Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

18.2. Теоретико-методологический уровень исторической науки

В конце 1960-х — первой половине 1980-х гг. усилия историков были сосредоточены па разработке общетеоретических и методологических проблем всемирно-исторического и оте- чественного исторического процессов. Однако их изыскания характеризовались повторением одних и тех же марксистских положений, связанных с общественно-экономическими формациями, классовой борьбой, революцией, диктатурой пролетариата, действием экономического фактора. При этом ученые доказывали передовой характер марксистских исследований и несостоятельность буржуазной методологии истории.

Положительным явлением стало укрепление связи между историей и другими общественными науками — философией, социологией, экономическими науками. Это способствовало созданию исследований в "пограничных областях", взаимному обогащению общественных наук, методов их изучения.

Определенное воздействие па советскую историческую науку оказывала зарубежная историография. В СССР существовала система закупок зарубежной литературы, но она аккумулировалась в основном в спецхранах. Допущенные к ней историки специализировались на критике зарубежных концепций отечественной истории (В. И. Салов, Г. 3. Иоффе, Ю. И. Игрицкий, Б. И. Марушкин, Н. В. Романовский и др.).

Тем не менее, издание в СССР произведений авторитетных представителей школы "Анналов" М. Блока, Ф. Броделя, Ж. Дюби, Ж. Ле Гоффа, западных структуралистов М. Фуко, К. Леви-Стросса, Р. О. Якобсона, работы Г. Хакена по проблемам синергетики, М. Вебера имело важное значение. Советские историки Ю. Н. Афанасьев, Ю. Л. Бессмертный, А. Я. Гуревич, В. М. Далии, М. Н. Соколова, анализируя творчество французской "новой исторической науки", груды других зарубежных авторов в соответствии с требованиями того времени, показывали, к чему могут привести эклектизм, гипертрофированная квалификация, увлечение психоанализом, исторической антропологией, и через эту критику знакомились с новейшими методами исторического исследования.

Под влиянием западной науки, представители которой подходили к исследуемым объектам как к целостной системе, обладавшей определенной структурой, и применяли для ее изучения различные методы, получившие название системно-структурного анализа, отечественные историки стали использовать методы моделирования исторических процессов, разрабатывать новые пути исследования массовых исторических источников с применением электронно-вычислительной техники и т.п.

В 1968 г. И. Д. Ковальченко создал Комиссию по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях при Отделении истории АН СССР и руководил ей до 1995 г. Комиссия выпустила семь сборников, посвященных различным вопросам использования математических методов в исторических исследованиях. С 1979 г. на историческом факультете МГУ действовал семинар "Количественные методы в исторических исследованиях". В 1979 и 1981 гг. были проведены советско-американские симпозиумы по применению количественных методов в исторической науке. Особенно востребованными они были в исследованиях по социально- экономической и социально-политической истории России Нового и Новейшего времени. В разработку квантикативной истории включились исследователи Киева, Ростова-на-Дону, Баку, Горького, Тбилиси, Таллинна, Днепропетровска и других городов СССР.

В 1984 г. вышло учебное пособие "Количественные методы в исторических исследованиях" под редакцией И. Д. Ковальченко. Успешно работал в области новых информационных ресурсов и технологий в исторических исследованиях Л. И. Бородкин.

Историки, применявшие количественные методы, предпринимали шаги к использованию моделирования исторических явлений и процессов. И. Д. Ковальченко писал, что в историческом исследовании в той или иной степени используются три типа моделей: отражательно-измерительная, альтернативно-гипотетическая и альтернативно-симуляционная. Советские ученые были готовы к построению моделей первого типа, допускали использование моделей второго типа, но к третьему типу относились негативно. Руководствуясь выводом, что история не знает сослагательного наклонения, они отвергали поиск "мнимых альтернатив", не основанных на реальном ходе развития или его возможных тенденциях.

Примером реализации модели второго типа можно считать работу Н. Е. Носова. Он поставил вопрос о существовавшей, но не реализовавшейся возможности развития России по пути сословно-представительной монархии, а не безграничного самодержавия.

В 70—80-е гг. XX в. произошло дальнейшее развитие "тартуско-московской семиотической школы", нацеленной на формирование нового подхода к изучению истории культуры. К исследованию этой проблемы подключились специалисты, занимавшиеся изучением, в первую очередь, зарубежной древней и средневековой истории (А. Я. Гуревич, М. А. Барг, С. С. Аверинцев, Л. М. Баткин, А. II. Каждан, Г. С. Кпабе) и историей России (Н. Я. Эйдельман). Принципы отечественного структурализма в изучении культуры наиболее полно воплощены в двухтомной энциклопедии "Мифы пародов мира" (1980).

Применение новых методов в историческом исследовании стимулировало развитие источниковедения, повысив требования к достоверности и репрезентативности конкретно-исторически х данных.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>