Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Проблематика исследований

В связи с недоступностью для историков-эмигрантов отечественных архивных и библиотечных материалов они сосредоточили свою деятельность на изучении славянской тематики, истории Византии и стран Западной Европы. В трудах, посвященных истории России, главное внимание уделялось допетровской эпохе, прежде всего проблеме влияния норманнов на первый период истории Руси, а также темам, практически не разрабатывавшимся в советской историографии: история церкви, религиозная культура, вопросы генеалогии.

Предметом исследований ряда ученых являлась Киевская Русь в системе международных отношений. Так, профессор Белградского университета Г. А. Острогорский при рассмотрении сходства древнерусских государственных институтов с византийскими пришел к выводу о несостоятельности утверждений о вассальной зависимости Руси от Византии. Сотрудник Института им. II. 11. Кондакова Д. А. Расоковский опубликовал оригинальный материал по истории черных клобуков, печенегов, торков, берендеев и половцев. М. В. Шахматов посвятил большое исследование органам власти и управления в Московской Руси IX—XVII вв.

С. Г. Пушкарев исследовал отношения церкви и государства в феодальной России. В монографиях "Свято-Троицкая Сергиева Лавра" (1928) и "Роль православной церкви в истории русской культуры и государства" (1938) он проанализировал взаимоотношения мира и монастыря на Руси в XIV—XVII вв. С. Г. Пушкарев занимался историей происхождения крестьянской поземельно-передельной общины. По его мнению, в Московском государстве отсутствовали признаки "первобытного земельного коммунизма или коллективизма", община была порождена реформами Петра I о подушном обложении.

Первой крупной работой историка-медиевиста, философа и религиозного мыслителя Георгия Петровича Федотова (1886—1951), выпускника историко-филологического факультета Петербургского университета, стала монография "Абеляр", изданная в 1924 г. В следующем году он эмигрирует в Париж, где преподавал в Православном богословском институте, вместе с И. И. Фондаминским и Ф. А. Степуном редактировал журнал "Новый град". В 1941 г. Федотов перебирается из Франции в США, работает приглашенным профессором в Богословской школе при Йельском университете (Нью-Хейвен), а с 1943 г. — профессором русской православной Свято-Владимирской семинарии (Нью-Йорк). Его основные труды "парижского" и "американского" периодов эмиграции, получившие широкую известность: "Святой Филипп, митр. Московский" (1928), "И есть, и будет: Размышления о России и революции" (1932), "Русская религиозность" (1946; 1966), "Святые Древней Руси (X—XVII вв.)" (1959). Значительный интерес представляют публицистические статьи Федотова по философии русской истории и культуре "Судьба и грехи России" (1991).

История России XIX в. отражена в исследованиях А. Н. Фатеева о проекте конституции М. М. Сперанского и П. А. Остроухова о Нижегородской ярмарке, ее общей конъюнктуре за 50 лет, с 1817 по 1867 г. Проблемы российского освободительного движения интересовали историков-эмигрантов слабо. Среди них выделим работы Н. С. Жекулина о ранних занятиях П. И. Пестеля политэкономией и Б. Е. Евреинова о М. А. Бакунине.

Политическая неоднородность эмиграции, наличие в пей различных групп и течений — от монархистов до меньшевиков и эсеров — в наибольшей степени проявились в литературе, посвященной истории революции и гражданской войны в России. Научные исследования и мемуары на эту тему отражали ожесточенные споры в среде русской эмиграции, которые сводились к осмыслению истоков революции, поиску виновных в катастрофе, постигшей белое движение. Уже в 1919 г. в Киеве вышла работа П. Н. Милюкова "История второй русской революции". Произошедшие события в России автор объяснял слабостью государственности и социальных прослоек, "упорством" старого, царского режима, "неискренностью" его уступок обществу, т.е. либеральной буржуазии. В изданных в 1920-е гг. двух томах "Истории второй русской революции" и в монографии "Россия на переломе" концепция Милюкова получила дальнейшее развитие и обоснование.

