Полная версия

Главная arrow История arrow Историография истории России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

21.5. Проблематика научных исследований

Проблематика исследований в современной историографии охватывает все периоды и проблемы отечественной истории. Ныне историческая наука характеризуется тем, что ученые опираются на знания, которые были накоплены в дореволюционной, советской, российской эмигрантской и зарубежной историографии. Достижения историков в изучении конкретных проблем отечественной истории рассмотрены в ряде историографических работ. Остановимся на тех сюжетах, которые отличают историческую науку в России па рубеже XX—XXI вв.

Изучение дореволюционной истории России

Активно развивается в новейшей историографии изучение истории Древней Руси и русского феодализма (А. А. Горский, В. А. Кучкин, Н. М. Рогожин и др.), истории славян и кочевого мира (Б. Н. Флоря), дипломатики (С. М. Каштанов). Впервые в отечественной историографии комплексно исследована история колоколов и колокольного производства средневековой Руси, начиная с их появления вскоре после принятия христианства и до конца XVII в. (А. Ф. Бондаренко). Указом Президента РФ В. В. Путина присуждена премия в области науки и инноваций за 2012 г. молодому ученому А. С. Усачеву за вклад в изучение древнерусской книжности XVI в.

Одной из ведущих проблем, которая проходит через всю отечественную историю, является тема власти. Изучение феномена власти выделилось в последние годы в самостоятельное направление политической истории. Если в первой половине 1990-х гг. историки изучали политические процессы через противопоставление революционного и реформаторского путей, акцентируя внимание на консервативной и либеральной идеологических системах, то политический плюрализм в современном российском обществе заставляет исследователей изучать весь спектр идеологических течений в России: консервативных, либеральных, социалистических и леворадикальных. В работах последних лет анализируются история власти, ее механизмы и технологии.

Внимание ученых привлекает российская государственность. Историки рассматривают представительские учреждения в России с древнейших времен до начала XX в. как элементы рождающейся новой цивилизации, как модели будущего переустройства России на антиабсолютистских, а позднее и демократических началах. Объектом анализа стали демократические традиции древности, восходящие еще к догосударственному периоду, Новгородская республика, учреждения Московского царства, земские соборы, Уложенная комиссия, земские учреждения, Дума и многое другое (В. Л. Янин, И. Я. Фроянов, А. Ю. Дворниченко, Ю. В. Кривошеев и др.).

Столь популярная в первой половине 1990-х гг. проблема имперской составляющей российской государственности в современной историографии осмысливается отечественными и зарубежными учеными как сложная и многоуровневая проблема, затрагивающая не только характер государственности, но и менталитет населения России. Журнал "Родина" провел длительную дискуссию на тему "Мы в империи. Империя в пас". В рамках российско-американского проекта разрабатывались различные аспекты имперской проблематики: история административного управления окраинами Российской империи, имперских элит и т.д.

В связи с дискуссиями об имперском характере Российского государства по-новому характеризуется проблема присоединения различных пародов к России и их последующего существования в рамках империи. Отброшен апологетический подход к проблеме, историки пишут о различных путях вхождения народов в состав Российского государства, указывая как на действительно имевший место добровольный характер присоединения, так и на насильственный путь. Анализируются различные формы вхождения народов, показываются позиции верхов и низов общества в этом вопросе, система управления национальными окраинами России. Остро дискуссионными являются перипетии взаимоотношений России с северокавказскими народами в XIX в., особенно в период Кавказской войны.

С новых позиций рассматривается история внешней политики России. Вышло пятитомное издание "История внешней политики России" с конца XV до начала XX в. Актуальной темой в условиях глобализации, происходящей ныне в мире, является исследование российского европеизма (А. О. Чубарьян).

С позиций "новой социальной истории" изучаются сословия и социальные группы России. Социальная история приобрела характер культурной истории, акцентируя внимание не на решении конкретной проблемы, а на выявлении отношения историка к ней. Интерес исследователей был перенесен с изучения общества на исторические феномены и механизмы самоидентификации, развитие способности к личностному восприятию тех или иных культурных отношений.

В отличие от отечественной социологической традиции структурирования общества по функциональному имущественному признаку, современные "крестьяноведы" исследуют, какие обязательства в рамках деревенской общности несет крестьянин, чем определяется различие между бедностью и богатством. В исторической науке сложились два направления в изучении российского крестьянства: первое во главе с В. П. Даниловым декларирует актуальность крестьяноведческих подходов и междисциплинарных методов в исторических исследованиях; второе, возглавляемое А. П. Корелиным, настаивает на достаточности традиционных методик для описания российского крестьянства.

В области крестьяноведения историки достигли значительных успехов. Книга Л. В. Милова "Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса" была удостоена Государственной премии РФ за 2000 г.

Леонид Васильевич Милов (1929—2007) внес весомый вклад в изучение отечественной истории, источниковедения, палеографии, количественных методов в исторических исследованиях. В центре внимания ученого на протяжении всего творческого пути находились аграрная история русского средневековья, древнерусское право, генезис капитализма в России, проблемы социально-экономической истории страны. В золотой фонд отечественной историографии вошли его "Исследование об “Экономических примечаниях” к Генеральному межеванию (к истории русского крестьянства и сельского хозяйства второй половины XVIII — начала XIX вв.)" (1965); монографии, написанные в соавторстве: "Всероссийский аграрный рынок XVIII— начала XX вв." (1974), "Тенденции аграрного развития России первой половины XVII столетия (источник, компьютер и методы исследования)" (1986), "От Нестора до Фонвизина: Новые методы определения авторства" (1994) и др. Выдающиеся заслуги ученого получили широкое признание. В 1990 г. он был избран членом-корреспондентом АН СССР (РАН), а в 2000 г. — академиком РАН.

Наряду с аграрной тематикой, успешно во второй половине 1990-х — начале 2000-х гг. развивалось исследование многих других проблем российской истории. Так, па смену истории рабочего класса, столь популярной в советской историографии, пришла "рабочая" история. Авторы, занимающиеся этой проблематикой, стремились выявить все существующие в обществе социальные группы, уточнить конкретные связи между ними, зафиксировать общественное положение, нрава и обязанности, статус и престиж индивидов и социальных организаций.

Серьезные изменения претерпели исследования истории Русской православной церкви, других религиозных конфессий. Это направление развивали светские (О. К). Васильева, П. А. Кривова, М. И. Одинцов, Т. А. Чумаченко) и церковные историки (митрополит Климент (Капалин), протоиерей Владислав (Цыпин), игумен Дамаскин (Орловский), священник Георгий (Ореханов)). В последнее время в ходе острой дискуссии обсуждается вопрос о необходимости формирования конфессиональной составляющей в историческом сознании жителей России.

Широко распространяется взгляд па Россию XX в. как на целостный (нерасчлененный) период отечественной истории. Для его изучения применяются "сквозные" темы ("аграрная революция", "незавершенная революция", "столетняя революция" и др.), которые пронизывают дореволюционный и послереволюционный периоды. Вызывает интерес исследование демографических процессов па протяжении всего XX столетия, что позволило уточнить и впервые озвучить цифры потерь российского населения в результате таких катаклизмов, как Первая мировая война, революция и гражданская война; коллективизации, раскулачивание и голод начала 1930-х гг.; политические репрессии 1930-х — начала 1950-х гг.; Великая Отечественная война и голод середины 1940-х гг.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>