Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

16.3. Основная проблематика исторических исследований в 1930-е годы

Репрессии против историков, утверждение в советской исторической науке сталинской интерпретации прошлого крайне негативно сказались на ее последующем развитии. Фактически прекратились исследования но теории исторического познания. Единственно верной признавалась марксистско-ленинская методология. В исторических сочинениях, посвященных истории партии, революционному движению, преобладали догматизм и упрощенчество. Широкое распространение получили цитатничество, иллюстративный метод, "фактографиям" — описание явлений без должного их анализа. По мере исчезновения с политической арены видных политических, советских, военных, хозяйственных деятелей, объявленных "врагами народа", их имена трактовались в исторических трудах исключительно негативно или вообще не упоминались.

Тем не менее, в 1930-е гг. советская историческая наука достигла определенных успехов в разработке отдельных конкретных проблем. В современной историографии отмечается, что, в первую очередь, можно говорить об успехах в изучении истории России периода феодализма. Об этом свидетельствуют дискуссии того времени, работы И. И. Смирнова о характере строя Древней Руси, выводы С. В. Юшкова о Древней Руси как колыбели русского, украинского и белорусского народов, фундаментальная монография С. Б. Веселовского "Село и деревня в Северо-Восточной Руси XIV— XVII веков" (1936).

К. В. Базилевич, С. В. Бахрушин, В. В. Мавродии и другие историки изучали социально-экономические предпосылки объединения русских земель вокруг Москвы. Первые два историка считали, что корпи процесса экономического объединения страны надо искать в XIV—XV вв., а политическое объединение ускорила необходимость защиты рубежей от внешних врагов. По мнению Базилевича и Бахрушина, политическое объединение прошло два этапа: возникновение национального государства при Иване III и превращение его в многонациональное при Иване IV с присоединением Поволжья и Сибири.

Ведущим специалистом по истории России периода феодализма и общепризнанным главой советских историков в 30-е гг. ста.?! Борис Дмитриевич Греков (1882—1953). После окончания в 1905 г. Варшавского университета он сдал магистерские экзамены в Петербургском университете и приступил к написанию диссертации по истории русского церковного землевладения "Новгородский дом Святой Софии". В центре внимания Грекова находились феодальное хозяйство, различные категории феодально-зависимого населения. Первая часть труда была опубликована в 1914 г., вторая — в 1927 г. Книга явилась важным подготовительным этапом в выработке ученым нового историографического представления о характере русского феодализма и становлении отношений крепостничества па Руси.

В 1916—1918 гг. Греков преподавал в Пермском университете, следующие два года — в Таврическом. С 1921 г. ученый работает в Археографической комиссии, которую возглавлял С. Ф. Платонов. В связи с "Академическим делом" его арестовали, однако вскоре освободили.

Б. Д. Греков принимал активное участие в дискуссии о характере строя Древней Руси, отстаивал тезис о возникновении у восточных славян феодальных отношений и установлении феодальной общественно-экономической формации, минуя стадию рабовладения. Принципиальное значение имела разработка ученым вопросов об изменении форм феодальной ренты, ее связи с общественным строем и внутренней политикой государственной власти и феодальных группировок.

Свою концепцию Греков обосновал в монографии "Очерки по истории феодализма в России. Система господства и подчинения в феодальной деревне" (1934). Впервые в историографии он проследил процесс организации крупной вотчины в XI—XIII вв., предпринял попытку исследовать феодальные отношения в Северо-Восточной Руси XIV—XV вв., выдвинул гипотезу о "втором издании крепостничества" в России XVI в. Вывод Грекова о феодальном характере общественного строя в Киевской Руси поддержали в то время большинство историков.

В 1935 г. выходит в свет его книга "Феодальные отношения в Киевском государстве". С третьего издания (1939) монография получила название "Киевская Русь". В этой работе ученый доказывав, что процесс феодализации в древнерусском обществе шел параллельно с государственным строительством; государство с центром в Киеве складывалось в результате выравнивания социально-экономических и политических условий развития севера и юга расселения восточнославянских племен.