Историографический интерес представляют "Очерки русской смуты" А. И. Деникина (Париж; Берлин, 1921 — 1926); "Красный террор в России. 1918—1923" С. II. Мельгунова (Берлин, 1923); монография Н. И. Головина "Российская контрреволюция в 1917—1918 гг." (Париж, 1937). При всей разнице во взглядах на события в России историки-эмигранты были едины в их оценке: они отрицали закономерность и прогрессивность свершившейся в октябре 1917 г. революции.

В методологическом отношении историческая паука русского зарубежья была многопланова. Часть историков (П. Н. Милюков) по-прежнему придерживалась традиций "старой школы", схемы В. О. Ключевского. Крупными направлениями в области методологии истории были социологическое (Е. Ф. Шмурло, П. М. Бицилли) и теософское (Л. П. Карсавин, Г. В. Флоровский). Важное место занимали проблемы философии истории в творчестве Н. А. Бердяева.

Широкое распространение в 1920-е гг. среди эмигрантских деятелей получили идеи евразийства[1]. "Отцом" евразийства считается языковед и философ князь Н. С. Трубецкой. В книге "Европа и человечество" (1920) он выступил против романо-германизации России, отстаивал принцип равноценности всех культур и народов и с этих позиций отвергал одностороннее насаждение чужой культуры. В работе "Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока" (1925) Трубецкой писал о "неправильности" признания России "продолжением Киевской Руси". По его мнению, первым образованием, из которого вышло Русское государство, стала монгольская держава Чингисхана. После распада этой империи Москва продолжила ее евразийскую политику, опираясь на традиции православия.

Один из ведущих теоретиков евразийства — П. Н. Савицкий — экономист, географ и философ — происхождение этого понятия объяснял географическим фактором. В массиве земель Старого Света, отмечал он, выделяется срединный материк — "Евразия", на его пространстве и разворачивается история России, страны, которая не является ни Европой, ни Азией, а геополитическим миром в себе. Особенности исторического и культурного развития России — Евразии обусловлены ее природно-географическими условиями и исторически сложившимися в ней внутриэтническими отношениями. Социально-политическую среду, рассматриваемую неразрывно от территории, Савицкий обозначил ключевым в евразийской теории понятием "месторазвитие".

Пропагандируя основы евразийского учения, его сторонники апеллировали к опыту прошлого. При этом первостепенное внимание уделялось пересмотру господствовавших историографических традиций. В этой связи особое значение имело выступление на стороне евразийцев профессиональных историков. Евразийская точка зрения на русский исторический процесс наиболее последовательно выражена в книгах Г. В. Вернадского "Начертание русской истории" (1927), "Опыт истории Евразии" (1936), "Звенья русской культуры" (1938).

Георгий Владимирович Вернадский (1887—1973) — сын выдающегося естествоиспытателя и философа В. И. Вернадского. После окончания историко-филологического факультета Московского университета (1910) его оставили на кафедре русской истории для "подготовки к профессорскому званию". С 1913 г. Вернадский — приват-доцент Петербургского университета, в 1917 г. защищает магистерскую диссертацию "Русское масонство в царствование Екатерины II", последующие три года работает в Пермском и Симферопольском филиалах Киевского университета. В Крыму при П. Н. Врангеле Вернадский занимал пост начальника отдела печати, после поражения белых эмигрировал.

В 1922—1927 гг. Вернадский жил и работал в Праге, преподавал в Русском юридическом институте, много работал в архивах Берлина, Вены, Парижа, где изучал русские летописи; участвовал в работе семинара Н. П. Кондакова (с 1925 г. возглавил сто). Движение Вернадского к евразийству было вызвано его интересом к взаимосвязи степной, византийской и славянской культур, колонизации русскими Евразийского материка. Исследователь его творчества Н. Е. Соничева отмечала, что в евразийстве ученого привлекли "некоторые ключевые историко-философские идеи, сходные с его собственными. Никогда не присоединяясь к этому движению политически, Вернадский заимствовал евразийский словарь и своими работами подвел историческую основу под евразийскую доктрину".

Движущей силой развития русского общества историк считал "взаимное давление русской народности и окружающей среды". Русский народ, подчеркивал он, "занял место в истории благодаря тому, что оказываемое им давление было способно освоить это место". В основе концепции Вернадского — взаимодействие природных и социальных факторов. Размещение на территории Евразии четырех почвенноклиматических зон (безлесная тундра, лесная зона, степная зона, зона безлесных пустынь) в значительной мере обусловило направление и результаты миграционных процессов. Это и определило этнический облик Евразии, "соотношение между лесом и степью".

В русской истории Вернадский выделял пять периодов: с древнейших времен до смерти Святослава Игоревича в 972 г., когда имели место попытки объединения леса и степи; с 972 г. до нашествия Батыя на Русь в 1238 г. — время борьбы между лесом и степью; с 1238 г. до основания зависимого от Москвы Касимовского татарского царства в 1452 г. — победа степи над лесом; 1452—1696 гг. — победа леса над степью в результате распада Золотоордынской державы и возвышения Москвы, этот период заканчивается взятием Петром I Азова; 1696— 1917 гг. — объединение леса и степи "в отношении хозяйственно-колонизационном", в этот период Российское государство распространяется почти до естественных пределов Евразии. Таким образом, делал вывод ученый, унаследовав традиции монгольской государственности и византийского православного христианства, Россия в ходе исторического развития превратилась в евразийскую империю. Это было логическим завершением многочисленных попыток русского народа создать единую государственность.

Дальнейшая разработка исторической концепции Вернадского связана с "американским" периодом его жизни и творчества. В 1927 г. он стал преподавателем Йельского университета. Через год на английском языке выходит однотомная "История России" Вернадского, которая впоследствии неоднократно переиздавалась. С интересом па Западе встретили его работы "Ленин: красный диктатор", "Русская революция: 1917—1932", "Политическая и дипломатическая история России". В середине 1930-х гг. совместно с М. М. Карповичем Вернадский приступил к созданию многотомной "Истории России". Первые ее тома (до возникновения Российской империи) должен был написать Георгий Владимирович, остальные — Карпович. Работа ученого над проектом продолжалась свыше четверти века: 1-й том — "Древняя Русь" — вышел в 1943 г., 5-й том — "Московское царство" — в 1969 г. Изложение событий русской истории Вернадский довел до 1682 г. В этом и других его сочинениях, созданных в США, получила развитие оригинальная концепция русской истории, включавшая в себя учение Владимира Ивановича Вернадского о ноосфере. В ее основе — тезис о взаимодействии природы и общества как главном содержании всемирно-исторического процесса.

Г. В. Вернадский — выдающийся русский историк. В то же время он и американский ученый, оказавший большое влияние на становление русистики в США. Многие его труды, изданные па английском языке, лишь спустя годы были переведены на русский. Объясняется это, в частности, следующим: на Западе работы историков-эмигрантов, написанные на иностранных языках, получали преимущественное право для публикации. Так, на английском языке издали курсы истории Д. П. Святополк-Мирский (1927) и М. Т. Флоринский (1940), па итальянском — Е. Ф. Шмурло (1928—1930), па французском — Н. Брянчанинов (1929). В 1930-е гг. на французском и английском языках вышел трехтомник по русской истории под редакцией П. II. Милюкова.

Постепенно обозначился процесс денационализации российской исторической пауки за рубежом, "растворения" ее в традиционной западной историографии.

Особенностью развития исторической науки в Советском государстве вплоть до конца 1920-х гг. являлось сосуществование двух научных направлений — марксистского и немарксистского. Каждое из направлений имело свои научные учреждения и занималось собственной проблематикой исследований. Марксистских историков больше интересовали проблемы социально-экономической и политической истории России периода капитализма и советской эпохи, а также история российского революционного движения. Историки "старой школы" разрабатывали традиционные для русской историографии проблемы феодальной истории страны. Между представителями двух направлений часто проходили дискуссии. Это свидетельствовало о том, что в исторической науке в первое послеоктябрьское десятилетие имел место научный плюрализм.

Другая особенность развития отечественной историографии в рассматриваемый период — становление ее в русском зарубежье. Историки-эмигранты внесли весомый вклад в разработку методологии исторического исследования, создали немало ценных конкретно-исторических трудов, особенно по проблемам, которые в силу идеологических причин не исследовались в советской исторической науке.

  • [1] Евразийство — философско-политическое движение, выступающее за отказ от европейской интеграции России в пользу интеграции с центральноазиатскими странами.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>