Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Раздел V. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА КОНЦА XX - НАЧАЛА XXI ВЕКА

Глава 19. "ПЕРЕСТРОЙКА" И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА 80-Х - НАЧАЛО 90-Х ГОДОВ XX ВЕКА

В годы "перестройки" в развитии исторической науки появились новые черты, были выработаны новые подходы к освещению традиционных вопросов и поставлены новые исследовательские проблемы. Внутри периода "перестройки" некоторые историографы выделяют два этапа. Сначала обновление исторических знаний приобрело форму пересмотра устаревших оценок, выявления "белых пятен" и "фигур умолчания", преодоления сталинского наследия в науке; затем, на рубеже 1980—1990-х гг., проявляются творческий и организационный кризис исторической науки.

19.1. Писатели и публицисты об истории

Большое влияние на историческую науку в условиях "перестройки" оказали писатели и публицисты главным образом из поколения "шестидесятников". Публикация их произведений, многие из которых были написаны еще в годы хрущевской "оттепели", стала возможной после объявления "гласности". В книгах, пьесах, журнальных публикациях А. Бека, В. Белова, Д. Гранина, В. Дудинцева, С. Залыгина, Б. Можаева, А. Рыбакова, А. Приставкина, Ю. Трифонова, М. Шатрова высказывались новые идеи, оценки, принципы подбора исторического материала. "Шестидесятники" поднимали завесу над закрытыми в прошлом сторонами жизни общества, страницами его истории. Можно спорить об адекватности оценок исторических событий, степени профессионализма в описании исторических фактов, тем не менее, писатели, несомненно, обновили историческое знание. Именно они обратили внимание общества па "белые пятна" в истории и выдвинули собственные гипотезы в их объяснении. Центральной проблемой произведений был культ личности Сталина и на и связанные с ним негативные аспекты истории страны.

Журналы "Огонек", "Октябрь", "Дружба народов", "Новый мир", "Знамя", газеты "Московские новости", "Аргументы и факты" публиковали произведения авторов, считавшихся в сталинский и брежневский периоды инакомыслящими: А. Ахматовой, М. Булгакова, В. Гроссмана, К. Замятина, Б. Пастернака, Б. Пильняка, Д. Платонова, Л. Твардовского. Большой популярностью пользовались произведения писателей, побывавших в ГУЛАГе (Е. Гинзбург, А. Жигулин, В. Шаламов), писателей-эмигрантов (В. Аксенов, Г. Владимов, В. Войнович, А. Зиновьев, В. Набоков, В. Некрасов, А. Солженицын), дневники и биографии репрессированных в период сталинизма (М. Рютин, Ф. Раскольников). Знакомство с ними способствовало развитию в обществе негативного отношения к "казарменному" социализму.

Авторы не были едины в оценках истории России. Некоторые из них в своей критике недостатков советской истории не выходили за рамки "перестроечной" идеологии, другие отстаивали идею, что советский социализм был изначально несостоятелен и губителен для народа. Выделялись своими суждениями представители национально-патриотического направления, они выступали подчеркнуто с внеклассовых позиций и отстаивали идею "русской исключительности", которой угрожал неожиданно ворвавшийся в Россию процесс вестернизации. Наибольшим авторитетом среди представителей творческой интеллигенции пользовались писатели В. Солоухин, В. Белов, В. Распутин, Ю. Бондарев, В. Пикуль, художник И. Глазунов и др. В журналах "Молодая гвардия", "Наш современник", "Москва" осуждалась критическая направленность публикаций в отношении советской истории, авторов обвиняли в посягательстве на "принципы", на которых держалось советское общество. Своеобразный манифест оппонентов "перестройки" — письмо II. Андреевой "Не могу поступиться принципами", опубликованное в 1988 г. в газете "Советская Россия".

Неприятие западного влияния постепенно трансформировалось в идею о наличии векового "масонского заговора" против России, преследующего цель превращения ее в сырьевой придаток и духовного раба Запада. Писатели-"патриоты" воспевали исключительный и всепобеждающий русский характер. Крайним выражением национал-патриотизма стала деятельность общества "11амять", лидер которого Д. Васильев во всем происходящем видел происки, описанные в "Протоколах сионских мудрецов".

Публицистика на исторические темы постепенно превратилась в жанр, наиболее востребованный после художественной литературы читающей публикой, желавшей познакомиться с историей Отечества. На слуху были имена Л. Бовина, Ф. Бурлацкого, Л. Ваксберга, Н. Ивановой, Ю. Карякина, И. Клямкина, О. Лациса, Г. Лисичкина, Л. Нуйкина, Л. Пияшевой, В. Сслюнина, А. Стреляного, Ю. Черниченко. Политические и экономические темы часто обсуждали профессиональные ученые Л. Абалкин, О. Богомолов, II. Бунич, Т. Заславская, I'. Попов, Г. Шмелев. Они откровенно говорили о своем отношении к советской истории и советскому строю. Боевой клич исторической публицистики выражался словами: "В истории не должно быть белых пятен!" Под "белыми пятнами" понимались фальсифицированные или сознательно скрытые факты прошлого, без которых правдивая история была просто невозможна.

Публицисты стремились осмыслить и развенчать проявления командно-административного социализма. Г. Попов, опираясь на роман А. Бека "Новое назначение", дал развернутую характеристику административно-командной системы, функционировавшей не только во времена Сталина, но и во время "застоя". Пьесы драматурга М. Шатрова "Брестский мир" и "Дальше... дальше... дальше" вызвали полемику об альтернативах исторического развития. Ю. Буртин, И. Клямкин, О. Лацис, А. Нуйкин, В. Кожинов рассуждали о судьбе России.

В исторической публицистике поначалу преобладала тема, связанная со Сталиным. Это и понятно: ее развивали "шестидесятники" — люди, чья совесть и сознание были разбужены XX съездом КПСС. Однако постепенно в адрес Сталина стала звучать более беспощадная критика. Раскрывались его личное участие в массовых репрессиях, насильственная коллективизация, преступная деятельность Ягоды, Ежова и Берии. Разоблачение Сталина сопровождалось выявлением и реабилитацией большого количества безвинных жертв режима. Студент МГИАИ Д. Юрасов составил картотеку репрессированных, насчитывавшую несколько десятков тысяч имен. Процесс их реабилитации был поддержан "сверху": в ЦК КПСС создали специальную комиссию во главе с секретарем ЦК А. II. Яковлевым.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>