.
  • [9] См.: Ковалевский Μ. М. Очерк истории развития социологии в конце XIX и в начале XX века // История нашего времени. (Современная культура и ее проблемы) / под ред. Μ. М. Ковалевского, К. А. Тимирязева. Пг.: "Бр. А. и И. ГРАНАТ и К0", 1914. Вып. 27-29. С. 3.
  • [10] Работы о деятельности института, написанные директором В. М. Бехтеревым и другими авторами, публиковались в журнале "Вопросы психологии" и в виде отдельных изданий. Имеются также периодически издававшиеся отчеты о работе института, его задачах и т.д.
  • [11] См.: Кукушкина Е. И. Русская социология XIX – начала XX века. С. 28.
  • [12] См.: Голосенко И. А., Козловский В. В. История русской социологии XIX – XX вв. М., 1995. С. 29.
  • [13] См.: Ковалевский Μ. М. Очерк истории развития социологии в конце XIX и в начале XX века // История нашего времени. (Современная культура и ее проблемы). С. 1–254; Сорокин П. А. Докладная записка о необходимости организации летних курсов для преподавателей социологии // Социологические исследования. 1991. 10. С. 125–129.
  • [14] Социология: история, основы, институциализация в России. 2002 // Русский Гуманитарный Интернет-Университет. URL: i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp.
  • [15] Социология: история, основы, институционализация в России. 2002 // Русский Гуманитарный Интернет-Университет. URL: i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp.
  • [16] См.: Тахтарев К. М. Русское социологическое общество им. Μ. М. Ковалевского // Социобиблиологический вестник. 1919. № 4–5. С. 15–16.
  • [17] См.: Сорокин Π. А. Состояние русской социологии за 1918–1922 гг. // Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет / изд. подгот. В. В. Сапов. М.: Наука, 1994. С. 416.
  • [18] Так, например, на одном из заседаний Общества П. А. Сорокин выступил против марксистской теории классов и классовой борьбы.
  • [19] Добренькое В. И., Кравченко А. И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т. 2. С. 264.
  • [20] Голосенко И. А., Козловский В. В. История русской социологии XIX– XX вв. М., 1995. С. 18.
  • [21] Там же. С. 18.
  • [22] Кукушкина Е. И. Русская социология XIX – начала XX века. С. 22.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >