Система международного частного права. Единство исходных начал международного права и международного частного права

В системе международного частного права отражены объективные характеристики регулируемых им отношений, их общие свойства и специфические качества. И первые, и вторые, принадлежа однородным отношениям, определяют единство системы международного частного права, которое проявляется во взаимосвязанности и взаимообусловленности его институтов, отдельных структур и норм.

Система международного частного права в общем виде включает нормы, регламентирующие: а) правовое положение иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных юридических лиц и иных организаций как участников международного гражданского оборота; б) защиту прав и законных интересов российских субъектов права за рубежом; в) участие государства, международных организаций, их представителей и должностных лиц в гражданско-правовых отношениях с иностранным элементом; г) основания возникновения и порядок осуществления вещных прав, включая права на инвестиции; д) договорные и иные обязательства; е) исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности; ж) отношения по наследованию; з) семейные отношения; и) трудовые отношения.

Правоположения, названные выше, входят в систему норм международного частного права постольку, поскольку они специально предназначены для регулирования отношений, осложненных иностранным элементом.

Особенностью системы международного частного права является включение в ее общую часть правил об основаниях применения иностранного права, о взаимности, квалификации юридических понятий коллизионной нормы, об обратной отсылке, оговорке о публичном порядке, о действии "сверхимперативных" норм в международном частном праве и некоторых других правил, регламентирующих общие начала применения коллизионного и материального права.

Международное частное право как область правоведения наряду с указанными вопросами изучает вопросы международного гражданского процесса. К ним примыкают и вопросы международного коммерческого арбитража.

Предметом науки международного частного права являются также вопросы кодификации законодательства в этой области, унификации материальных и коллизионных норм на основе международных договоров, разработки и применения средств негосударственного регулирования (таких как Международные правила толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС), Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, по инкассо, по договорным гарантиям и др.).

Отечественная доктрина уделяет внимание процессам кодификации законодательства о международном частном праве в странах СНГ. Активизация этих процессов в последние годы, связанная с обновлением гражданского законодательства, уже принесла свои плоды. Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ на пятом, шестом и седьмом пленарных заседаниях (29 октября 1994 г., 13 мая 1995 г. и 17 февраля 1996 г.) приняты в виде рекомендательных законодательных актов части первая, вторая и третья Модели ГК для стран СНГ. Часть третья Модели включает разд. VII "Международное частное право". Соответствующие разделы предусмотрены в гражданских кодексах, принятых в Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Молдавии, Узбекистане. В Азербайджане и Украине действуют законы о международном частном праве.

Различия во взглядах на природу международного частного права не должны препятствовать объединению усилий представителей доктрины и практики с целью совершенствования этой области права. Отечественная наука традиционно исходила из идеи единства исходных начал международного права и международного частного права. К таким началам относятся общепризнанные принципы и нормы международного права, в том числе принципы суверенного равенства государств, мирного разрешения международных споров, невмешательства во внутренние дела, всеобщего уважения прав человека, сотрудничества, добросовестного выполнения международных обязательств.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются в силу конституционного положения составной частью ее правовой системы.

Единство исходных начал международного частного права и международного права выражается и в общности таких источников, как международные договоры. Образуя правовую основу межгосударственных отношений, международные договоры содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека.

В зарубежных странах подходы доктрины к определению предмета международного частного права отличаются большим своеобразием, корни которого уходят в основы соответствующих правовых систем. Для англо-американской доктрины характерен процессуальный подход к разрешению коллизий законов, выбору применимого права, в Германии к международному частному праву относят преимущественно коллизионные вопросы, во Франции – наряду с коллизионными и процессуальными – вопросы гражданства, права иностранцев.

* * *

Термин "международное частное право" связан с именем основоположника американской доктрины международного частного права, члена Верховного Суда США

Д. Стори, который впервые привел его в Комментариях к конфликтному праву (1834 г.). Начиная с 40-х гг. XIX в. к этому термину стали обращаться в европейских странах (В. Шеффнер, Ж. Ж. Г. Феликс). В России термин "международное частное право" был введен в научный оборот Η. П. Ивановым, автором написанной в 1865 г. в Казани работы "Основания частной международной юрисдикции", положившей начало развитию в нашей стране науки международного частного права.

Последние годы отмечены все возрастающим вниманием российской правовой мысли к проблемам международного частного права. Вряд ли убедительно объяснять этот феномен всецело особенностями международного частного права, послужившими основанием для известного сравнения его с высшей математикой юриспруденции. Главные причины "всплеска" исследовательского интереса к институтам международного частного права – в усиливающемся взаимодействии в условиях глобализации национальных экономик и правовых систем, самих реалиях политической и экономической жизни, изломах современной российской истории.

В целом же причин, объясняющих растущий интерес к данным институтам, более чем достаточно. Это:

  • – экономическое переустройство в стране и вызванное им не сопоставимое с недавним прошлым расширение международного общения российских субъектов частного права, будь то предпринимательская деятельность или обычные житейские отношения;
  • – обострение ситуации с правами и свободами многих граждан бывшего Союза ССР, ставших в результате разрушения единого государства изгоями в собственном доме;
  • – выход России в унифицированное международное правовое пространство, включая вступление (Совет Европы, Всемирная торговая организация) в авторитетные международные структуры, заключение новых международных договоров, охватывающих самые разные сферы сотрудничества;
  • – обновление российского частного права, принятие ГК РФ, СК РФ, КТМ РФ, других федеральных законов, являющихся источниками норм международного частного права;
  • – реализация целей и задач СНГ, наращивание унифицированной правовой основы их интеграционной деятельности, включая Модель ГК для стран СНГ, формирование единого экономического и правового пространства;
  • – увеличение в государственных и третейских судах количества дел с иностранным участием, обновление судебной практики по рассмотрению споров, осложненных иностранным элементом.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >