Политика "перезагрузки" российско-американских отношений и ее пропал

Приход новой демократической администрации 44-го президента США Барака Обамы в Белый дом, казалось, вселил надежду в потепление российско-американских отношений, "замороженных" администрацией Дж. Буша. Был введен даже термин "перезагрузка", предполагавший намерение новой администрации к конструктивному переосмыслению российско-американских отношений и намерение выстраивать партнерские отношения. Автор этого термина – вице-президент Джозеф Байден. Однако его интерпретация оказалась неоднозначной. Накануне первого визита Обамы в Москву (6–8 июля 2009 г.) и после него обнаружились значительные различия в толковании "перезагрузки" государственным секретарем X. Клинтон, вице-президентом Дж. Байденом и президентом Б. Обамой. США и Россия слишком разходились в понимании перезагрузки.

"Перезагрузка", но без сфер влияния для России

США предложили рассматривать презагрузку как перестройку отношений с Россией в позитивном направлении, по оценке помощника госсекретаря Д. Фрида. Однако Вашингтон не согласен с желанием Москвы иметь сферы влияния. Как заявил Д. Фрид, США "готовы к развитию сотрудничества с Россией в областях, представляющих взаимный интерес", в частности, но контролю над вооружениями. В то же время, по словам Фрида, США "не откажутся от друзей и ценностей" и не признают претензий России на "сферы влияния". Вашингтон хочет сотрудничать с Москвой, не отступаясь от новых союзников и партнеров. Д. Фрид заявил, что все без исключения европейские страны имеют право на выбор своего пути, в том числе на участие в союзах, подобных НАТО. "США не признают сфер влияния России и не признают независимость отколовшихся от Грузии регионов – Южной Осетии и Абхазии", – заявил дипломат[1].

В свою очередь, Россия выступает против расширения НАТО и дальнейшего приближения блока к российским границам, так же как и против размещения вблизи ее территории противоракет ПРО. При этом Россия не вела разговоров о "сферах влияния". Такой посыл исходит от некоторые стран Восточной Европы, а также Украина и Грузия в связи со сменой американской администрации, проявивших бурную дипломатическую активность. Дело в том, что еще в ходе выборов призывы Б. Обамы к переменам в политике США подтолкнули эти страны к демаршам перед Вашингтоном. Министры и послы этих стран просили нового президента не отказываться от заверений, данных его предшественником Дж. Бушем-младшего. В основном такие просьбы исходили от стран-новобранцев НАТО, а также Украины и Грузии. Подобные демарши носили столь энергичный характер, что Вашингтон и другие страны НАТО вынуждены клятвенно заверять, что "не бросят друзей". Дело дошло до того, что Великобритания связала свое предложение о создании трехтысячных сил быстрого реагирования НАТО с просьбой Эстонии "реагировать на ситуации, схожие с августовским кризисом в Закавказье".

Д. Фрид назвал российско-американские отношения "сложными". Российско-американская повестка дня включала целый набор важных тем: от вопросов поддержания стратегического баланса и контроля над вооружениями до торгово-экономических проблем. Тогда важно, чтобы дипломатии обеих стран как можно более плотно занялись этими темами и добились реальных результатов. Возможно, тогда спор по поводу "сфер влияния" отпадет сам собой.

"Перезагрузка" с сохранением гегемонии США

Другую версию перезагрузки предложил вице-президент Дж. Байден, второй человек в американской администрации, в интервью газете Wall Street Journal. По его мнению, перезагрузка более актуальна для Россини, чем для США. Дж. Байден указал на слабости Москвы, подталкивающие се к сотрудничеству с Вашингтоном. "У русских сокращается численность населения, а экономика чахнет. Маловероятно, что их банковский сектор и структура сумеют выстоять в следующие 15 лет. Они находятся в ситуации, когда мир меняется впереди них, а они все еще цепляются за что-то неустойчивое из прошлого", – сказал Байден[2]. По его словам, сократить ядерный арсенал России – в российских военных интересах. "У них что, вдруг наступило прозрение, и они сказали: “Эй, мы больше не хотим угрожать своим соседям?” Нет. Они не могут поддерживать арсенал на данном уровне", – отметил вице-президент США. При этом не исключил, что Москва может и в данной ситуации натворить глупостей.

