Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

20.4. Методологическая революция

Кардинальные изменения произошли в области методологии истории. Во всех бедах отечественной историографии обвинялась марксистско-ленинская методология истории, от которой следовало полностью отказаться из-за ее неспособности выполнять роль инструмента познания. Прозвучавший в начале 1990-х гг. призыв к свершению "методологической революции" обусловил активный поиск принципиально новых теоретико-методологических основ исторической науки. Смысл "методологической революции" нередко сводился к замене одной универсальной теории, в качестве которой выступал в советское время марксизм, на другую, не менее универсальную теорию.

Из тех, кто выступал против марксизма-ленинизма, одни историки активно противопоставляли ему "очищенный" от догм марксизм, другие — отрицали значение марксизма в целом. Под влиянием критики сторонники материалистического понимания истории вносили коррективы в свои концепции, однако сдавать позиции не собирались. Некоторые исследователи подчеркивали, что цивилизационный и формационный подходы различаются только задачами изучения исторического процесса. По мнению Ю. И. Семенова, объяснить произошедшее в России XX в. можно лишь при условии использования методов марксистской социологии, в частности, концепции "азиатского способа производства".

Суть цивилизационного подхода, как принципа объяснения истории, разъясняли М. А. Барг, А. М. Дубровский, А.П. Ерыгин, М. Д. Карначев, Л. И. Новиков, Л. И. Ракитов, Н. Б. Селупская, Е. Б. Черняк, Л. А. Чижов и др. Имели место попытки применить его к истории России в целом (С. В. Кулешов и А. Н. Медушевский, Л. И. Семенникова), чтобы показать особенности ее развития. Однако среди сторонников цивилизационного подхода к истории отсутствовало единое мнение по вопросу, к какому типу цивилизации относится Россия.

Существовала точка зрения, что Россия с самого начала своего развития была неотъемлемой частью западной цивилизации и лишь приход к власти большевиков свернул ее с магистрального пути. Обосновывалась эта мысль в работах политологов и историков В. В. Ильина, И. II. Ионова, Б. Г. Капустина, А. С. Панарина и других авторов. Их противники из различных политических лагерей доказывали, что Россия не приемлет ценностей западного мира, поскольку относится к другому типу цивилизаций. Звучали предложения отнести Россию к странам восточного типа. В работах

A. Г. Гельбраса, В. С. Мясникова и других ученых подчеркивалось, что в истории России неоднократно предпринимались попытки включения страны в европейскую жизнь: принятие христианства, реформы Петра 1 и тли, но все они заканчивались неудачей. В советский период страна превратилась в обычную восточную деспотию во главе с тираном — партийным вождем. В настоящее время российские политики должны взять за образец развития коммунистический Китай, сделавший в 1980—1990-е гг. в результате реформ Дэн Сяопина невиданный экономический рывок.

Многие исследователи разделяли евразийскую концепцию об особой российской цивилизации. Р. Евзеров, В. В. Козловский, А. Панченко, В. Б. Пастухов, О. А. Платонов, П. Савкин,

С.Хоружий писали о связи культуры и жизни народа с географической средой, о том, что Россия отличается как от Запада, так и от Востока. Они пытались представить ее как "замкнутый океан-континент", особую самобытную цивилизацию. Были и такие авторы, кто рассматривал Россию как "цивилизованно неоднородное общество", "расколотую", "кочующую" цивилизацию.

Определенное распространение получил модернизационный подход. Его сторонники Б. С. Ерасов, Н. Н. Зарубина, Г. Зиборов, П. Кандель, В. В. Козловский, В. А. Красильщиков, Г. Л. Купрянин, А. Рябов, Н. Б. Селунская, В. В. Согрин, А. И. Уткин, В. Г. Федотова, акцентируя внимание на различных модернизационных теориях, разработанных западными исследователями, показывали возможность применения их к объяснению некоторых периодов истории России.

В 1993 г. состоялось обсуждение особенностей развития российской модернизации. Как показала дискуссия, обществоведы понимали модернизацию как комплексный процесс, охватывавший все стороны общественной жизни: экономическую, социальную, политическую, культурную, в результате которого менее развитые общества приобретают черты более развитых. Многие ученые определяли модернизацию как переход от традиционного общества к индустриальному или постиндустриальному.

Среди сторонников теорий модернизации одни интерпретировали историю, основываясь на формационном подходе, другие — на цивилизационном. Призывая использовать теорию модернизации, ее приверженцы объясняли, что она "идеологически более нейтральна", чем формационный и цивилизационный подходы.

Раздавались голоса о применении альтернативного подхода к российской истории, помогающего понять всю ее многомерность. Если в "перестроечное" время речь шла в основном лишь об альтернативах, возникших в ходе революций 1917 г., и альтернативах сталинизму, теперь встал вопрос о либеральной альтернативе развития России. С точки зрения исторических альтернатив рассматривались варианты объединения русских земель в XIV—XVI вв. и других периодов отечественной истории.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>