Следует отметить, что после выхода "Краткого курса истории ВКП(б)" закрепилось положение о пяти общественно- экономических формациях развития всех стран. В связи с этим А. В. Шестаков выступил со статьей, в которой характеризовал Киевскую Русь как рабовладельческое государство. Его поддержали П. П. Смирнов, Н. Д. Кузнецов, А. И. Яковлев и др. Б. Д. Греков в третьем издании своей работы вынужден был согласиться с этой точкой зрения. Однако в послевоенных изданиях "Киевской Руси" он вернулся к прежним взглядам на Древнюю Русь как на раннефеодальное государство.

Результаты научных исследований Грекова получили широкое признание. В 1934 г. он был избран членом-корреспондентом, в 1935 г. — действительным членом АН СССР, в марте следующего года возглавил Ленинградское отделение Института истории (ЛОИИ). С 1937 по 1953 г. Греков — директор Института истории АН СССР, одновременно, с 1944 по 1946 г., — директор Института истории материальной культуры, с 1946 по 1951 г. — директор созданного по его инициативе Института славяноведения. С 1946 по 1953 г. ученого неоднократно избирали академиком-секретарем Отделения истории и философии АП СССР, многие годы он преподавал в ЛГУ, МГУ, Академии общественных наук при ЦК ВКП(б), принимал активное участие в общественной и государственной деятельности.

Несмотря на большую организационную и административную работу, Греков продолжал научные исследования. В предвоенные годы его научные интересы сосредоточились па истории крестьянства. В 1940 г. выходит книга "Главнейшие этапы в истории крепостного права в России", которая предваряла монографию ученого "Крестьяне на Руси с древнейших времен до середины XVII века" (1946). Этот труд, пишет Н. А. Горская, ученица и автор одного из последних исследований о жизни и творчестве Грекова, "остается классикой отечественной историографии в силу своей собственной историографичности, широкого географического охвата (с “докиевского периода” и до середины XVII в.), корректного применения сравнительно-исторического метода, аккумуляции богатейшего материала самых разнообразных источников: письменных, археологических, этнографических, лингвистических, фольклорных, кроме отечественных — византийских, арабских, западноевропейских".

Б. Д. Греков изучал историю монголо-татарского нашествия, Золотой Орды, борьбы Руси за создание своего государства. В последние годы жизни ученый интересовался историей южных и западных славян. Многое ему удалось сделать в области конкретного источниковедения, публикации источников, организации археографического дела в стране.

Современники уважали Грекова не только за высокий профессионализм, но и за человеческие качества. Академик Д. С. Лихачев вспоминал: "Для меня Греков был подлинным главой советской исторической науки, и не только потому, что он занимал в ней высшие административные посты... по и потому, что благодаря своим научным и моральным качествам был в исторической науке самым крупным авторитетом".

Значительное место в отечественной историографии 30-х гг. отводилось военной и внешнеполитической тематике. Наиболее значимыми в этой области были исследования академика Евгения Викторовича Тарле (1874—1955). Его творческое наследие насчитывает свыше 1000 трудов. Ученый опубликовал 50 монографий, не считая 120 их переизданий, исправленных и дополненных. Феноменален диапазон его научных интересов — политическая, экономическая, военная, дипломатическая, религиозная история и культура с древности до современности. С равным успехом изучал Тарле как отечественную, так и всеобщую историю (прежде всего историю Франции).

После окончания Киевского университета и защиты магистерской диссертации о великом социалисте-утописте Томасе Море Тарле в 1903 г. занял должность приват-доцента Петербургского университета. "Очерк развития философии истории" (1908) свидетельствует, что в то время мировоззрение ученого составлял синтез "доктрины Конта с учением Маркса". Е. В. Тарле примыкал к меньшевистской фракции РСДРП и подчеркивал свои демократические убеждения. Под влиянием событий Первой русской революции он занялся изучением исторической роли пролетариата. Докторская диссертация "Рабочий класс во Франции в эпоху революции" (издана в двух томах в 1909 и 1911 гг.), монография "Континентальная блокада" (1913) и другие сочинения принесли историку мировую славу.

Во время Первой мировой войны Тарле активно изучал международные отношения; заинтересовался и историей России. В 1921 г. он был избран членом-корреспондентом Академии наук, в 1927 г. — академиком. После вынужденного перерыва в связи с арестом и ссылкой (1930—1932) ученый вновь включается в активную творческую работу. В 1936 г. выходит самая популярная книга Тарле "Наполеон", вскоре другой широко известный труд — "Нашествие Наполеона на Россию". Следует отмстить, что здесь впервые в советской историографии война 1812 г. трактовалась как отечественная. С этого времени тема борьбы россиян с агрессорами становится одной из центральных в творчестве историка. Проблемы внешней политики в начале XIX в. нашли отражение в работе Тарле "Талейран". Ряд глав написал он для трехтомной "Истории дипломатии".

В годы Великой Отечественной войны и в первое послевоенное десятилетие выходят монографии Тарле "Крымская война", "Семерная война и шведское нашествие па Россию", четыре книги по истории русского флота, фрагменты исследования "Внешняя политика России при Екатерине II", биографии М. И. Кутузова, П. С. Нахимова, С. Ю. Витте и др. В своей работе Тарле стремился использовать максимум архивных документов, справедливо полагая, что они составляют "надежный фундамент для здании исторического исследования". Отличительными чертами Тарле-ученого являлись исключительная эрудиция и литературное мастерство. Неизменным успехом пользовался Тарлелектор. По многим отзывам, после В. О. Ключевского он не имел себе равных.

Дальнейшее развитие в историографии получило изучение проблем периода капитализма и империализма. Так, в монографии С. Г. Струмилина о черной металлургии в России наибольший интерес представляют главы, посвященные XIX — началу XX в. Ряд авторов (Г. Н. Бибиков, П. Г. Рындзюнский) исследовали внутренние процессы в деревне в условиях разложения феодализма и формирования капиталистических отношений. Достижением историографии тех лет стало изучение жизни и творчества деятелей освободительного движения: А. II. Радищева, А. И. Герцена, Н. П. Огарева, Н. Г. Чернышевского, II. А. Добролюбова, Д. И. Писарева. Е. Д. Черменский в монографии о буржуазии и царизме в годы первой русской революции впервые исследовал генезис буржуазных партий, процесс оппозиционности либеральной буржуазии.

Советский период отечественной истории разрабатывался в историографии 30-х гг. недостаточно. Несмотря на наличие сравнительно большого количества трудов по истории Октябрьской революции и гражданской войны, о первых мероприятиях пролетарской диктатуры в промышленности и сельском хозяйстве, о стахановском движении в процессе индустриализации (только в 1935—1940 гг. Стаханову и его почину было посвящено 4643 работы), все эти проблемы в силу догматизации исторической науки не получили глубокого освещения. Особое внимание историки уделяли сюжетам, связанным с ролью Сталина в революции и гражданской войне. Так, детально "исследовалась" его деятельность в ходе обороны Царицына и на северном фланге Восточного фронта. При этом реальные факты подменялись мифологемами. "В самые трудные моменты в жизни молодого государства в период гражданской войны, — писал, например, Е. М. Ярославский, — товарищ Сталин становится организатором снабжения продовольствием всего населения, а затем организатором и полководцем Красной Армии и проявляет в этом деле гениальнейшие способности".

Определенный научный интерес представляют работы 1930-х гг. о Советах как органах государственной власти. Эти вопросы исследовали В. Н. Аверьев, А. М. Панкратова и др. В ряде книг и статей были отражены события гражданской войны и иностранной интервенции в отдельных регионах страны.

В конце 1930-х гг. в Институте истории началась подготовительная работа по созданию многотомных "Истории СССР" и "Всемирной истории". При Отделении истории и философии АН СССР создается Комиссия но проблеме этногенеза, задачей которой было изучение происхождения народов и борьбы против фашистской фальсификации в этой области. В 1939 г. Институт истории АН СССР выпустил сборник "Против фашистской фальсификации истории".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>