Высказывания Дж. Байдена отражают взгляды одного из течений в администрации Б. Обамы, которое хотя и заинтересовано в улучшении отношений с Москвой, в то же время не считает, что Вашингтону для этого необходимо нести большие расходы. Согласно взглядам этой школы, со временем из-за совокупности факторов – слабости страны, а также своих интересов – Россия будет вынуждена учитывать американские озабоченности даже без значительных уступок со стороны Вашингтона. Но как показала история, вице-президент не подозревая того, выразил суть политики демократической администрации Обамы, которой он стал придерживаться в первый свой срок. В итоге оказалось, что, несмотря на декларации и заявления на Московском саммите, "перезагрузка" остается так и осталась концепцией, и не стала практической политикой.

Стратегия глобального лидерства Б. Обамы

Программное заявление по внешней политике Президент США Б. Обама сделал 7 июля 2009 г. в своем выступлении в Москве перед выпускниками Российской экономической школы. Внешнеполитическое кредо Обамы можно выразить формулой: "Торжество реализма с одновременным отказом от принципа поддержки демократических преобразований и гражданского общества в других странах". Следует заметить, что был заявлен новый взгляд на историю XX в., в особенности российско-американскую историю.

Во-первых, в отличие от своего предшественника Дж. Буша- младшего и американских неоконсерваторов, Б. Обама иначе оценивал причины окончания "холодной войны": "Холодная война закончилась благодаря многолетним усилиям многих стран, а также благодаря тому, что народы России и Восточной Европы преисполнились решимости сделать так, чтобы война окончилась мирно".

Во-вторых, были заявлены контуры будущего миропорядка: "Америка стремится к международной системе, в которой мы применяем к себе те же стандарты, что и к другим странам..."

В-третьих, новая администрация США заявила принципы международных отношений в XXI в.[3]:

  • 1) принцип государственного суверенитета: "Государственный суверенитет должен быть краеугольным камнем международного порядка. Америка не может и не будет навязывать другим странам какую-либо систему правления, и мы не выбираем партию или лицо, которые будут руководить другим государством";
  • 2) право наций на самоопределение: "Точно так же, как все страны должны иметь право выбирать своих руководителей, государства должны иметь право на защиту границ, а также на свою собственную внешнюю политику. Это справедливо как для России, так и для Соединенных Штатов. Любая система, которая отступает от соблюдения этих прав, приводит к анархии. Каждая страна прокладывает свой собственный курс";
  • 3) принцип мирного сосуществования: "Будущее не принадлежит тем, кто выводит армии на поля сражений или прячет ракеты под землю, – будущее принадлежит образованным молодым людям, наделенным воображением и способностью творить".

Все эти принципы оказались забыты, когда Россия, проявляя заботу о собственных национальных интересах, действовала самостоятельно и независимо, как это было в случае с "украинским кризисом" 2014 г. В этом случае Россия подвергалась санкциям со стороны западных стран – СТПА и ЕС.

Базовые принципы российско-американских отношений

Встреча президентов России и США в Москве 6–8 июля 2009 г., казалось, открыла новую главу в отношениях между двумя странами. Объявленная Обамой "перезагрузка", казалось, дала первые результаты. Действительно, после окончания "холодной войны" руководители России и США не раз объявляли о стратегическом партнерстве. Но каждый раз эти декларации не подкреплялись конкретными делами. Обманутые ожидания завершались резким охлаждением российско-американских отношений. Диалог, начатый президентами Д. Медведевым и Б. Обамой в Лондоне в апреле 2009 г. на встрече G-20, перешел в практическую плоскость.

  • 1. Преодолен острейший кризис в отношениях между Москвой и Вашингтоном, которым завершила свое пребывание у власти администрация Дж. Буша-младшего. Тогда казалось, что США и Россия на грани новой холодной войны. Сегодня стало ясно – возврата к эпохе конфронтации не будет. Дело не только в том, что резко изменился тон российско-американского диалога. На первый план вышли общие интересы двух стран, что позволяет добиваться серьезных договоренностей по ряду вопросов международной безопасности и двусторонних отношений.
  • 2. Подписано соглашение о сотрудничестве по Афганистану. Это касается, прежде всего, транзита американских военных грузов и военнослужащих через Россию в Афганистан, который объявлен Обамой "центральным фронтом" в борьбе против терроризма. Талибан и "Аль-Каида" являются общими врагами и России, и США. Еще раньше подобные соглашения были заключены с Германией, Францией и Испанией. Недавно возобновил свою работу Совет Россия – НАТО, где афганская тема также является ключевой.
  • 3. Было подписано соглашение о развитии двустороннего военного сотрудничества. Речь идет об оперативной совместимости вооруженных сил двух стран.
  • 4. Россия и США совместно проведут изучение угроз со стороны баллистических ракет третьих стран. Как известно, США мотивировали свой выход из Договора по ПРО и развертыванию стратегической противоракетной обороны ракетной угрозой со стороны КНДР и Ирана. Но у этих стран нет межконтинентальных ракет, у них есть только ракеты средней и меньшей дальности, которые 20 лет назад были запрещены Договором о РСМД. Это и позволяет нам и американцам начать диалог об угрозе и средствах его парирования. Россия категорически против развертывания ПРО в Европе. Администрация Обамы в отличие от предшественника не горит энтузиазмом развертывать противоракеты в Польше. Ракеты разворачиваются, например в Турции. Совместный диалог дает надежду найти взаимоприемлемое решение.
  • 5. Подписан документ "Совместное понимание нового Договора о СНВ". Согласно этому документу новый договор будет рассчитан на семь лет. При этом устанавливаются уровни в 1500– 1675 стратегических боеголовок и 500–1100 ракет и тяжелых бомбардировщиков. Такие параметры отразили серьезные расхождения между позициями двух сторон, особенно в отношении носителей стратегического оружия.
  • 6. Достигнута договоренность о взаимодействии по вопросам нераспространения. Обама, в отличие от Буша, не требует "смены режимов" в Иране и Северной Корее, а выступает за переговоры о прекращении ракетно-ядерных программ.
  • 7. Принят президентский план действий, который включает конкретные поручения ведомствам по конкретным направлениям торгово-экономического взаимодействия. Этот план должен стать основой для межправительственного экономического диалога и создания соответствующей координационной структуры по экономике, энергетике, медицине и здравоохранению, а также гражданского диалога. По итогам переговоров принято решение о создании российско-американской президентской комиссии по развитию сотрудничества.

Доктрина "умной силы" и приверженность идее мирового лидерства США

Однако на практике приоритеты американской внешней политики демократической администрации Б. Обамы заметно отличались от деклараций. В первый срок его президентства внешняя политика была сформулирована государственным секретарем США X. Клинтон. Ее можно назвать доктриной "умной силы" (smart power), что подразумевает использование всего комплекса средств, имеющегося в арсенале США, для возвращения позиции мирового лидера. США будут выбирать комбинацию средств, адекватных конкретной ситуации. X. Клинтон обнародовала четыре главных подхода США в проведении жесткой, но вместе с тем умной дипломатии ко внешнеполитическим проблемам: 1) прагматичное сотрудничество с союзниками и международными организациями; 2) улучшение материальных условий жизни людей по всему миру; 3) скоординированность гражданских и военных усилий в зонах конфликтов с участием США;

4) поддержание традиционных ресурсов внешнеполитического влияния.

По словам X. Клинтон, ориентиром для внешнеполитической стратегии США является мир без экстремизма, ядерного оружия, глобального потепления и нарушений прав человека. Госсекретарь также провозгласила принцип, в соответствии с которым, методами защиты национальных интересов США будут партнерство и продвижение общечеловеческих ценностей силой собственного примера. X. Клинтон уточнила, что США исходят из двух обстоятельств: во-первых, ни одна страна не может в одиночку справиться с современными вызовами и, во-вторых, большинство стран сталкиваются с одинаковыми угрозами.

Говоря о целях внешней политики США, X. Клинтон отстаивала необходимость диалога с недружественными странами. Хотя, будучи кандидатом на пост президента США, глава американской дипломатии отчаянно громила этот тезис, выдвинутый Б. Обамой. Теперь он превратился для нее в базовый подход. Клинтон подчеркнула, что переговоры будут вестись, в том числе и с Ираном. При этом, по мнению госсекретаря: "Иран не имеет права на ядер- ное оружие. Но он получит право на мирный атом, если восстановит доверие международного сообщества и будет использовать ядерные программы исключительно в мирных целях". Впервые были четко обозначены условия, при которых Ирану будет дан "зеленый свет" на создание собственной мирной ядерной программы, что не часто можно встретить в публичных выступлениях американских политиков.

X. Клинтон дала ясно понять, что США сохранили приверженность концепции абсолютного мирового лидера. В 2010 г. в одном из интервью, она заявила, что "Моя концептуальная задача восстановить лидирующую роль Америки. Думаю, что эта большая работа мне по плечу". При этом, госсекретарь заявила: "Вопрос не в том, может ли или должна ли наша страна быть лидером в XXI в., вопрос в том, в чем именно будет заключаться это лидерство". Новым моментом во внешнеполитических подходах, озвученных X. Клинтон, стало упоминание России в числе "главных нарождающихся мировых держав", в сотрудничестве с которыми заинтересованы США. Клинтон заявила, что США придают особое значение тому, чтобы Китай, Индия, Россия и Бразилия, а также Турция, Индонезия и ЮАР стали полноценными партнерами Соединенных Штатов в решении вопросов мировой повестки дня. После ее ухода с поста госсекретаря в 2012 г. можно сказать, что отчасти, ей удалось вернуть былой блеск американскому брэнду, изрядно поблекшему в годы прежней республиканской администрацией.

Сдвиги во внешней политике и "стратегия ухода" Дж. Керри

Начало второго срока президентства Б. Обамы (2013 г.) показало дальнейшие сдвиги во внешней политике США: она стала носить откровенно имперский характер, несмотря на то что руководитель внешней политики США государственный секретарь Джон Керри заявил о "стратегии ухода" (exsit strategy), предусматривающей акцент на решении внутренних финансовых проблем, чтобы быть великой державой: "Мы не можем быть сильными в мире, если мы слабы дома".

Среди проблем, которые угрожают США, Дж. Керри назвал: 1) ядерную программу Ирана, где США "будут проводить не политику сдерживания, а предупреждения", чтобы не допустить получение ядерного оружия Ираном; 2) Ближний Восток и Северная Африка: "наращивание позиции США в этом регионе"; 3) в отношениях с Россией преодолеть кризис последних лет; 4) улучшить отношения с Пакистаном и разрешить ситуацию в Афганистане. Дж. Керри призван решить все эти проблемы без прямой агрессии. Однако США должны оставаться единственным центром мировой силы, но без вторжения войск и бомбежками во имя демократии, без колоссальных расходов на войну и содержание войск за пределами США, без скандальных расследований о пытках инакомыслящих в тюрьмах и тотальной слежке за европейскими лидерами и простыми обывателями (как показал бывший агент ЦРУ Р. Сноуден).

Несмотря на эти декларации, на практике на щит поднимается тезис о великой миссии Америки, ее праве быть мировым арбитром и полицейским. Наиболее выпукло это проявилось в период "сирийского кризиса" (осень 2013 г.). США предприняли попытку одностороннего силового решения сирийского конфликта (под надуманным предлогом борьбы с химическим оружием, которое якобы Б. Лсад использует против своих граждан) путем введения войск западной коалиции и свержения неугодного США режима. Лишь инициатива Президента России В. Путина о международном контроле за химическим оружием Сирии предотвратила новую войну, на пороге которой мир стоял.

  • [1] См.: Независимая газета. 2009 г. 5 марта.
  • [2] См.: Коммерсантъ. 2009 г. 11 июля.
  • [3] Независимая газета. 2009. 17 июля.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >